Завышенная самооценка и эгоизм

Эгоизм в обычном понимании

Эгоизм (от лат. ego — я) — ценностная ориентация субъекта, характеризуемая преобладанием в его жизнедеятельности своекорыстных личных интересов и потребностей безотносительно к интересам других людей и социальных групп. Проявлениям эгоизма присуще отношение субъекта к другому человеку как к объекту и средству достижения своекорыстных целей. Развитие эгоизма и превращение его в доминирующую направленность личности объясняется серьезными дефектами воспитания. Если тактика семейного воспитания объективно направлена на закрепление таких проявлений, как завышенная самооценка и эгоцентризм личности ребенка, то у него может сформироваться стойкая ценностная ориентация, при которой принимаются в расчет лишь его собственные интересы, потребности, переживания и пр. В зрелом возрасте подобная концентрация на собственном Я, себялюбие и полное равнодушие к внутреннему миру другого человека или социальной группе может привести к отчуждению как переживанию субъектом одиночества во враждебном ему мире. Во многих психологических и этико-психологических концепциях эгоизм необоснованно рассматривается как врожденное свойство человека, благодаря которому якобы обеспечивается защита его жизнедеятельности. В обыденном словоупотреблении эгоизм выступает как противоположность альтруизму. Разведение на противоположные полюсы эгоизма и альтруизма отражает изначальное неправомерное противопоставление Я и ОНИ, как якобы единственно возможное. Исторически прогрессивная тенденция связана со снятием антагонизма Я и ОНИ объединяющим началом Мы: то, что делается человеком для других, в равной мере полезно и ему и другим, поскольку это полезно для общности, которой он принадлежит. Таким образом, если иметь в виду социально-психологические закономерности поведения личности, то альтернатива «или эгоизм, или альтруизм» оказывается ложной. Подлинную альтернативу эгоизма и альтруизму составляет идентификация коллективистская.

"Эгоизм" — ругательное слово. Так уж повелось, потому что каждый считает себя лучше других, но не каждый способен себе в этом признаться. Одни эгоисты склонны обзывать эгоистами других эгоистов за то, что они эгоисты, не замечая при этом, что, таким образом, осуждают себя. Обычно под "эгоизмом" понимают "эгоизм" в узком смысле этого понятия — так называемый "грубый эгоизм", основополагающим принципом которого является: для себя в ущерб другим.

Альтруизм — тоже эгоизм. Утверждать, однако, что быть эгоистом плохо — то же самое, что заявлять, что жить аморально, ведь всё, что мы делаем, мы делаем только потому, что этого хочет наше "я" (эго). "Для себя" — вот основополагающий принцип эгоизма. И не важно — в ущерб ли интересам других (грубый эгоизм) или, наоборот, для ублажения их эгоизма (альтруизм).

Термин "альтруизм" выдумал основатель социологии Огюст Конт (1798-1857), как противоположный по смыслу термину "эгоизм". На первый взгляд может показаться, что в противоположность эгоистическому принципу "для себя" основным принципом альтруизма является: "для других" — только для других и при этом ничего для себя или даже в ущерб себе. Но ведь так не бывает, товарищи. Что бы мы ни совершили, мы это сделали только потому, что стремились получить взамен что-то более ценное — деньги, медаль или доброе слово, а может быть просто удовлетворение от поступка.

Трудно сказать, кто получает больше удовольствия — карманный вор от удачно свистнутого кошелька или член Ордена милосердия оттого, что приютил у себя дома два десятка беженцев — оба ублажают свое "я". Если кто-то старается для других, то при этом в первую очередь старается для себя. Мы помогаем утопающему не потому, что хотим помочь, а потому, что хотим почувствовать себя спасителями. Если бы нам ничего не хотелось, то мы бы ничего и не совершали. Классический альтруист — благородный, благодарный, самоотверженный джентльмен с улыбкой до ушей — тоже чего-то хочет для себя в обмен на свои добрые дела. Чего же? А хотя бы морального удовлетворения.

students-library.com

Значение цифр даты рождения и их влияние на характер: точность 95–97%

Ведущие специалисты по нумерологии уверены, что на характер человека сильное энергетическое влияние оказывает число, в которое он появился на свет.

Оно наделяет его особыми качествами и приносит удачу на протяжении всей жизни. Узнав значение цифр, можно понять какие черты преобладают в вашей личности.

Расшифровка значения каждой цифры

1. – Независимость, большие организаторские способности и задатки лидера. Отрицательные черты – эгоизм, слишком завышенная самооценка.

2. – Люди, рожденные второго числа, становятся идеальными родителями, они добры и отзывчивы. Минус – застенчивость.

3. – Сильно развитое чувство сострадания, творческий взгляд на жизнь, чувство юмора. Отрицательная черта – депрессивность в определенные этапы жизни.

4. – Ответственность и надежность, деловая хватка. Минус – излишний азарт.

5. – Жажда свободы и новых знаний, гуманитарный склад ума. Отрицательное качество – желание получить все и сразу.

6. – Честность и верность, семья у «шестерок» всегда на первом месте. Минус – сильная ревность.

7. – Мудрость и ясный ум, невероятное везение по жизни. Отрицательные качества – излишний сарказм, конфликтность.

8. – Власть, умение убеждать, амбициозность. Минус – в некоторые моменты чрезмерная жестокость.

9. – Значение цифры 9, означает сентиментальность. Отрицательные качества – излишнее транжирство.

