Я общалась со всеми

Наедине со всеми. Светлана Тома

Роль в знаменитом фильме «Табор уходит в небо» сделала Светлану Тому настоящей звездой 70-х. Весь мир восхищался страстной и свободолюбивой красавицей Радой. Режиссер Эмиль Лотяну никогда не был ее мужем, но оставался главным мужчиной всей ее жизни. Именно он изменил судьбу Светланы. Она собиралась стать юристом, но связала свое будущее с кино. Ее первый брак закончился трагически, второй был расторгнут. Но, несмотря на это, актриса продолжает верить мужчинам. Наедине со всеми актриса, народная артистка Молдавии Светлана Тома рассказывает, за что она благодарна целительнице Джуне, почему она вынуждена полагаться только на себя и из-за чего чувствует вину перед дочерью.

Я урожденная Фомичева. А Тома – это прабабушка по маминой линии. Она француженка. Это было решение Эмиля Владимировича Лотяну. Когда я попала на свою первую картину «Красные поляны» у режиссера Эмиля Лотяну, он познакомился с нашей семьей и предложил мне взять псевдоним – Тома.

Режиссер Эмиль Владимирович, который снимал эту картину, был мудрым человеком. Он понимал, что мне придется иметь дело с настоящими цыганами, и мне нужна их поддержка. Я приехала на съемочную площадку в полной боевой амуниции: в костюме, в гриме и на этой самой бричке – я приехала, как королева. Он это все продумал. Для непосвященных цыган в массовку была пущена такая информация: сейчас приедет какая-то цыганка, какая-то главная. И конечно, они мне очень помогали, я общалась с ними на равных.

Я ему обязана: он меня сделал. Он подарил мне жизнь второй раз – мою следующую жизнь, которой я жила и живу по сегодняшний день. Этот человек был для меня всем. Он открыл для меня не только кинематограф, но открыл мужской мир: как мужчина должен относиться к женщине с момента ухаживания до момента, когда уже близких отношений нет. Это был мужчина в полном смысле этого слова, на которого можно было положиться, опереться, который мог тебя защитить всегда, во всех ситуациях. В это трудно поверить, но я даже не могла себе представить, что выхожу за него замуж. Какой-то период мы жили вместе, это была семья. Но дело в том, что он относился к тому типу мужчин – он был вне быта.

Он был человеком увлекающимся. Он очень хорошо знал женщин, любил женщин, понимал их и ценил. Во всех его картинах героини – женщины, не мужчины. Может быть, я и ревновала, но понимала, что ему нужно. Наши отношения были довольно длительными, ему нужна была другая энергия. И Галя Беляева была тем человеком, который дал ему возможность лететь дальше. Галя не вызывала у меня никакого отторжения. Она потрясающий, изумительный человек.

Я была на Филиппинах с фильмом «Табор уходит в небо». И я знала, что на Филиппинах есть люди, которых называют хилеры, которые вторгаются в тело человека, как хирурги. Мне было очень интересно, я просто хотела посмотреть своими глазами, что это. И ребята из посольства устроили нам встречу. Я видела весь этот процесс, стояла рядом у стола, когда привезли какого-то мужчину. Но мое общение с хилером было до операции, он со мной общался минут 20, держал меня за руку и через переводчика сказал, какая замечательная энергия у этой особы. Мне было лестно, но когда я вернулась в Москву, мне с каждым днем становилось все хуже и хуже, я просто не понимала, что со мной происходит. Вероятно, произошел отток энергии. Потом я восстановилась, мне помогла Джуна. Когда она меня увидела, сразу сказала: «Кто же выпил тебя?»

Деревенское детство – это самая потрясающая часть моей жизни, потому что я жила на земле. А сегодня мы живем между небом и землей. Я все умею делать, знаю все про землю, умею и выращивать, и доить. Когда я приезжала в город, там была совершенно другая одежда, которую мне привозили мамины сестры. Часть из них жила не в Советском Союзе, а за его пределами. Мы гуляли, шли в гости. Это была совершенно другая жизнь. Я страшно стеснялась, потому что если я неправильно вела себя за столом, кто-то из тетушек мог сказать (правда, без злости): «Ну, конечно, ты же деревенщина!»

Папа прошел всю войну, и когда их часть возвращалась через Кишинев, папа остался в Кишиневе, поступил в сельскохозяйственный институт. Они с мамой познакомились в институте, мама там работала. Такая семейная легенда. Папа уходил из института и услышал чей-то смех. Ему это страшно понравилось, и он влюбился, как он рассказывал, в голос (у мамы был очень красивый голос). На следующий день он ходил по аудиториям искал девушку с этим голосом. И он ее нашел, мою маму, и они поженились. И его очень полюбили мои тетушки, мамины сестры. Это была любовь, которую они пронесли через всю жизнь. И я, и моя сестра выросли в атмосфере любви. Но почему я говорю, что мама совершила подвиг. Дело в том, что мой папа по партийной линии был послан поднимать сельское хозяйство в Молдавии. И надо было жить в районном центре, в деревне. Моя мама, которая жила совершенно другой жизнью, поехала за папой. Она посвятила свою жизнь мужу и детям. Я это воспринимаю с ее стороны как положить к ногам семьи свою жизнь.

Ирина в браке с 18 лет. Они учились вместе в «Щуке». Маше сейчас 22, она родилась, когда ее родители учились на втором курсе. Что бы мы, родители, ни говорили, как бы мы ни рассказывали наши сказки, это в природе человек – пройти свой путь, не оглядываясь на опыт мамы, бабушки, соседа. Она вышла замуж в 18 лет. Безусловно, это меня пугало. Но я, будучи тещей, не вмешиваюсь ни во что, поэтому у меня прекрасные отношения с зятем. Они живут отдельно, у них своя семья: поссорились, помирились. А если бы я вмешивалась, я ведь могла разрушить их семью, а они живут всю жизнь.

www.1tv.lv

Влад Ситдиков: спортсмен, актер и удивительно позитивный солнечный парень

— Как ты выбрал именно этот вид спорта?

— Ну, я его не сам выбрал. Его выбрал мой тренер Щегольков Владимир — многократный чемпион мира по жиму штанги лёжа.

— Не сразу, я же к нему долго шёл. Много и упорно тренировался поэтому так…

— Для меня самая ценная – первая. Самая моя ценная награда – первая. И то, что я получил ещё КМС.

— Хорошо, а расскажи мне — первая награда за что была и какая она?

— Это были соревнования «Витязь» на призы Сергея Батюка. Я тогда поднял семьдесят пять…

— Мама: Нет, нет, нет. Не семьдесят пять. Семьдесят пять были другие соревнования.

— Папа: Шестьдесят пять.

