Мужчина больной психология

Мужчина больной психология

ВРАЧ, СЕСТРА, БОЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИЯ РАБОТЫ С БОЛЬНЫМИ

ТРЕТЬЕ, СТЕРЕОТИПНОЕ ИЗДАНИЕ

AKADEMIAI KIAD6, BUDAPEST 1974

Перевела с венгерского

проф. М. В. КОРКИНОЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ

Большие достижения современной научной мысли, технический прогресс,

столь бурный в наши дни, неуклонно ведут и к постоянному совершенст-

вованию медицинской практики, внедрению в нее все новых методов ис-

следования, диагностики и лечения.

Углубленное же изучение биологических процессов (как в норме, так

и в патологии) на различных — вплоть до субмолекулярного — уровнях

в свою очередь требует сложной и разнообразной аппаратуры и все более

конкретной специализации знаний.

Однако и необходимость узкой профилизации врачей, и введение боль-

шого числа параклинических методов исследования таят в себе извест-

ную опасность. Постепенно создается ситуация, когда медицинское мыш-

ление сосредоточивается на патологии отдельных систем или органов, и

такая узкая направленность заслоняет восприятие больного в целом,

затрудняет возможность видеть личность страдающего человека во всей

ее полноте, со всеми присущими ей индивидуальными особенностями,

проблемами, стремлениями, огорчениями и надеждами.

Именно поэтому в наши дни становятся такими актуальными проблемы

изучения человеческой личности, роли ее во всех областях жизни. Именно

поэтому в наше время приковывают к себе все более пристальное внима-

ние проблемы врачебной этики и медицинской деонтологии, с большим

интересом встречаются специальные исследования, посвященные разра-

ботке тех или иных вопросов взаимоотношения врача и больного, леча-

щего и лечащегося.

Предлагаемая советским читателям книга венгерского психиатра, не-

вропатолога и психотерапевта доктора Иштвана Харди как раз и ак-

центирует внимание медицинских работников на самых различных ас-

пектах их общения с больным человеком.

Примечательно, что труд этот — плод долгих наблюдений и раздумий

— выполнен практическим врачом, многие годы лечившим больных и в

невропсихиатрическом диспансере, и в больнице общего профиля.

Не пытаясь пересказать содержание книги в целом, хотелось бы отме-

тить главное: попытку автора проследить результаты воздействия на

больного человека разнообразных — как положительных, так и отрица-

тельных — психических факторов, дать характеристику всего того, что

способствует или, напротив, мешает лечению, ускоряет или тормозит

сложный процесс выздоровления.

В свете этих положений автор тщательно разбирает все оттенки пере-

живаний больного человека, его отношение к своему недугу, к возмож-

ным последствиям его, подробно описывает все реакции больного на саму

атмосферу лечебного учреждения, на поведение медицинского персонала,

будь то лечащий врач, сестра, няня или работник аптеки, характери-

т все вероятные взаимоотношения врача и сестры не только с самим

пьным, но и с его близкими.

3 книге разбираются также такие важные вопросы, как значение орга-

эации общего уклада поликлиники или стационара — того, что в наши

я принято обозначать этикой и эстетикой лечебного учреждения, об-

ственная и профилактическая деятельность медицинского персонала,

чь не только врача, но и сестры в процессе лечения больного. В связи

)тим надо признать правомерным введение автором термина — по

1логии с ятрогениями — , обозначающего все те пато-

ические реакции, которые могут быть вызваны у больного человека

травильным поведением медицинской сестры.

1одробно излагая различные аспекты чрезвычайно сложной и много-

1нной работы с больным человеком — то, что автор предлагает назы-

ь — он наряду с общими принци-

1и этой деятельности подробно характеризует и все ее особенности в

исимости от того, с какими именно больными (взрослыми, детьми, пре-

релыми, страдающими психическими заболеваниями, туберкулезом,

[екологическими болезнями и т. д.) врач имеет дело.

Необходимо отметить также еще одно очень важное положение, за-

очающееся в привлечении внимания врачей всех специальностей к

ьным с так называемыми формами психических отклонений.

Издающийся советский психиатр О. В. Кербиков отмечал, что

[ психиатрия , ибо с боль-

1И, страдающими неврозами и психопатиями, . Именно на таких боль-

: автор совершенно справедливо обращает внимание читателя.

1, наконец, еще одно важное положение — постоянное подчеркивание

и психотерапии. Подчас автор, может быть, даже гиперболизирует ее

льтативность, но несомненная его заслуга в том, что он акцентирует

мание врача — не всегда, как известно, в этом отношении достаточно

явное — на важности и нужности психотерапевтических воздействий.