10. – Эти люди живут просто, не ищут сакрального смысла, берут, то, что лежит на поверхности. Минус – отсутствие четких жизненных целей.

11. – Милосердие, духовное развитие, стремление к самосовершенствованию. Отрицательное качество – эмоциональная неустойчивость.

12. – Оптимизм и энергичность, предназначение – менять мир в лучшую сторону. Минус – излишняя доверчивость.

13. – Число постоянных изменений, загадочные люди, которые часто меняют жизненную концепцию. Минус – лень.

14. – Страсть и любвеобилие. Отрицательные качества – вспыльчивость, агрессивность, ветреность в отношениях.

Чтобы прочитать статью до конца, перейдите на вторую страницу

iqfor.me

Завышенная самооценка и эгоизм

угрожать моей безопасности и идентичности

Завышенная самооценка и переоценивание самого себя

Самовозвышение служит сохранению и повышению самооценки.

Если человек оценивает себя очень высоко, то это совсем не обязательно значит, что он переоценивает себя. Возможно, человек действительно обладает некими выдающимися качествами и другие люди весьма высоко его ценят. Или он имеет очень позитивную картину мира и оценивает высоко не только и не столько себя самого, сколько всех людей.

Переоценивание самого себя — это весьма распространенное явление. Объективные причины этого заключаются в том, что человеку легче дается объективно видеть и оценивать других людей, чем самих себя. Поэтому других люди оценивают, как правило, честнои нелицеприятно, самих же себя — по некой щадащей схеме. Но не всегда можно понять, делается ли это по той причине, что человек хочет лучше выглядеть в глазах других, или он действительно заблуждается в реальной самооценке.

Самовозвышение может, таким образом, трактоваться как неточное самовосприятие. Особо склонны к этому люди, которые ранее были не на высоте, и те, которые ориентируются на высокие результаты. Те, кто себя преоценивает, более вовлечены в дело и более самолюбивы и тщеславны, чем другие члены группы, которые себя недооценивают. Для самолюбивых людей крайне важно решить задачу, добиться поставленных целей. Все успехи они склонны приписывать своим собственным заслугам (а поражения — внешним факторам). Их настроение после успешного решения задачи будет выше, чем у тех, кто себя недооценивает.

В то же время люди с чрезмерно высокой самооценкой считают приложение усилий к выполнению заданий не столь выжным. И они отказываются от кажущихся недостижимыми целей по принципу знаменитого персонажа басни «Лиса и Виноград»: слишком высоко висящие аппетитные грозди лиса назвала зелеными и кислыми, тем самым избавив себя от необходимости пережить поражение в погоне за лакомым кусочком.

В целом, люди, себя переоценивающие, склонны в краткосрочном плане к выигрышу в виде утоленного тщеставия, а в долгосрочном плане — к разочарованиям (в результате неудач в силу нереалистичной оценки своих возможностей), относительному снижению самооценки и снижению азарта по достижению целей.

В. Кван с соавторами отмечал в своей работе, что самооценка базируется на стиле оценки и реальных способностях (качествах) человека. То есть важны точность самовосприятия и объективность социального сравнения (как воспринимает себя сам человек, и как видят его другие).

Переоценкой самого себя можно, таким образом, считать все аспекты самооценки, которые выходят за пределы реального социального сравнения и объективных качеств человека. То есть к переоценке самого себя можно отнести как самооценку более позитивную, чем оценку человека другими людьми, так и самооценку более высокую, чем оценку, которую человек дает другим людям («я лучше, чем другие, и лучше, чем меня считают другие»).

Переоценка самого себя в вышеприведенном определении не будет зависеть от качества социальных связей (то есть, человек, переоценивающий себя, не будет состоять в луших или худших отношениях с другими людьми, чем другие члены группы), но будет отрицательно зависеть от способностей человека решать конкретные задачи: человек с завышенной самооценкой будет хуже выполеять задание, чем другие члены группы.

Люди честолюбивые и ориентированные на успех будут поначалу заражать своим примером других членов группы, поскольку выглядят поначалу в их глазах как компетентные и заслуживающие доверия. С течением времени оказывается, что эти позитивные качества завышены. Наружу выходит истиное лицо человека, описанные выше негативные качества.

В долгосрочном плане такие люди действуют на других, скорее, подавляюще и раздражающе. Этому способствует также то, что люди, склонные к самовозвышению, отличаются переоцениванием своих результатов и недооценкой результатов других членов группы. Поэтому нередко самовосхваление идет рука об руку с возможными конфликтами в группе. Ведь партнер по группе будет недооценен, и ему не будет воздано по заслугам. В целом, командный климат страдает от такого поведения отдельных ее членов (особенно руководителей), и мотивация группы будет снижаться.

Повышению самооценки может нередко способствовать и самовозвышение за счет недооценивания других людей или наклеивания на них негативных ярлыков. Однако такой способ достижения самоутверждения («Я ЛУЧШЕ, ЧЕМ ДРУГИЕ») все же менее распротсранен, чем простое переоценивание своих способностей и качеств.