— Мама: Шестьдесят пять он тогда поднял. Первый раз — шестьдесят пять.

— Влад: Запутался просто я.

Здесь, я остановлюсь, чтобы пояснить один момент. Этот отрывок интервью, как и все остальные слова Влада Ситдикова, мы даем как есть – не причесывая, не приукрашивая, не исправляя. Я хочу, чтобы вы, как и я, услышали, как он говорит. Как говорит парень с синдромом Дауна. Чтобы вы остановились на этом предложении. Вернулись. Перечитали. Чтобы вы, как и я во время часового интервью по скайпу с чемпионом по жиму штанги лёжа Владом Ситдиковым, осознали это. Тот, кто согласно стереотипам, вообще не должен ничего уметь из-за лишней хромосомы – ведёт диалог, уточняет, аргументирует. И он чемпион России. Соревнуется с обычными людьми. Потому что самое главное в нём — не синдром, а то, что Влад Ситдиков — личность. И с ним стоит познакомиться поближе.

Это сейчас Владислав Ситдиков известный в сети как Влад Спортжурналист живёт в Москве, участвует в постановках театральной студии, декламирует стихи и выигрывает соревнования по жиму штанги лёжа (инстаграм аккаунт Влада). А начиналось всё за восемь дней пути от столицы – в дальневосточном поселке Лучегорск, знаменитом добычей угля и 330-ти метровой трубой Приморской ГРЭС. Ну и, конечно, бескрайней тайгой на десятки километров. Что только доказывает: дело вовсе не в том, где родился солнечный ребенок, а как с ним будут заниматься его родители.

С Владом Ситдиковым занимались по 24 часа в сутки и в два года мальчик заговорил. Через год, попав на консультацию к московскому психологу, мама Влада убедилась в одном – они с сыном занимаются правильно. Психолог подсказала главное: про фазу активного внимания. На этом Ситдиковы и строили всё дальнейшие обучение (подробности читайте в материале «Как заниматься с особенными детьми»). Через две недели занятий в технике 15-ти минут Влад выучил полностью алфавит и мог без ошибок показать любую букву.

— Тогда же и интернета не было. Я ни с кем не общалась и не знала родителей особенных детей, т.е. мы были сами. Но вы знаете, я думаю, что это было к лучшему, — вспоминает жизнь на Дальнем Востоке мама Влада Марина Ситдикова. — Потому что Владик чётко был среди здоровых детей. Мы всё сделали, чтобы его дети во дворе приняли. И после переезда во Владивосток тоже. Для этих целей я познакомилась со всеми родителями во дворе и познакомила Влада. Они убедились, что Владик не агрессивный, доброжелательный. Я познакомилась со всеми детьми. И они играли с Владом — родители разрешали. Они прямо приходили к нам домой компанией по 5-6 человек.

— Влад: По семь. Даже восемь.

— Мама: Да, они играли в разные игры.

— Влад: В настольные.

— Мама: Потом они, когда Владик подрос, приходили даже, чтоб он на улицу вышел. Я говорила: «Мне сейчас некогда выйти с ним». А они говорили: «Мы сами за ним присмотрим».

— Влад: Классно там было…

— Мама: Это неумение самих родителей наладить отношения в том обществе, где они находятся, неумение договориться. Потому что мы не столкнулись нигде… Я говорю: «Да, он такой вот, какой он есть. Но у него есть вот такие положительные качества – вы познакомьтесь и убедитесь».

И это всегда срабатывало. Влад с детства душа компании. Всегда в окружении друзей. Сейчас на странице в Фейсбук у него 4385 фанатов. Хотя не успеваю я произнести это слово, Влад меня поправляет.

— Только сказать честно, это не фанаты, а просто друзья. Просто друзья, но не фанаты.

— Ну, почему? Фанаты — это же те, кто любит тебя, кому ты нравишься.

— Те, кто скандирует на улицах – вот это фанаты, а у меня просто друзья на Фейсбуке, в соцсетях. И все.

— Ну, во-первых, я человек открытый и общительный, и это главное, что помогает мне заводить таких друзей.

— Ты очень быстро, получается, сближаешься с людьми?

— Влад: Ну, да. Быстро.

— Мама: Это, действительно, так. Знаете, вот даже мы были на концерте «Белая трость» Дианы Гурской. И наши ребята, я имею ввиду, он со своими друзьями сидел на одном ряду, а впереди сидели там просто люди какие-то. И вот настолько он там вел себя эмоционально, что они стали оборачиваться. А я сидела достаточно далеко от него. Потом смотрю — они уже с ним селфи делают. Потом они ушли немножечко раньше — до конца концерта не досидели. — Они уже с ним прощались – обнимались.

— Мама: Я не знаю, как у него это получается.

Фото: личный архив Влада Ситдикова

Однако друзья Влада в соцсетях не только ставят ему лайки под фото с тренировок и поздравляют с получением очередной награды. Иногда они дают ему особые задания и связаны они …со стихами.

— Я можно немножко подумаю?

— …Есть у меня любимый поэт – это Твардовский. У него такие стихи про Тёркина! И еще стих, который мне… Это Гера Шторм «На берегу евреям снять ботинки». Это самый сильный стих, такой пронзительный. Плакал я так сильно, не мог долго читать. Но я справился с этим.

Какое стихотворение разучить Владу предлагает либо мама, либо педагог по сценарной речи. А однажды читательница на Фейсбук Светлана Белобородова попросила Влада выучить Есенина. Парень пообещал и сделал. (про методику запоминания стихов Влада Ситдикова читайте в материале «Как заниматься с особенными детьми»).

На самом деле, рифма, как и спорт, — неотъемлемая часть жизни Влада. А началось всё с того, что родители просто пытались найти способ заставить сына съесть хоть ложечку каши.

— Он открывал рот только тогда, когда ему песни в этот момент пели. Когда еще был грудничком совсем, — рассказывает Марина Ситдикова. — Пели абсолютно все: кто бы его ни кормил – пели. Потому что он не открывал рот. Песни пели любые: русские народные, блатные, хороводные, — любые. У нас эта тетрадка до сих пор лежит с того времени. Она, знаете, в таких жирных пятнах, потому что то кашей, то ещё чем-нибудь туда ляпнешь — она же на столе лежала.

— Влад: И мама, и папа.

— Мама: И папа пел. Пели все. При этом не имеет значения, что у нас и слух то не особенно

— Мама (смеется): Но это было не важно. Там мотив мог не соблюдаться. Главное, чтоб пели, и Владик тогда охотно открывал рот

— Влад: Чтобы есть.

— Мама: Только закончил петь, Владик сразу закрывал рот.