же самое, вероятно, можно сказать и о некоторых повторениях, к

)рым иногда прибегает автор: как дидактический прием они весьма

ективны, ибо невольно фиксируют внимание на том, что так важно

так, даже этот краткий перечень того круга вопросов, с которыми

равно, как и использование соответствующих объяснений (например,

трактовка поведения и предсмертной оговорки Ивана Ильича при разборе

рассказа Льва Толстого ).

Хочется высказать сожаление и по, поводу недостаточного освещения

соответствующих работ наших отечественных авторов, тем паче, что к

числу лучших традиций русской и советской медицины как раз и отно-

сится высокий гуманизм, особое внимание к личности больного человека.

Однако надо сказать, что все эти особенности не снижают главной

ценности монографии, с которой будет полезно ознакомиться всем, так

или иначе причастным к великому делу лечения больных, ибо она

учит чрезвычайно важному: вдумчивому индивидуальному подходу к

каждому больному человеку.

, — эти слова, сказанные известным русским психиат-

ром В. П. Сербским более чем полвека тому назад, предельно актуальны

и в наше время. В этом еще раз можно убедиться, прочтя полезную и пол-

ную животрепещущих вопросов книгу доктора Иштвана Харди, рассчи-

танную не только на врачей любого профиля, но и на средний меди-

Профессор М. В. Коркина

Пока разрозненные мысли сложатся в единое целое, пока из них возникнет

книга, они проделывают большой и долгий путь. Множество размышлений,

собирание материала. . . и вдруг у той или иной мысли появляются сто-

ронники, друзья, у нее вдруг вырастают крылья, а ее автору облегчаются

Эти строки я обращаю ко всем тем, к кому испытываю искреннюю

благодарность и уважение: врачам и сестрам, ближайшим и почти не-

знакомым сотрудникам, у кого многому научился и которые во многом

помогли мне своим поведением и советами. Прежде всего я благодарен

моей сотруднице д-ру Маргит Шаги, моей главкой помощнице, своей

самоотверженной работой до конца участвовавшей в подготовке и обра-

ботке материала и его систематизации. Особой благодарности заслуживает

Бианкп Чепаньи, которая предоставила в мое распоряжение богатейший

опыт 25-летней работы медсестрой и старшей сестрой, не раз помогала

советами и рукописными материалами. Сама ее деятельность служит

прекрасным примером того, как замечательно может использоваться

психология в работе с больными. Я благодарю моего друга д-ра Андраша

О. Вертеш за тщательный просмотр рукописи, за внесенные поправки

и советы, а также Шандора Дёрньеи, оказавшего ценную помощь при

Я глубоко признателен и благодарен за тщательное научное редактирова-

ние книги профессору Ис Мадьяр, главному врачу Табору Райка, про-

фессору Имре Херманн, а также докторам Петеру Хаос, Тамашу Халмош,

КароюЛазарза советы относительно отдельных специальных выражений.

Книга предназначается для врачей и сестер. Быть может, отдельные

разделы ее покажутся трудными, далекими от непосредственной области

их деятельности. В таких случаях пусть они подумают о том, что это от-

носится если не к сегодняшнему, то уж обязательно к завтрашнему дню,

ведь тема, которой мы касаемся, часто заглядывает далеко в будущее.

Страницы этой книги будут полезны для всех, кто работает с больными

людьми, кто считает своим призванием способствовать облегчению их

страданий, их выздоровлению. Важнейшей целью психологии обращения

с больными является углубление эффективности лечебной деятельности,

использование многостороннего подхода к человеку с учетом всей его

сложности. Человека нельзя рассматривать и в отрыве от окружающей

его среды. В рамках этих важнейших зависимостей мы и стремились

рассматривать при анализе темы имевшийся в нашем распоряжении

материал современной науки.

Чувствую, что все, кто считают своим призванием борьбу с человече-

скими страданиями, охотно прочтут эту книгу.

Глава 1. Понятие психологии обращения с больными, области ее примене-

ния и источники . 15

Глава И. » Больной и врач . 25

Глава 111.- Сестра и больной . 39

Глава IV. Лечащий коллектив . 51 _

Глава V. Психология работы с больными, испытывающими страх и тревогу 62/

Глава VI. Человек и смерть . 73

Глава VII. Психология повседневной работы по уходу за больными . 81

Глава VIII. Без решеток . . . Психология работы с психически больными . 107

Глава IX. Л/Психология работы с терапевтическими больными . 151 t. — _;»,

Глава X. Фтизиатр и его больные . 168

Глава XI. .Хирург и его больные . 175

Глава XII. Гинекология, акушерство и психология обращения с больными 188

Глава XIII. Ребенок и больница . 205

Глава XIV. Дом престарелых и его . 222

Глава XV. Двери в жизнь . 239

Глава XVI. На пути профилактики; за гармоничное лечение, за гармонию ле-

Предметный указатель. 283

Предубежденность против психологии. — Психология обращения с больными: что —

нет и что — да. — Понятие психологии обращения с больными. — К кому обращена эта

книга 7 — Области применения и источники. — Использование и вопросы изучения.