ЗАВЫШЕННАЯ САМООЦЕНКА КАК ФАСАД И ЗАВИСИМОСТЬ ОТ ВНЕШНИХ ИСТОЧНИКОВ

Как правило, завышенная самооценка играет защитную роль, поскольку за фасадом самоуверенности прясется порой жуткая неверенность. Таким образом, можно различать истинное (базовое) чувство собственного достоинства и наносное (заработанное). В последнем случае человек убежден, что он должен своими усилиями получить составляющие своей положительной самооценки. Иными словами, человек ориентируется при этом не на внутренние основы самоценности, а на внешние ее источники (например, статус, работа, семейная ситуация, деньги, автомобиль). Это, как мы уже выше рассматривали, чревато немалыми опасностями. Ведь зависимость от любого внешнего источника своей самоценности означает угрозу того, что при «пересыхании» этого источника значительный фрагмент самоценности попросту исчезнет. Рузультат — тяжелые депрессивные реакции.

Так, многие люди крайне зависимы от других в силу разных внутренних установок и потребностей. Например, некоторые хотят нравиться другим, нуждаются в ощущении любви и поддержки со стороны другого (угроза неодобрения, прекращения отношений может означать полный крах чувства самоценности). Иные люди могут и не интересоваться такими «сентиментами», как любовь, поскольку ориентируются на самих себя в достижении своих целей, независимы от контроля со стороны других, но используют других как средство для достижения своих целей. Однако такие люди все же нередко зависят от признания и восхищения со стороны других (и малейшая критика может показаться им катастрофой).

То есть как индивидуализм, так и ориентация на других могут быть источниками кризисов самоценности и результирующей депрессии. Но если индивидуаличты чаще подвержены таким кризисам в молодом возрасте, то ориентированные на других — в любом возрасте. В целом же, индивидуализм является скорее положительным фактором, играя амортизирующую роль при различных стрессах и межчеловеческих конфликтах.

Патологический НАРЦИССИЗМ проявляет себя, в частности, в крайней переоценке своих качеств. Таким людям свойственны фантазии величия, с одной стороны, и подавленные чувства неполноценности, с другой стороны. Они отличаются уверенностью в собственной исключительности, потребностью в восхищении со стороны других и недостатком способности чувствовать и понимать других.

Нарциссисты оценивают себя «лучше, чем другие», в своих личных качествах и способностях, таких как ум, открытость опыту, направленность вовне, однако не в тех качествах, которые отражают эмоции и ориентирование на отношения (совестливость, опора на моральные принципы, терпимость). Поэтому нарциисистам свойствены высокая экстравертированность низкая терпимость, крайне высокая самооценка и недооценка или негативная оценка других. Кроме того, нарциссиста отличает проблематичные модели поведения, переживания и эмоциональных реакций. То есть нарциссизм можно рассматривать как патологическую разновидность переоценки самого себя.

Конкретнее проявления патологического нарциссизма можно видеть в следующем:

  • Завышенная оценка собственных привлекательности и ума, своих вкладов в дела группы.
  • Эгоизм, злобливость, низкая способность к эмпатии (вчувствованию в других).
  • Потребность в том, чтобы ими восхищались. Их вклад в решение задачи будет резко колебаться в зависимости от внешнего признания их заслуг и качеств. В целом, в социальных отношениях (в том числе в семейных) нарциссисты предпочитают, чтобы ими лучше восхищались, чем любили.
  • В межчеловеческих отношениях нарциссисты будут использовать других людей, о верности не будет идти и речи. Их поведение будет эгоистичным, манипулятивным, властным. На ситуации, в которых они ощущают себя отвержеными другими, нарциссисты реагируют с большой яростью и агрессивностью. неменьшей страстью отвечают они и на ощущение задетой гордости, когда чувствуют угрозу своей самоценности.
  • Подробнее о НАРЦИССИЗМЕ — в специально посвященном ему разделе.

    ТРИ ВАРИАНТА ПОВЫШЕННОГО ЧУВСТВА САМОЦЕННОСТИ

    НЕСТАБИЛЬНАЯ САМОЦЕННОСТЬ может быть высокой, однако она сильно зависит от внешних источников, потому и испытывает сильные колебания в зависимости от состояния этих источников. К таким источникам могут относиться, например, признание другими или успех. К отрицательным влияниям можно отнести, например, критику, разрыв отношений или переживание неудач. При угрозе самоценности такие люди могут пооявлять ярость и реагировать агрессивно.

    ЭГОЦЕНТРИЧЕСКАЯ САМОЦЕННОСТЬ отличается тем, что люди оценивает себя очень позитивно, не замечая или игнорируя при этом свои слабые стороны. Они подают себя социально независимыми и ориентирующимися на свои собственные стандарты. Признание со стороны других, как они заявляют, для них не важно, как не важна и критика. Во взаимодействии с другими такие люди стараются во что бы то ни стало продвинуть свои интересы, достичь своих целей. Они могут быть излишне критичны по отношению к другим. Свое проблематчное поведение такой человек склонен оправдывать или переинтерпретировать.

    СТАБИЛЬНАЯ САМОЦЕННОСТЬ характеризует людей с устойчивым принятием самих себя. Собственные слабости во принимаются адекватно и не приводят к сомнению в своей ценности. Такие люди не ориентируются исключительно на такие преходящие личные качества как спортивность, привлекательность, работоспособность. Также не сильно они зависимы от успеха и признания со стороны других.