— Мама: Поэтому, когда он стал говорить, он это все уже знал наизусть. Причем, вы знаете, мы настолько много читали! Сейчас смотрю — в метро родители закатывают на коляске… Они ему этот гаджет в руки и вперёд, а потом жалуются, что ребенок не хочет смотреть книгу. Конечно, он книгу не будет смотреть: там и цвета другие, и всё другое, и движется. Поэтому как можно давать такие вещи?!

Ситдиковы читали сыну постоянно: на ночь, утром, в обед. Вскоре Влад запоминал даже прозу и мог продолжить за мамой любой рассказ. Сейчас он уже сам выбирает какие произведения читать. На прошлый Новый год попросил родителей подарить ему, не поверите, «Ромео и Джульетту» Шекспира! За год перечитал неоднократно. Да что там перечитал. Влад посмотрел все экранизации знаменитого произведения!

— А что ты хочешь на это день рождение?

— Конечно, я бы хотел еще новые книги как Кармен, Золушка, Коломбина.

— Мама: А на самом деле какую книгу ты просишь меня купить?

— Влад: Книгу про Гарри Поттера «Гарри Поттер и проклятое дитя».

— Мама: Так он Гарри Поттера прочитал много раз

— Влад: Все семь книг!

— Мама: У тебя какая любимая книга?

— Влад: «Гарри Поттер и Философский камень».

— Мама: И еще? Которую ты по утрам читаешь?

— Мама: А кто автор «Эрагона»?

— Влад: Кристофер Паолини. А «Гарри Поттера» — Джоан Роулинг

— Влад: Конечно! Волшебные все. Скоро пойду на новый фильм… Называется «Гарри Поттер и волшебные твари».

Всё интервью я не перестаю удивляться этому разностороннему юноше. Театр, участие в благотворительных веломарафонах, декламация, фотография, спорт. Плюс Влад всегда помогает маме донести сумки из магазина и никогда не отлынивает от уборки. Но если и этого мало, то знайте – с лета Влад Спортжурналист возобновил изучение английского!

— Он, конечно, много слов забыл, но он их легко вспоминает, при небольшом усилии. Ни читать, ни писать не разучился. И названия букв не забыл и дифтонги многие помнит. Поэтому я сама иногда удивляюсь этому, скажу так честно.

Как, ну, вот как он всё это успевает?! Влад смеется. Парень, который с легкостью жмет 83,5 кг от груди и любит Твардовского, живет на равных со всеми. Каждым своим поступком он опровергает многочисленные стереотипы о людях с синдромом Дауна. Его предпоследняя награда – звание кандидата в мастера спорта в рамках соревнований на кубок Ивана Поддубного в Москве.

— Моя цель – моя самая большая цель – получить мастера спорта.

— Нужно долго и упорно тренироваться.

— Это то я понимаю, но какой норматив – сколько надо поднять?

— Девяносто пять надо поднять.

— Спорт и театр – насколько они совместимы?

— Ну, смотрите, в театре у меня и танцы, и актерское мастерство, а жим штанги лёжа – это спорт. Силовые группы мышц.

— Нет, я просто рад этим делом заниматься: и фитнесом, и театром.

— Какая у тебя мечта и цель на ближайший год?

— Моя мечта, конечно же, — это поехать на Паралимпиаду в Токио. Думаю, шансы есть.

ПОЗДРАВЛЕНИЯ ОТ РЕДАКЦИИ THE NEST

На этой неделе у Влада Ситдикова день рождение.

Всей редакцией The NEST мы присоединяемся к многочисленным поздравлениям его друзей и желаем этому доброму, искреннему и талантливому парню двигаться только вперед. То, что ты можешь сегодня – настоящее ободрение для многих родителей солнечных ребят. Твой пример вдохновляет не опускать руки, не сдаваться. Верить, что возможно все.

Да, сегодня спортсмены с синдромом Дауна не могут принимать участие в Паралимпиаде. Но до 2020 еще есть время и, может быть, в Токио мы увидим тебя, Влада Ситдикова, — актёра, спортсмена и просто хорошего сына своих родителей. Главное, будь таким же открытым и оставайся на высоте!

Понравилось? Поделись с друзьями!

nest.moscow

Дмитрий Крылов: Я счастлив, что могу общаться со зрителями. Наедине со всеми. Фрагмент выпуска от 29.09.2016

Код для встраивания видео

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16?9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Автор и ведущий программы «Непутевые заметки» Дмитрий Крылов о везении, счастье общения и о том, почему он не гордится тем, что взял интервью у Ларри Кинга.

Вместе с этим смотрят

Гость Дмитрий Крылов. Наедине со всеми. Выпуск от 29.09.2016

Дмитрий Крылов: блиц-опрос. Наедине со всеми. Фрагмент выпуска от 29.09.2016

Ведущие Первого канала в гостях у Юлии Меньшовой. Самые яркие моменты сезона 2014/15. Наедине со всеми

Юлия Меньшова. Вечерний Ургант. 233 выпуск от 14.11.2013

Ведущие Первого канала в гостях у Юлии Меньшовой. Самые яркие моменты сезона 2015. Наедине со всеми

«Это просто невероятно!» Братья Сафроновы поразили Юлию Меньшову, показав фокус с рыбкой. Наедине со всеми. Фрагмент выпуска от 21.03.2017

Актриса и телеведущая Юлия Меньшова. Вечерний Ургант. Фрагмент выпуска от 14.11.2013

Режиссер и актер Владимир Меньшов и его дочь, актриса и телеведущая Юлия Меньшова. Вечерний Ургант. Фрагмент выпуска от 17.09.2014

Актеры Иван Охлобыстин и Юлия Меньшова. Вечерний Ургант. Фрагмент выпуска от 22.03.2018

Иван Охлобыстин и Юлия Меньшова. Вечерний Ургант. 946 выпуск от 22.03.2018

«Шикарное платье, чудесный объем талии!» — Александр Васильев Юлии Меньшовой. Наедине со всеми. Фрагмент выпуска от 24.03.2015

«Непутевый ДК». Документальный фильм о Дмитрии Крылове

Последние обновления

Полное или частичное копирование материалов запрещено.

При согласованном использовании материалов сайта необходима ссылка на ресурс.

Код для вставки в блоги и другие ресурсы, размещенный на нашем сайте, можно использовать без согласования.

Трансляция эфира возможна исключительно при использовании плеера и системы онлайн-вещания Первого канала.

www.1tv.ru

«Жил со всеми грехами в большой дружбе». Правила жизни Олега Анофриева

28 марта 2018 16:36 30

Олег Андреевич — актер, но в первую очередь он — поэт-песенник, певец и режиссер Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Обладатель уникального голосового диапазона, человек-оркестр, как называли Анофриева . Это его голосом поют Бременские музыканты, Львенок, Черепаха и даже гардемарины из популярного фильма. Песня «Есть только миг» в его исполнении стала гимном всех романтиков, а под колыбельную «Спят усталые игрушки» засыпало не одно поколение детей. Анофриев ушел, а его песни остались и будут звучать долго-долго. Для зрителей, которые его давно знают и любят, и для тех, кто только знакомится. По профессии Олег Андреевич — актер, но в первую очередь он — поэт-песенник, певец и режиссер. «Комсомолка» не раз общалась с ним, поздравляла с праздниками. И вот теперь, перечитывая те интервью, хочется вспомнить, какие ценности он исповедовал, как жил, что любил…

— (разговор накануне 85-летия — Ред.) Две недели назад лежал в реанимации при смерти. Но сейчас лучше, опять хулиганю, сажусь на квадроцикл и еду на рыбалку. Постоянно живу в деревне, у меня тут внизу Москва -река. Я уже привык ко всякого рода отклонениям со здоровьем: 85 есть 85. Можно, конечно, и до 120 лет дожить, но для этого надо было первую половину жизни быть анахоретом. А я, честно скажу, жил со всеми грехами в большой дружбе.

— Заводил интрижки, мимолетные романы позволял себе на гастролях… Но я никогда свою жену ни на кого не променяю. Она очень мудрая женщина. И все обо мне знает. Питье, курево – тоже все было. Потом немножко себя заставил умерить пагубные привычки. Порой и сейчас за старое хочется взяться. Тогда сажусь за компьютер, пишу песни, стихи.

Анофриев ушел, а его песни остались и будут звучать долго-долго Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— Я 80 лет ждал пацана в своей семье! У меня были одни бабы в доме: жена, дочка, потом две внучки, правнучка. Думал, уже не увижу наследника. Но недавно у меня появился очаровательный правнук — Олег Евгеньевич.

— «Есть только миг» я не написал, а только исполнил. Но горжусь тем, что смог донести то, что хотели сказать Леонид Дербенев и Александр Зацепин . Ни разу не слышал, чтобы песня кому-то не понравилась или кто-то сказал, что она устарела. Для себя считаю, что это современная молитва. А любимая из моего сочинения — «Какая песня без баяна», которая считается народной, а на самом деле она моя.

— При тех деньгах, которые я зарабатывал, я бы мог быть богатым человеком. Хотя и бедным себя не считаю. Мы с женой все делали прагматично. Все, что к нам приходило, я благополучно мог прозевать и пропустить, но супруга ревностно за этим следила. В результате я, конечно, почти ничего не имею на сберкнижке, но зато у меня трехкомнатная квартира на Рублевском шоссе, которую я подарил внучке. И прекрасный дом на 200 с лишним метров в деревне Козино .

— Я на самом деле очень поверхностно относился к театру. Серьезно я играл в ТЮЗе, потом была роль Василия Теркина в Театре Моссовета , про которую тогда писали все, от «Комсомолки» до «Правды», как об удаче. А так я скорее скользил по театральному ремеслу.

— Мне очень мало давали ролей, а я любил быть первым. Вообще я реалист. Знаю, что у меня что-то получается в поэзии и музыке, а в кино и театре я так и не сыграл ничего хорошего.

— Я очень редко озвучивал. Мы создавали музыкальные сказки. То есть сначала появлялся саундтрек, потом выходила пластинка. И уж только потом на лучшие эти вещи делали мультфильмы. А вот в «Бременских музыкантах» была именно озвучка. Юрий Энтин пришел ко мне и предложил записать Трубадура. А я сказал: «Либо пою за всех, кроме Принцессы, либо вообще не пою». Все или ничего. И получил сразу все.

— У Леонида Якубовича была программа на телевидении «Колесо истории», где нужно было отвечать на исторические вопросы. Главным призом была квартира в новостройке. Телевизионщики думали, что эту квартиру далеко не сразу выиграют. А я на первой же программе — раз, и умыкнул ее.

— Больших «издевателей» над актерами, чем дети, я не знаю. Они могли артиста довести до слез, до паники, до ухода со сцены, потому что многие из них приходили с рогатками и стреляли, кричали не в нужном месте. Я один только гордился тем, что ко мне они относились как к своему и никогда не мешали мне играть.

— Одно время у меня была дикая необходимость самовыражения. В 1999 году я даже выпустил книгу с портретами моих педагогов. Туда и стихи вошли, и пародии. И мне так понравилось, что я подумал: а не смогу ли я как-то вырваться на просторы интернета? Теперь есть свой сайт, и он для меня — замена консерватории. Получаю огромное удовольствие, когда сочиняю песню, а потом сам же ее оркеструю и уже в готовом виде выкладываю в Интернет. И мне не важно, заплатят за нее или нет.

Олег Андреевич Анофриев. Народный артист РФ . Снялся в 60 фильмах, в том числе «Девушка с гитарой» (1958), «Простая история» (1960), «Алые паруса» (1961), «Человек с бульвара Капуцинов» (1987).

Олег Анофриев приготовился к уходу из жизни: заказал себе памятник и крест

Два года назад в интервью Олег Анофриев рассказывал, что у него на сердце стоит шесть шунтов, и искусственный клапан, который работает не очень хорошо. Ему приходилось пить много препаратов для разжижения крови, но при этом он очень радовался тому, что в состоянии нормально функционировать. У Анофриева есть стихотворение — «Я хотел бы умереть во сне!». Он написал его «на исход весны» 2016-го. И признавался журналистам, что «зарезервировал» себе еще одно лето. (подробности)

www.kp.ru

«Заходишь в лифт — знакомишься со всеми»: русско-кубинская художница о Мадриде

Марина Перес-Колденкова родилась в Гаване в русско-кубинской семье, закончила университет в Нижнем Новгороде и переехала в Испанию в 2012 году. «Афиша» поговорила с ней о детстве, керамической мастерской в Мадриде и связи с Россией.

Я родилась на Кубе в русско-кубинской семье. Мой папа приехал в Москву на учебу и встретил мою маму. Когда студенческие годы закончились, они решили, что нужно жить именно на родине папы, поэтому и мой брат, и я родились в Гаване. Мой папа, который большую часть жизни провел на Кубе, очень любит Россию, вспоминает истории о краже еды в общежитии МГУ времен СССР с особенной ностальгией и фанатеет от гжели. Первые пять лет жизни я провела на острове и помню детство очень хорошо. Люблю, например, историю о том, как мы везли на двух велосипедах (я с папой и мой брат с мамой) два гигантских и ужасно сладких торта синего и кислотно-розового цвета, купленных для наших с братом дней рождения (разница в возрасте 9 лет и 3 дня); а однажды моей маме предлагали приобрести яйцо крокодила, чтобы держать его (крокодила) вместо собаки во дворе. Мама отказалась, потому что мы держали кур, а в небольшом саду росли бананы, гуава и кофе. Непрактично было бы заводить крокодила.