    В отношении внешних влияний и чужих мнений такие люди ни не зависимы сверх меры ни отрицают огульно значение этих внешних факторов. Они принимают и похвалу, и критику к сведению. К своим успехам и неудачам они относятся серьезно, воспринимая их как сигналы обратной связи, и не реагируя на них как на нечто разрушительное или укрепляющее гордыню. В отношениях с другими они готовы на компромиссы. Они принимают уверенно ответственность на себя и признают свою вину, если их поступок имел негативные последствия.

    www.strah-i-trevoga.ru

    Найдено 14 определений термина ЭГОИЗМ

    Представление об эгоизме содержалось в первом фундаментальном труде З. Фрейда «Толкование сновидений» (1900). В нем он не только обратил внимание на эгоистические сновидения, в которых фигурирует собственное Я сновидца, но и подчеркнул то обстоятельство, что маленькие дети чрезвычайно эгоистичны. «Ребенок абсолютно эгоистичен, он интенсивно испытывает свои потребности и неудержимо стремится к их удовлетворению – особенно же против своих соперников, других детей и главным образом против своих братьев и сестер». Одновременно З. Фрейд высказал мысль, в соответствии с которой есть основания надеяться, что еще в период детства «в маленьком эгоисте проснутся альтруистические наклонности и мораль», хотя моральное чувство пробуждается не одновременно по всей линии и продолжительность аморального детского периода у отдельных индивидуумов различна.

    В работе «О нарциссизме» (1914) основатель психоанализа затронул вопрос о соотношении чувства неудовольствия, эгоизма, любви и невротического заболевания. Определение данного соотношения предполагало выявление психологической необходимости переступить границы нарциссизма и сосредоточить либидо на внешних объектах любви. И хотя в самой работе не было проведено четкого различия между нарциссизмом и эгоизмом, тем не менее в ней была высказана мысль, что «сильный эгоизм защищает от болезни, но, в конце концов, необходимо начать любить для того, чтобы не заболеть, и остается только заболеть, когда вследствие несостоятельности своей лишаешься возможности любить».

    В «Лекциях по введению в психоанализ» (1916/17) З. Фрейд попытался ответить на вопрос, чем отличаются понятия нарциссизм и эгоизм. Он считал, что нарциссизм является либидозным дополнением эгоизма. Говоря об эгоизме, обычно имеют в виду пользу для индивида, в то время как говоря о нарциссизме, принимают во внимание и его либидозное удовлетворение. По мнению основателя психоанализа, можно быть абсолютно эгоистичным и тем не менее иметь сильные сексуальные привязанности к объектам. Такая привязанность объясняется тем, что сексуальное удовлетворение от объекта относится к потребностям. «Эгоизм будет следить тогда за тем, чтобы стремление к объекту не причинило вреда Я». Но можно быть эгоистичным и при этом очень нарциссичным, то есть иметь незначительную потребность в объекте. Тем не менее во всех этих отношениях «эгоизм является само собой разумеющимся, постоянным, нарциссизм же – меняющимся элементом».

    Противоположность эгоизма – альтруизм, который не совпадает с сексуальной привязанностью к объектам и отличается от нее отсутствием стремлений к сексуальному удовлетворению. Однако при сильной влюбленности альтруизм может совпадать с сексуальной привязанностью к объектам, что чаще всего имеет место при сексуальной переоценке его. Если к этому добавляется альтруистическое перенесение от эгоизма на сексуальный объект, то, как полагал З. Фрейд, сексуальный объект становится могущественным и как бы поглощает Я.

    Проблема эгоизма, себялюбия и любви человека к другим людям нашла отражение в исследованиях Э. Фромма (1900–1980). В статье «Эгоизм и себялюбие» (1939) и в книге «Человек для себя» (1947) он подметил расхождение между тем, что современная культура пронизана запретом на себялюбие и в то же время учение, согласно которому быть себялюбивым грешно, противоречит практическому положению дел в западном обществе, где себялюбие – мощный и оправданный стимул человека. Подобное расхождение покоится на взглядах мыслителей, усматривающих в любви к другим альтернативу любви к себе. При этом одни мыслители (Кальвин, Лютер) воспринимали любовь к себе в качестве греха, в то время как другие (Ницше, Штирнер) объявляли эгоизм, себялюбие и любовь к себе добродетелью. Немецкий философ Кант провел различие между эгоизмом себялюбия (благоговение к самому себе) и эгоизмом самодовольства (удовлетворенность самим собой). И тем не менее для многих мыслителей прошлого проблема отношения между любовью к себе и любовью к другим оставалась неразрешимой антиномией.

    Э. Фромм исходил из того, что метание между двумя догмами (эгоизм как грех, зло и как добродетель, добро) вредит процессу интеграции личности и является одним из источников душевного разлада современного человека. По его мнению, любовь к себе и любовь к другим людям не исключают друг друга. «Идея, выраженная в библейской заповеди «люби ближнего как самого себя», подразумевает, что уважение к своей собственной целостности и уникальности, любовь к себе и понимание своего Я неотделимы от уважения, любви и понимания другого человека». Но как объяснить себялюбие, которое исключает искренний интерес к другим людям? Ответ на этот вопрос несложен, если иметь в виду, что одно дело себялюбие, а другое – любовь к себе.

    По убеждению Э. Фромма, «себялюбие и любовь к себе не только не тождественны, но и прямо противоположны». Себялюбивый человек не способен любить ни других, ни самого себя. Если человек способен к плодотворной любви, он любит также и себя, а если он может любить только других, он вообще не способен любить. Несостоятельность современной культуры кроется не в принципе индивидуализма и излишнем эгоизме человека, а в искажении смысла личного интереса. Она заключается не в том, что люди слишком сосредоточены на своем личном интересе, а в том, что они недостаточно сосредоточены на интересах своего реального Я. Словом, несостоятельность современной культуры не в том, что люди слишком себялюбивы, эгоистичны, а в том, что «они не любят себя». В конечном счете оказывается, что в действительности эгоист не только игнорирует других людей, но и ненавидит себя, в то время как подлинная любовь предполагает способность любить и себя, и других.