Когда мне было пять лет, обстоятельства поменялись, и мы с мамой переехали обратно в Россию. Я прожила в Нижнем Новгороде до 22 лет, но уже в детстве поняла, что в России навсегда не останусь. Испанский у меня тогда был лучше русского, несмотря на то что мама позаботилась о том, чтобы я знала ее язык. Я говорила с акцентом, и в детском саду надо мной из-за этого издевались — в общем, дела не заладились с самого начала.

После школы я поступила на архитектурно-строительный факультет и выучилась на графического дизайнера, параллельно занимаясь керамикой. После защиты я начала думать, куда переезжать. В России мне было постоянно страшно, и вообще там было все, что я люблю меньше всего, поэтому вопрос стоял остро. Я познакомилась со съемочной группой документального фильма «Страна ответов», съездила с ними на Кавказ, который до сих пор кажется мне лучшим местом в России, и начала размышлять, куда податься.

Выбирала между Кубой, Аргентиной и Испанией — для меня было важно попасть в испаноязычную страну, хотя на тот момент язык я подзабыла. Во время школьных каникул я ездила на Кубу навестить папу и его семью, там что-то сразу же вспоминала, но потом забывала снова. Мой кубинский дедушка — бывший военный с суровым складом характера — отказывался признавать меня своей внучкой, если я с ним не говорила на его родном, поэтому стимул учить язык у меня в детстве был. Куба, конечно, место для меня приятное, потому что там прошли прекрасные годы моей жизни и я понимаю, как там все устроено. В то же самое время Куба — страна, в которой хорошо отдыхать, а не жить и работать, потому что там Совок в самом махровом понимании этого слова. Конечно, политическая ситуация в стране очень стабильная, люди довольно бедны (мой отец получал около 60 евро в месяц, будучи директором института океанологии), но зато совершенно точно в минуты голода каждый может рассчитывать на хлеб, рис и бобы. Последний раз я была на Кубе в 2012 году, семья говорит, что с тех пор многое поменялось: например, в каждом доме теперь есть по мобильнику.

Аргентину как вариант предлагал мой старший брат. Он сам эмигрировал в Мексик, получил двойное гражданство (кубинско-мексиканское) и лучше понимает, как и чем живет Латинская Америка. Аргентина — одна из самых комфортных стран региона, она больше остальных похожа на Европу, но при этом значительно дешевле. С Аргентиной тоже не сложилось, поэтому я начала думать об Испании. Она ближе Америки и понятнее остальных европейских стран лично для меня. Мама отнеслась к вопросу очень спокойно: она прекрасно понимает, что я за человек, поэтому просто начала помогать мне с переездом.

Встал вопрос о том, как туда ехать и что там делать: те, кто когда-то решится на эмиграцию в эту страну, должны знать, что въехать в Испанию по рабочей визе очень сложно. Я начала искать стажировки или подходящие мне курсы. Поскольку испанский (точнее, его кубинскую версию) я знала, глупо было бы выбирать языковые курсы. Я начала писать письма в мастерские керамики, где мне могли бы давать занятия, и вышла на женщину, с которой у меня в итоге сложились почти семейные отношения. Мы вместе оформили документы, я оплатила обучение и приехала на первые три месяца. С визой получалось так: каждые три месяца нужно было возвращаться в Россию и въезжать в Испанию заново. Я просто прилетала в Домодедово, тусовалась там три-четыре часа, встречалась с мамой и садилась на самолет до Мадрида. Эту лазейку правительство Испании вскоре прикрыло, и я поступила в государственную высшую школу керамики, где и учусь до сих пор. Все проблемы с документами это решило.

У меня не было и нет сейчас диких денег, поэтому я с самого начала настраивалась на самые недорогие варианты. Со школой получилось просто: если ты обучаешься на испанском языке в госучреждении, то платишь, как правило, копейки. В год на классы у меня уходит около четырехсот евро. Мне к тому же повезло с экзаменами: я выпустилась из университета того же профиля, поэтому — с некоторыми бюрократическими заморочками — перевела оценки в испанскую систему координат, и мне не пришлось ничего заново сдавать. Обучение чем-то напоминает обыкновенную русскую школу: задают много, пропускать нельзя и делать все нужно только по установленным темам. Но преподаватели более открытые, они сами могут попросить у нас совета, ездят с нами на экскурсии, пьют вино и не тыкают в нас тем, что мы ученики, а они преподаватели и нужно соблюдать субординацию.

Денег от основной работы и фриланса хватает на спокойную жизнь. Я снимаю комнату в самом центре Мадрида в большой квартире за 240 евро, на периферии города такую же можно найти за 180. Студию можно найти примерно за пятьсот евро. Однако хочу заметить, что на поиски вот такого доступного жилья могут уйти месяцы. В целом цены на жилье здесь не очень кусаются, обычно в Европе дела обстоят хуже.

Фотография: из личного архива

Сейчас я работаю в галерее керамики, можно даже сказать, что живу там. Хозяева места — гей-пара (Мадрид вообще город геев), и кроме самой галереи в том же помещении находится и мастерская, и квартира. У них есть три собаки, и мы проводим большую часть времени не разлучаясь. Работаем, выходим куда-то на обед, возвращаемся, работаем снова, не вылезаем из мастерской в выходные, и все это довольно весело. Небольшой арт-бизнес в Испании вести нелегко: сказывается и кризис, и нежелание людей платить большие деньги за искусство. Я занимаюсь керамикой и графикой и несколько раз слышала от покупателей и просто знакомых, что в моем творчестве есть что-то от русских художников.

Жизнь в Мадриде вообще задорная. Я перестала себя чувствовать незащищенной, постепенно обросла знакомствами (сначала я общалась преимущественно с выходцами из Латинской Америки). Я действительно обожаю испанцев. Они очень дружелюбные и болтливые: заходишь в лифт — знакомишься со всеми. Многие принимают меня за француженку, а я часто просто с этим соглашаюсь, чтобы не вступать в диалог о национальности. Когда кто-то все-таки узнает, что я наполовину русская, всплывают привычные стереотипы: алкоголь и широкая душа. Никаких конфузов, связанных с моей национальностью, никогда не случалось. Здесь вообще почти ко всем иммигрантам относятся нормально. Некоторую осторожность проявляют к румынам и болгарам, за ними есть слава мошенников и карманников (а карманников в Испании везде полно). На одной из улиц в городе постоянно стоят проститутки, и чаще всего это румынки, украинки и русские (русские при этом элитнее других). Проституция здесь не легализована, но всем будто бы все равно. Сама я почти не общаюсь с русскими. Знаю одну девочку и еще одну русскоязычную пару. Они живут в местном Бибирево, и там у них своя тусовка, чувствуется связь с другими жителями. В центре Мадрида такого нет, потому что здесь много туристов и поток лиц вообще не прекращается.