    Поскольку как в отечественной, так и в зарубежной социально-психологической науке проблема альтернативы связки «альтруизм-эгоизм» и коллективистской идентификации личности остается слабо разработанной в теоретическом плане, вполне закономерным выглядит практически полное отсутствие эмпирических исследований по данной проблематике. Причем, если альтруизм, несколько расширительно, на наш взгляд, определяемый как «. действия, связанные с добровольным оказанием помощи человеку в отсутствие ожиданий, что они повлекут за собой какие-либо вознаграждения, за исключением разве что ощущения совершения доброго дела»1, достаточно давно является объектом многочисленных, в том числе и экспериментальных, исследований в зарубежной социальной психологии, то эгоизм, как правило, рассматривается чаще всего в основном с философских и этических позиций. При этом, нередко рассуждения тех или иных авторов на данную тему носят откровенно морализаторский и, более того, ханжеский характер. К сожалению, в последние годы эта тенденция приобрела наиболее устойчивый характер именно в отечественной психологии и смежных с ней дисциплинах в связи с появлением таких специфических, но при этом претендующих на универсальность, течений, как «духовно-ориентированная психология», «православная психология» и т. п.

    Наибольший объем релевантных эмпирических данных по проблеме центрации личности на собственных интересах накоплен в рамках психоаналитического подхода. Хотя традиционно изучаемый в психоанализе нарциссизм и эгоизм не являются идентичными понятиями, в своих феноменологических проявлениях они, безусловно близки. Так, в одной из первых психоаналитических работ, целиком посвященных проблеме нарциссизма «Комплекс Бога», ее автор Э. Джонс «. описал тип человека, характеризующийся эксгибиционизмом, отчужденностью, эмоциональной недоступностью, фантазиями о всемогуществе, переоценкой своих творческих способностей и тенденцией осуждать других». . Он описывал этих людей как личностей, находящихся в континууме душевного здоровья — от психотика до нормального, отмечая, что «когда такой человек становится душевно больным, он ясно и открыто демонстрирует бред, что действительно является Богом». В этой связи, как отмечает Н. Мак-Вильямс, «в отличие от антисоциальных личностей, проблемы которых очевидны и достаются обществу дорогой ценой и поэтому вдохновляют на научные исследования психопатий, нарциссические индивидуумы совершенно различны, часто неуловимы в своей патологии и наносят не столь явный вред обществу. Преуспевающие нарциссические личности (в плане денег, социально, политически, в военном отношении и т. д.) могут вызывать восхищение и желание соперничать с ними. Внутренняя цена нарциссического голода редко доступна восприятию наблюдателя, и вред, наносимый другим при преследовании нарциссически структурированных проектов, может рационализироваться и объясняться как естественный и неизбежный продукт конкуренции: Лес рубят — щепки летят. »2.

    Если же все-таки попытаться отделить собственно эгоизм от нарциссизма, то, прежде всего следует отметить тотальную зависимость нарциссической личности от мнения окружающих. Несмотря на то, что собственные интересы для таких индивидов безусловно стоят на первом месте, в то время как интересы окружающих игнорируются, они предельно озабочены тем, как они при этом выглядят. Социальное окружение в данной схеме служит своего рода «зеркалом», в котором нарциссическая личность постоянно ищет подтверждение собственной исключительности и грандиозности. Это обусловлено, как правило, неблагополучным разрешением второго базисного кризиса психосоциального развития и типичным отчуждением этой стадии — патологическим самоосознованием. Этот вывод Э. Эриксона получил подтверждение в современных исследованиях, проводившихся в рамках классической психоаналитической парадигмы. Как отмечает Н. Мак-Вильямс, «в клинической литературе постоянно подчеркиваются стыд и зависть в качестве главных эмоций, ассоциированных с нарциссической организацией личности. Субъективный опыт нарциссических людей пропитан чувством стыда и страхом почувствовать стыд. Первые аналитики недооценивали силу данной эмоциональной установки, часто неправильно истолковывая ее как вину и делая интерпретации, ориентированные на вину (эти интерпретации пациенты воспринимали как неэмпатические). Вина — это убежденность в том, что ты грешен или совершил злодеяние; она легко концептуализируется в понятиях внутреннего критикующего родителя или супер-Эго. Стыд — это чувство, что тебя видят плохим и неправым; наблюдатель в этом случае находится вне собственного “Я”. Вина создается чувством активной возможности совершения зла, тогда как стыд имеет дополнительное значение беспомощности, уродства и бессилия.

    Уязвимость нарциссических личностей для зависти — родственное явление. Если я внутренне убежден, что обладаю некоторыми недостатками и моя неадекватность всегда может быть разоблачена, я начинаю завидовать тем, кто кажется довольным или обладает теми достоинствами, которые (как мне кажется) могли бы способствовать тому, чего я лишен. . Если я ощущаю дефицит чего-либо и мне кажется, что у вас все это есть, я могу попытаться разрушить то, что вы имеете, выражая сожаление, презрение, или путем критики»1.

    В отличие от нарциссизма, эгоизм сам по себе не предполагает подобной внутренней уязвимости и тотальной зависимости от внешнего субъекта. В этом смысле его правомерно рассматривать как гораздо более универсальное и, мало того, здоровое явление, являющееся производным от изначально присущего всем людям чувства самосохранения. Индивид с отчетливо выраженной эгоистической личностной направленностью (если он при этом не страдает нарциссизмом) зависит не от внешней а, напротив, от внутренней оценки, его интересует сравнение себя не с социальным окружением, а определенными внутренними представлениями об успешности, должном поведении и т. п., присущими идеальному «Я».

    Именно по этой причине, если вернуться к рассмотрению связки «альтруизм-эгоизм» как единого биполярного континуума, при всей внешней схожести проявлений эгоизма и нарциссизма, нарциссические личности оказываются как правило, неспособны к помощи другим, если подобные действия связаны с реальными серьезными усилиями и риском, а также не сулят публичного признания. В то же время, как показывает ряд исследований, эгоистические мотивы нередко лежат в основе типично альтруистических поступков. Примером подобного рода может служить исследование проведенное группой американских социальных психологов в 80-е гг. прошлого века. Они «. провели обстоятельные интервью с 32 добровольцами, ранее проявившими активность в предотвращении опасных криминальных эпизодов, таких как ограбления банка, вооруженные нападения и уличные грабежи. Реакции этих “добрых самаритян” сопоставлялись с реакциями сходной по полу, возрасту, образованию и этническому происхождению группы лиц, также бывших свидетелями аналогичных эпизодов, но не предпринявших попыток вмешаться». Наиболее важным в контексте рассматриваемой проблематики результатом опроса оказалось то, что «. по сравнению с людьми, не пытавшимися вмешаться, «добрые самаритяне» чаще отмечали свою физическую силу, агрессивность и принципиальность. Они также превосходили их в боевых навыках или умениях оказывать первичную медицинскую помощь. В своем решении прийти на помощь жертве они руководствовались не столько гуманистическими соображениями,сколько представлениями о собственной способности и ответственности, основанных на их опыте и физической силе»1.

    Еще более наглядные результаты были получены в ходе предпринятого М. Шнайдером и А. Омто исследования мотивов участия в добровольческой деятельности, связанной с оказанием помощи больным СПИДом. При этом исследователи пытались установить причины, по которым одни добровольцы занимаются такой альтруистической деятельностью в течение длительного времени, а другие достаточно быстро покидают движение. Оказалось, что одним из наиболее значимых факторов такого рода являются «первоначальные причины, побудившие людей включиться в добровольческую деятельность. ». При этом «большинство индивидов, которые называли в качестве причин улучшение самооценки и самосовершенствование, продолжали ею заниматься и по прошествии одного года. Исследователи полагают, что эти несколько «эгоистические» желания — лучше относиться к себе и узнать больше о СПИДе — по-видимому, больше помогают сохранять приверженность добровольческой деятельности на протяжении времени». В целом, как считают Ш. Тейлор и его коллеги, «эти и другие исследования говорят о сложном характере причин добровольческой деятельности, которые нередко сочетают в себе как подлинный альтруизм, так и преследование личных интересов. Желание оказать помощь людям и выражение приверженности своим внутренним ценностям служат важными причинами участия человека в добровольческой деятельности. Однако она также содержит в себе благоприятную возможность приобрести новые умения, познакомиться с новыми людьми и улучшить представление о себе самом»2.

    Из сказанного ясно, что биполярный континуум «альтруизм — эгоизм» требует дальнейшего серьезного изучения в логике диалектического подхода к данному явлению. При этом совершенно недопустимыми являются попытки подмены такого рода исследований умозрительными оценочными интерпретациями достаточно сложной социально-психологической реальности, в основе которых, как правило, лежат религиозные догматы в предельно упрощенной волюнтаристской трактовке, обусловленной очередным идеологическим заказом.

    Практический социальный психолог в качестве одной из своих собственно профессиональных задач должен видеть, с одной стороны, разрушение тех социально-психологических условий, которые способствуют формированию как эгоизма, так и альтруизма (особенно в форме болезненно-экзальтированного самопожертвования), а с другой — создание и развитие такой формы взаимодействия, которая бы обязательным условием успешности подразумевала подлинное сотрудничество, в процессе реализации которого складывается такая личностно-ценностная ориентация, как коллективисткая идентификация.

    vocabulary.ru

    Эту болезнь можно сравнить с клеем, с которым люди застревают в себе. Если вы не можете уйти от себя, тогда вы действительно заражены этой болезнью. Сталкивались ли вы с открыто эгоистичными и тщеславными людьми? С людьми отмахиваются от нищих, вместо того, чтобы дать им кусок хлеба или хотя бы копейку? С теми, кто не может думать ни о ком, кроме себя? Они просто раздражают? Или, не дай Бог, вы один из них?

    Проблема эгоистического отношения.

    Вот несколько признаков, по которым можно определить инфицированы ли вы этой болезнью, под названием эгоизм:

  • Вы думаете о нищих как о ворах с низким уровнем жизни, вместо того, чтобы думать о них, как о людях, которые нуждаются в любви. Люди, которые видят в нуждающихся паразитов общества, не понимают, что на самом деле это они нуждаются. Это означает, что люди, которые судят других по тому, как они выглядят, теряют большую часть своей жизни. Им не хватает взаимопонимания.
  • Ваш словарный запас состоит из слов «меня», «моё», «я». Что может быть более ярким признаком эгоизма, чем бесконечное повторение слов о себе?
  • Всегда должно быть так: «Что это за меня», когда речь заходит о любых ваших начинаниях. Вы думаете, что весь мир обязан вам многое. И всё, что вы должны делать – это пользоваться этим, вы и только вы один.
  • Потери других людей это ваша нажива. Вот что вы чувствуете большую часть времени. Если кто-то опустошён, вы чувствуете себя наполненным. Если у кого-то траур, вы радуетесь.
  • Последствия эгоистического отношения.