По России я не скучаю, не хватает только гречки, потому что здесь она очень дорогая. Молочная продукция тоже очень отличается от российской, а ряженки, например, вообще не найти. Ее продают в магазинах русской еды по четыре евро за бутылку, и это воровство. Зато во всем остальном у меня нет претензий к Мадриду. Это приятно устроенный город, здесь был чистый воздух, хотя в последнее время в Мадриде отмечают высокий уровень загрязнения. Я везде хожу пешком. От одной мастерской до другой идти восемь километров, но почти весь путь проходит через парк, и меня такие расстояния не пугают. Люди, которые живут вне центральной части города, жалуются на пробки, но зато метро здесь отличное — может быть, медленное для москвича, но поезда ходят стабильно.

За два года в Мадриде у меня сложился свой быт: большую часть времени я провожу в мастерской. У хозяев галереи есть дача в пригороде Мадрида, туда мы тоже часто ездим. Когда есть время в выходные, устраиваем туры по барам. Я вспомнила испанский довольно быстро, хотя он несколько отличается от того, на котором меня учили говорить в детстве. В Испании язык более шепелявый, а на Кубе говорят глотая окончания слов. А еще существует очень большая разница между диалектами в разных частях страны. На Канарских островах говорят вообще как кубинцы, например. Испанцы — большие любители ругаться, здесь это в порядке вещей и на телевидении, и в фильмах, и иногда в газетах. Конечно, отборного мата не печатают, но грубых слов тоже не стесняются.

Иногда я чувствую, как на меня влияют сразу две культуры. Характер у меня ужасный, может быть, это потому, что вот так во мне срослись два мира с революционным прошлым. Люди часто спрашивают, где мне больше нравится, на Кубе или в России, — но мне больше всего нравится в Мадриде.

daily.afisha.ru

«Я готов общаться со всеми, кто несет в мир добро. И на любом языке!»

По прибытии на кафедру епископ Владикавказский и Аланский Леонид ответил на вопросы корреспондента республиканской газеты «Северная Осетия».

— Уважаемый владыка, в своем интервью корреспонденту ТАСС по итогам визита в столицу Бразилии в качества епископа Аргентинского и Южноамериканского, отвечая на вопрос, как живется православному пастырю вдали от родины, Вы поведали притчу про старца у ворот города. Услышав вопрос странника: «Какие здесь живут люди?», старец поинтересовался: «А какие люди жили там, откуда ты пришел?» Это Ваш жизненный принцип? Другими словами, с каким настроем и духовным отношением человек идет к людям, то он в них и видит, то от них и получает взамен?

— Да, я бы сказал, оптимальный для архипастыря подход близок к описанному в этой притче. Когда идешь к людям, ты должен задаваться прежде всего вопросом, что ты сам можешь им дать, чему можешь их научить, какой опыт передать, чем заинтересовать. И только потом можешь рассчитывать на обратную связь. Впрочем, этот принцип распространяется на любого священнослужителя, а не только на архиерея. Надеюсь, что с Божией помощью смогу принести весь накопленный опыт на службу осетинской пастве. За несколько дней пребывания на Владикавказской кафедре я увидел работоспособный коллектив. Постараюсь правильно построить с ним работу и реализовать весь потенциал, которым располагаю.

Это тем более важно, что Владикавказская кафедра — кафедра республиканского значения, она не входит ни в одну митрополию, а подчиняется непосредственно Священному Синоду и Патриарху. Это дает большие полномочия, но одновременно накладывает большую ответственность. Нам всем вместе предстоит надежды Священноначалия оправдать.

На всех должностях я привык работать в команде. По первым впечатлениям — здесь такая команда есть, постараемся сделать так, чтобы коэффициент полезного действия нашей работы был достаточно высоким.

— Напутствуя Вас после рукоположения во епископы, Святейший Патриарх Кирилл сказал: «Пусть одним из главных направлений Вашей деятельности в качестве епископа станет работа с молодым поколением». Есть ли какие-то планы по реализации этого наставления на Владикавказской кафедре? Тем более что у нас во Владикавказе находится Координационный центр молодежного служения по Северному Кавказу Синодального отдела Русской Православной Церкви…

— Это одна из первых задач. Молодежь — это наше будущее: и республики, и Отечества, и человечества. На сегодняшний момент ни у кого нет сомнений, что без вложений в молодых нельзя получить отдачу. Нынешняя молодежь отличается от той, что была тридцать, двадцать и даже десять лет назад. Это абсолютно другие технологии, сферы мышления, иной прагматизм и житейский подход к тем вещам, о которых мы с вами несколько десятков лет назад даже не задумывались. И здесь важно очень четко ориентироваться в том, на чем зиждется состояние современной молодежи, вникать во все их проблемы. Я с удовольствием интересуюсь всем новым в плане науки, культуры, IT-технологий и в других сферах деятельности и стараюсь уметь поддержать диалог с любым поколением. Поэтому Владикавказская епархия будет уделять пристальное внимание заботе о молодежи, теснейшему контакту со всеми молодежными организациями, невзирая на их направленность, если это не асоциальные группы, конечно же. Мы приложим все усилия для этой работы.

— Насколько известно, Вы владеете греческим, английским, арабским языками. Нет желания выучить осетинский?

— С удовольствием! Как только появится время, займусь изучением осетинского языка. Для меня Северный Кавказ — родина: я родился в Ставрополе, хорошо знаю этот регион. Очень близко воспринимаю национальные традиции и тесные культурные связи народов Кавказа. Я готов работать и общаться со всеми, кто несет в мир добро, взаимоуважение, любовь и созидание. И на любом языке! И, соответственно, я против разрушения, распрей, против любой позиции, которая будет привносить раздор и нестабильность в общество.

Так что язык постараюсь освоить: учиться люблю, особенно тому, что меня интересует. Работа над собой, на мой взгляд, — основная задача любого человека.

— До своей архиерейской хиротонии, состоявшейся 17 июня 2013 года, Вы почти 9 лет были представителем Патриарха Московского при Патриархе Александрийском и жили в Египте, ныне охваченном волной насилия. Вы не понаслышке знаете положение египетских христиан. Можем ли мы извлечь для себя уроки из того, что происходило в этой стране, ведь тема революций и протестов нам знакома, наверное, как никакому другому народу мира?