    Так вы относитесь к тем, кто заражён эгоизмом? Вот некоторые мысли, которые могут побудить вас к решению этой задачи правдами и неправдами.

    • Самонадеянность, которая является лучшим другом эгоизма, трудно исправима. Раз уж тщеславный человек думает о себе высоко, что будет побуждать его к самосовершенствованию?
    • Тщеславный человек, в своём желании показать, как он велик, часто делает дурака из самого себя.
    • Эгоистичный человек становится одиноким. Это одно из самых негативных последствий – потеря близких людей или отсутствие настоящих друзей. Что может быть более отталкивающим в человеке, чем знание, что он думает только о себе?
    • В действительности, эгоистом быть просто бессмысленно. Любой человек становится таким, каким он является с помощью других людей.
    • Лечение эгоистического отношения.

      После того, как вы узнали признаки и осложнения эгоизма, вы можете встать на путь избавления от этой заразной болезни.

      Эгоизм основан на том, что все мы разные, что мы лучше, чем другие. Это убеждение может быть легко разрушено после того, как вы привьёте себе факт, что все мы одинаковые. Что мы разделяем те же страхи, мечты и надежды. Что может разрушить это убеждение?

      Превосходство и неполноценность является дихотомией, установленной человеком. И это в действительности не является одной из универсальных реалий. Если человек будет продолжать держать эту дихотомию в уме, бесконечные проблемы не перестанут преследовать его.

      Кроме того, отсутствие решения может привести к дальнейшим неприятностям. Критика в отношении других людей проявляется из самовлюблённого характера, и является одной из главных причин бедствий.

      Есть истина в словах Иогана Вольфганга фон Гёте «Тот, кто не думает много о себе самом, гораздо более уважаем, чем он думает».

      metodorf.ru

      Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

      Эгоизм (от лат. ego — я) — ценностная ориентация субъекта, характеризуемая преобладанием в его жизнедеятельности своекорыстных личных интересов и потребностей безотносительно к интересам других людей и социальных групп. Проявлениям Э. присуще отношение субъекта к другому человеку как к объекту и средству достижения своекорыстных целей. Развитие Э. и превращение его в доминирующую направленность личности объясняется серьезными дефектами воспитания.

      Если тактика семейного воспитания объективно направлена на закрепление таких проявлений, как завышенная самооценка и эгоцентризм личности ребенка, то у него может сформироваться стойкая ценностная ориентация, при к-рой принимаются в расчет лишь его собственные интересы, потребности, переживания и пр. В зрелом возрасте подобная концентрация на собственном Я, себялюбие и полное равнодушие к внутреннему миру другого человека или социальной группе может привести к отчуждению как переживанию субъектом одиночества во враждебном ему мире. Во многих психологических и этико-психологических концепциях Э. необоснованно рассматривается как врожденное свойство человека, благодаря которому якобы обеспечивается защита его жизнедеятельности.

      В обыденном словоупотреблении Э. выступает как противоположность альтруизму. Разведение на противоположные полюсы Э. и альтруизма отражает изначальное неправомерное противопоставление Я и ОНИ, как якобы единственно возможное. Исторически прогрессивная тенденция связана со снятием антагонизма Я и ОНИ объединяющим началом Мы: то, что делается человеком для других, в равной мере полезно и ему и другим, поскольку это полезно для общности, к-рой он принадлежит. Таким образом, если иметь в виду социально-психологические закономерности поведения личности, то альтернатива «или Э., или Альтруизм» оказывается ложной. Подлинную альтернативу Э. и альтруизму составляет идентификация коллективистская.

      Словарь психиатрических терминов. В.М. Блейхер, И.В. Крук

      Эгоизм — особенность личности или психическое состояние, при которых на первом плане находятся собственные интересы, стремление к приобретению личных преимуществ и избежанию неудобств, лишений, забота о себе. Наблюдается как у психически здоровых при наличии соответствующих черт характера, так и при психопатиях и некоторых психических заболеваниях (начальные стадии психических расстройств позднего возраста, шизофрения и др.)

      Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

      Эгоизм — себялюбие, предпочтение личных интересов интересам других людей и общества. Преувеличенное мнение о своих личных качествах.

      Оксфордский толковый словарь по психологии

      Эгоизм — в самых простых понятиях, личный интерес. Следовательно:

      1. Обозначение точки зрения, согласно которой такой личный интерес является основой всего поведения (ср. с альтруизмом).
      2. Тенденция вести себя только (или в значительной степени) в соответствии с личными интересами. Ср. с эготизмом.
      3. предметная область термина

        эгоизм детский (лат. ego — я) — проявление достаточно устойчивой эгоистической мотивации ребенка. Ребенок развивается как эгоист в тех случаях, когда взрослые либо преувеличивают значение его личности, либо внушают ему их собственные чисто прагматические установки. Нравственные представления эгоистичных детей, как правило, неопределенны, нравственные нормы усвоены формально. Рано сложившиеся эгоистические мотивация и установки препятствуют развитию полноценной и здоровой личности ребенка. Т.П. Гаврилова

        www.persev.ru

        Значение имени Андрей

        Цвет: сиреневый, желтый с переходом в коричневый.

        Счастливый день: понедельник.

        Формы имени: Андрюха, Андрейка, Андрюша, Андрюня.

        Такое распространенное некогда имя сегодня, к сожалению, теряет свою актуальность и популярность. Хотя Андрей – очень сильное имя, которое помогает его обладателю справляться со многими окружающими проблемами и с оптимизмом идти по жизни. В каждой сфере жизни мужчин, нареченных так, значение раскрывается по-своему. Как именно – узнаем далее.

        Происхождение и толкование имени Андрей

        Происхождение данного нарицания, как и многих других женских и мужских имен, – древнегреческое. В древнегреческом есть слово «андрос», то есть мужчина. Однако, помимо такого значения, есть и еще одно – мужественный, отважный, смелый. Очень популярно было называть так родившихся мальчиков на Руси. После того, как была крещена Русь, много чего в культурном, религиозном наследии русичи переняли у Византии, и данное имя в том числе. Было принято считать, что если так назвать малыша, то его всегда будет защищать ангел-хранитель. Поэтому долгое время было модно именовать так своих детей.

        Характер имени Андрей

        Андрюша – холерик. Ему присущи такие черты характера, как:

      4. Ответственность и добросовестность. Он серьезно подходит к любому начинанию.
      5. Целеустремленность. Андрей обязательно доведет до конца все начатое.
      6. Завышенная самооценка и эгоизм. Любит быть в центре внимания, чтобы все вертелись вокруг него. К своему окружению также требователен, стремится, чтобы все соответствовали его уровню.
      7. Жизнерадостность. Андрюша – настоящий заводила, душа любой компании. Но вместе с тем, веселье никогда не туманит ему мысли, и он все так же рационально при необходимости подходит к вопросам и делам.
      8. Непредсказуемость. Очень часто он делает что-то спонтанно, импульсивно. Иногда окружающие не знают, чего ожидать от него в следующий момент.

      Учитывая принадлежность данного наречия к православной традиции, именин у Андрея предостаточно ввиду большого количества святых покровителей, нареченных так:

      Здоровье обладателей этого имени можно назвать отменным и образцовым. Они хорошо сложены физически, почти не болеют. Это связано с тем, что спорт в жизни Андрюши играет важную роль и стоит на первых позициях. Единственное, чем может иногда болеть парень, – это легкие простудные заболевания. Однако не все так гладко с психологической точки зрения. Если на самочувствие физическое мужчина не жалуется, то душевное состояние не такое устойчивое и крепкое. Могут быть и депрессии, и переживания, и стрессы. Чтобы не впадать в хандру и серость, нужно всегда смотреть на вещи оптимистично и с позитивом. Также немаловажную роль в этом сыграют близкие люди, которые должны поддержать мужчину и помочь выбраться из упадочного настроения.

      Карьера и семья Андрея

      Карьерный рост очень важен для мужчины, и он его добивается ввиду своей амбициозности и настойчивости. Но настойчивости мало – он добросовестно выполняет все задания и ответственно подходит к каждой работе. Начальство его уважает, а коллег он располагает своим обаянием и веселым нравом. У него есть склонность к творческим профессиям, в которых он может реализовать свой артистизм. А такая черта, как отзывчивость, поможет найти себя в профессии врача или спасателя. Однако для самого мужчины материальная сторона стоит на первом месте, и он ищет работу, которая приносила бы доход, например, предпринимательство. В бизнесе он честен и открыт, поэтому пользуется уважением. Что касается спутницы жизни, то Андрей весьма переборчив и скрупулезен в этом вопросе. Он долго выбирает себе невесту и поздно женится. Но его выбор всегда падает на яркую, эффектную женщину. Немалую роль в выборе играет окружение мужчины: если дама не понравится близким, она не займет надлежащего места в жизни Андрюши. Часто внешняя красота также становится решающим фактором. Однако, как правило, женщина, выбранная им, оказывается весьма милой и умной. Для своих избранниц он ставит высокую планку. И если впоследствии она перестанет соответствовать этим требованиям, то даже будучи в браке, мужчина может найти себе другую, которая привлечет его. Даже уходя в «загул», он не бросает семью, и для окружающих и своей жены является счастливым и примерным семьянином. В семейной жизни не всегда можно сказать, что этот мужчина – хозяин. Чаще всего бытом занимается именно жена. Он расставляет акценты так, что он – добытчик, глава и тот, кто материально содержит семью. Именно ввиду такой позиции слишком амбициозная и темпераментная дама не уживется с ним. Ему нужна терпеливая, заботливая, жертвенная женщина. В этом проявляется эгоизм Андрюши. Причем желание быть центром внимания иногда может сказываться даже на ребенке, которому супруга может уделять больше времени, чем мужу.

      Хобби мужчин, именуемых Андреями, все связаны с областью искусств. Они могут увлекаться коллекционированием произведений искусства, интересоваться их историей. А могут сами пытаться творить шедевры не в качестве заработка, а на любительском уровне.

      Известные люди с именем Андрей

      Среди наиболее известных Андреев: Рублев, художник Васнецов, князь Трубецкой, Миронов, Вознесенский, Тарковский, Макаревич, Туполев, Сахаров, Аршавин, Шевченко, Малахов, Чернышов, Краско, Панин, Данилко, Губин и др.

      www.prisnilos.su