— Это, конечно, отдельная тема для обсуждения. Я застиг и благоденственные времена, когда в Египте были тишь и благодать, а на курортах этой страны во множестве бывали наши соотечественники — до 3 миллионов человек в год. Но 25 января 2011 года внесло свои жесточайшие коррективы — от мирной жизни не осталось и следа. Площадь Тахрир, безумные, неуправляемые толпы, гибель людей… Я уж не говорю о том, что разрушали храмы, убивали священников. Что было возможно в тех условиях, мы делали. Был организован кризисный штаб при Посольстве России, в который входил и я, — прежде всего, старались снизить уровень тревоги, не допустить паники. Надо отдать должное нашим дипломатам — они в этой обстановке действовали четко, ни про кого не забывали. Мы со своей стороны тоже прилагали все усилия: вывозили прихожан из неблагополучных районов, где шла стрельба и обстановка была близка к хаосу, обеспечивали их временным жильем. Но самое главное, конечно, было поддержать людей морально и духовно.

Мы должны сделать все, чтобы эта чаша нас миновала, чтобы такое горе никогда не пришло к нам в дом. Как? Нужно быть очень внимательными и бдительными. Нужно воспитывать в людях чувство ответственности. Мы должны понимать, что в обществе, как в любой семье, бывают ссоры, бывают и солнечные дни. А бывает и так, что сторонам конфликта нужно приложить сугубые усилия, чтобы был мир. В Северной Осетии, как и во всей России, есть колоссальный опыт мирных межрелигиозных и межконфессиональных отношений. Вот и роль Церкви я вижу в том, чтобы растить кадры, которые будут воспитывать паству в любви и уважении. Людям нужно объяснять, кто за чем стоит, нужно их учить, рассказывать, говорить правду. Я, в частности, намерен это делать.

— Из Вашей биографии известно, что Вы в качестве военного священника служили в десантной бригаде в Боснии и имеете награду НАТО. За какие заслуги?

— Это неверная информация. Награда, о которой вы говорите, — от Организации Объединенных Наций, просто внешне она похожа на медаль НАТО. Честно Вам скажу, всеми моими наградами ведает мама, это ее счастье. Вот она их и собирает: у меня они есть, но я ни разу их не надевал. Конечно, я благодарен главам Поместных Церквей, которые меня удостаивали подобных знаков внимания, и в первую очередь Патриарху Кириллу, который высоко оценил мои скромные труды. Но главная наша награда — на Небесах. Все остальное, наверное, очень приятно, да и для тщеславия кому-то интересно. Поверьте — не в моем случае. Для меня главное — дело, я радуюсь, когда у меня что-то получается. Когда мне удалось избежать жертв среди наших прихожан в Каире — вот была моя награда…

— Нашим читателям очень интересно было бы узнать что-то о своем владыке не только как о епископе, но и как о человеке. Расскажите, пожалуйста, о своей семье. Известно, что родственники Вашего отца и по сей день живут на Ставрополье…

— Корни мои, действительно, на Ставрополье. Там жили родственники и мамы, и отца. Если углубляться до прапрадедов, то они из Санкт-Петербурга, из профессорского университетского сословия. Предки переехали на Ставрополье по семейным обстоятельствам. На сегодняшний момент родственников у нас немного, общение, в силу моей занятости, редкое и чаще по телефону. С 2007 года, после кончины бабушки по материнской линии, мама везде «служит» со мной, является моим надежным помощником, моим тылом и самым близким человеком.

У нас в семье есть еще двое младших друзей. Это кошка и попугай — их я привез с собой во Владикавказ. Серый африканский попугай говорит около 150 слов и выражений, «читает» Пушкина в оригинале…

— Кошка Пушкина не читает, но ведет себя достойно. Ее мы привезли из Египта, а попугай был рожден в Чехии, затем перевезен в Грецию, а уже оттуда — в Египет, путешествует со мной повсюду. Многие годы скрашивал мое одиночество. Такие вот «иностранцы».

— Как же Вы их перевозили? В салоне самолета или в багаже?

— Я не хочу приоткрывать завесу этой тайны, но скажу, что перевозка попугая, в силу временных ограничительных правил, решалась на очень высоком уровне… А если совсем серьезно, моя позиция здесь простая: мы в ответе за тех, кого приручили. И мы своих не бросаем.

— В прошлом году состоялось 25-летие Вашей священнической хиротонии. Можете кратко подвести итоги Вашей деятельности в священном сане?

— Ничего не сделано! Впереди грандиозная работа, которая требует скорейшей реализации. Похоже, мой ответ Вас озадачил. Придется рассказать Вам еще об одном моем принципе. Когда мы создавали епархиальный герб Аргентинской и Южноамериканской епархии, был придуман девиз: «No mires atras», что по-испански означает: «Не оглядывайся назад». Спасая Лота, Господь запретил ему оглядываться на Содом. Позднее, уже в Новом Завете, Бог говорит нам, что «никто, взявшись за плуг и оглядывающийся назад, не благонадежен для Царствия Небесного». Вот и я стараюсь не оглядываться назад, размышляя о сделанном. Только вперед, к тем целям, которые обозначены!

— В одном из интервью на вопрос о главных, на Ваш взгляд, предметах для студентов духовной академии Вы ответили, что главного в дипломном списке нет. Если Ваше мнение не изменилось, повторите, пожалуйста, ответ.

— Было такое интервью. Самому главному учат жизнь и собственная душа. Это практика, это та струнка, за которую пастырь и архипастырь должны держаться. Главного предмета в дипломном списке, на мой взгляд, действительно, нет, однако в жизни он основной — порядочность. Я тогда говорил и сегодня повторю: святости от нас, священнослужителей, не требует никто, кроме нашего внутреннего естества, а вот честность, тактичность, воспитанность, порядочность — это постулаты, без которых нести свое послушание невозможно.

www2.pravoslavie.ru

Наедине со всеми. Надежда Бабкина

Волжская казачка, всегда яркая, эмоциональная и такая настоящая! Надежда Бабкина родилась в селе Черный Яр в Астраханской области и любовь к русской деревне пронесла через всю жизнь. Уже почти 40 лет Надежда Бабкина руководит ансамблем «Русская песня». Как у любой женщины, в ее жизни было много испытаний: несчастная любовь, развод, потеря близких людей. Но сегодня она счастлива рядом с любимым мужчиной, несмотря на все пересуды, а недавно стала бабушкой во второй раз.

О внуках — старшем Георгии и младшей Вере:

Я понимала: раз Георгий родился, то обязательно должен родиться второй ребенок. Когда Таня сказала, что будет девочка, я подумала: в этом есть гармония. Хотя я не против мальчишек, они мне очень нравятся, и у меня больше мальчиковый характер. У Верочки, как и у Георгия, три бабушки. Она с первой секунды удивительно спокойный ребенок.

Внука я просила назвать Георгием. И не только в честь отца. Думаю: пусть будет Георгием, это мощное имя. Я не против имени, которое они предлагали, но, на мой взгляд, Степан – это председатель колхоза. Когда сын Данила сказал, что они назвали ребенка Георгием, я зарыдала. Потому что это продолжение рода! Для меня это было очень важно, потому что я осталась одна. У меня нет папы, мамы, брата. Это семья, в которой я росла. У меня остался сын. И, конечно, для меня это психологически важно. Я такая громкая, яркая, любую площадь подниму, любой стадион. Но я понимала, что мне не хватает поддержки, стены, семьи, которая будет продолжать род.

О казачьих корнях:

Я из казачьей семьи. Правда, узнала об этом уже в более взрослом возрасте, потому что папа не велел рассказывать. Я умею пользоваться шашкой, у меня есть шашка, на которой написано: «Без надобности не вынимай и без нужды не размахивай». Когда меня прижмет, мне хочется достать шашку, сесть на коня – и вперед, за победой. И в этот момент я вспоминаю: «Без нужды не вынимай» — и сразу руки опускаю, и все становится на свои места.

О том, как папа отвел ее в детскую комнату милиции:

Я выкрала мотоцикл К-750. Это серьезная машина, огромная машина послевоенных лет. Однажды папа уехал на совещание в соседний район. Я училась классе в четвертом. После школы, выполнив все, что полагалось, дома, я вдвоем с братом Валерой выкатила мотоцикл и поехала по деревне. Валерка сел в люльку (братик всегда со мной был). Мотоцикл рычит, рев стоит, люди выскакивают, кричат: «Надька, стой!» Видимо, кто-то догадался позвонить в милицию. Валерка увидел, кричит: «За нами милиция!» Я давай газу. А остановить не могу. Кричу: «Валерка, прыгай!» Он прыгнул, я прыгнула в другую сторону, мотоцикл прямо в яр и в Волгу. Вызвали папу, он приехал, привел меня, а там вышел весь милицейский состав. Они сказали: «Мы ставим тебя на учет, если еще раз такое повторится, ты будешь жить в этом доме». И показали на дом милиции. Больше я так не делала.

Об отношениях с Александром Розенбаумом:

Кто сказал, что у нас были отношения? Мало ли что напишут! У нас были прекрасные творческие взаимоотношения. Когда мы с Сашей познакомились, его никто не знал. Меня попросил Валера Жак, режиссер программы, это был XXVII съезд КПСС. Жак говорит: «Я тебя умоляю, надо, чтобы этот парень вышел на сцену». А как? Его никто не знает. И мы сделали народный блок, и Саша стал петь под гитару «Только пуля казака во степи догонит».

О знакомстве с будущим мужем:

Я вышла замуж удивительно. Девочка из провинции в Москве, в общежитии. Я уже ездила на гастроли с оркестром русских народных инструментов «Баян» и пела там соло. Однажды я ехала с оркестром. Мы находимся в аэропорту, самолет задерживается. Нам делать нечего, мы скучаем. И давай выбирать себе суженого-ряженого. Одна говорит: «Вот это мой». Другая: «А это мой». А я поворачиваю голову и вижу, у окна стоит группа людей и среди них человек в сером красивом твидовом пальто. Я говорю: «А это мой». Элегантно, стильно одет, хорошая прическа, правильные черты лица. В результате в самолете летели вместе. А потом на репетиции я выхожу на сцену в русском народном сарафане, с огромным кокошником и вижу его взгляд. И он говорит: «О ужас!» Короче, я вышла за него замуж и родила сына.

О том, как она, уже состоя в браке, узнала, что ее муж женат на другой:

Ничего страшного, это тоже надо пережить. Это тоже наука и некое испытание. Когда я увидела [штамп в его паспорте], у меня не было такого, чтобы сердце ушло в пятки. Я посмотрела и подумала: «Надо же, как это может быть? Подлец… Может, я это заслужила? Чем? Своим успехом? Любовью к семье?» Он сказал: «Ты ничего не понимаешь, не лезь». Я была ошарашена тем, что объяснения не последовало. Спустя два-три дня я приняла решение и сказала: «Мы с тобой жить не будем». У меня не было желания драться. Я понимала, что на моих ногах гири. У него не заладилось с его реализацией, и он стал злиться и говорить мне неприятные вещи: «Ты деревня, приехала в Москву…» И однажды я не выдержала и сказала: «Да, я деревня, но у меня три высших образования, я родила сына». Собрала родителей и сказала: «Вы должны быть счастливы, что у вашего сына такая жена, как я. И должны меня ценить». Конечно, я чувствовала себя униженной. Мне было стыдно в глаза людям смотреть. Я выходила на сцену, и мне все время думалось, что все на меня смотрят и меня жалеют. А потом, когда я приняла жесткое решение, все сразу закончилось. Я ушла по-мужски, я забрала сына и свои концертные костюмы. Оставила квартиру, машину, гаражи, дачу. Мне ничего не надо было.

О своем нынешнем избраннике Евгении Горе, который младше ее сына:

Он меня обожает. А я – его. Десять лет мы с ним. Я бы не рискнула, если бы не была к этому подготовлена. Я ездила в монастыри, в церкви, исповедовалась, общалась со старцами. Я приходила говорить о сыне, а меня уводили от этой темы: «Нет, давай поговорим о тебе». И когда в третий раз мне это сказали, я поняла, что, наверное, со мной не все в порядке, не надо мне беспокоиться о сыне, а надо побеспокоиться о себе.

Я не знала, молодой он, старый, мне все равно было. Я просто обалдела от того, что со мной произошло. По-над землей летишь, не видишь, не слышишь, готов обнять весь мир. Состояние бешеной радости и любви неимоверной. Уже потом я стала думать: «Что я, совсем ненормальная?» А тут он меня на крючок-то и подсадил. Такое ощущение, что он старше меня во сто крат. Он ведет себя настолько взрослее и мудрее, чем я, что мне иногда даже страшно становится.

Чтобы мы друг друга не сожрали, мы договорились: четыре дня врозь, три дня вместе. Отдыхать ездим вместе. Это вариант нормальный. Со мной нелегко. Я человек уже состоявшийся, и меня ломать бессмысленно. Я подстраиваюсь, и ко мне подстраиваются, но когда начинается выяснение отношений, это меня раздражает, и я могу наломать дров. Зачем? Мы ни разу не расставались, и никто ничего не делил. Это все вранье прессы. Но замуж я не собираюсь, мне не надо этого. Я счастлива здесь и сейчас, а что будет завтра – жизнь покажет.

Это то место, где я реально счастливая, и нет никаких телефонных звонков, и никто мне не говорит, куда бежать и что надо делать. Я обожаю выходить на сцену, потому что это мое спасение.

www.1tv.lv