Совсем нелегко освещать проблемы психологии обращения с больными

с точки зрения их связи с повседневной жизнью.

www.libok.net

Психология терминальных больных

Исследования психологии терминальных больных. Характер и широта работы с умирающим от неизлечимой болезни или по причине старости. Требование правдивости при сообщении диагноза больному. Условия работы для персонала хосписа. Оценка психического статуса.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Психология терминальных больных»

В Большой медицинской энциклопедии терминальные состояния определяются как пограничные между жизнью и смертью, как умирание, представляющее собой комплекс нарушений гомеостаза и функций основных систем жизнеобеспечения (кровообращения и дыхания), которые собственными силами организма, без специальной медицинской помощи, не могут быть компенсированы и неизбежно приводят к смерти.

В практической работе врачу чаще приходится встречаться с иными вариантами терминальных состояний, которые являются конечными фазами хронически текущих заболеваний и занимают подчас довольно длительное время. Такие состояния могут быть определены как те фазы хронических заболеваний человека, при которых развивается неумолимо прогрессирующее расстройство основных жизненных функций, непреодолимое имеющимися в распоряжении врача средствами и неизбежно приводящее к нарастанию субъективно тягостных ощущений и страданий, а далее — к гибели больного. Подобные состояния возникают в результате истощения ресурсов адаптационно-компенсаторных реакций организма, знаменуя собой действие цепной реакции прогрессирующего распада тканей, приводящей к дезинтеграции системных механизмов регуляции и умиранию.

Примером таких состояний могут быть клинические ситуации, возникающие при рефракторной сердечной недостаточности.

Иной будет клиническая картина умирания при терминальной почечной или печеночной недостаточности, финальной, необратимой стадии алиментарной дистрофии или иных первичных нарушений метаболизма, а также тяжелой интоксикации при персистирующих очагах инфекционного поражения различного происхождения и локализаций (СПИД, финальные стадии туберкулеза, сифилиса и других инфекций).

Определение пессимистического прогноза при каждой из перечисленных форм патологии, конечно же, потребует участия специалистов (нефрологов, гепатологов, фтизиатров, венерологов и др.).

Несколько иной будет динамика клинических проявлений терминального состояния при первичности мозгового дефекта различного происхождения (результат повторных нарушений мозгового кровообращения, травмы мозга, опухоли мозга, финал болезней Альцгеймера и Пика, сенильной деменции). С наибольшей яркостью подобный синдром развертывается при смерти мозга с персистирующим вегетативным состоянием (ПВС). Клиническая картина характеризуется устойчивым и полным выключением всех функций центральной нервной системы. При этом отсутствует сознание и собственное дыхание, исчезают все двигательные реакции на внешние раздражения, сухожильные, периостальные и кожные рефлексы, развивается атония мускулатуры, отсутствует реакция зрачков на сильный прямой свет.

Всемирной медицинской ассамблеи впервые дано обоснование завершения поддерживающих надежду на будущую жизнь медицинских мероприятий в условиях отсутствия на нее перспективы, потому как ПВС не может быть определено в понятиях жизни человека. Жизнь отдельных тканей, биологическая жизнь в условиях ПВС — это «пробирочное» существование клеток (культуры тканей), по отношению к которому может быть принято квалифицированное врачебное решение о его завершении.

Исходя из анализа ведущих причин смерти, можно предположить, что у участкового врача, имеющего около 2000 пациентов в течение года, будут больные в терминальном состоянии. 6-8 человек закончат свою жизнь в результате тяжелого течения ишемической болезни сердца. Из них большую часть будут составлять лица с остро развившимися осложнениями основного заболевания и лишь 1-2 человека — в солидном возрасте, которые при сопутствующих заболеваниях составят группу терминальных больных. 4-5 больных погибнут от злокачественных новообразований, и среди них будет 2-3 человека с длительным и мучительным финалом заболевания. 2-3 человека завершат свой жизненный путь в результате нарастания тяжести расстройств мозгового кровообращения.

Таким образом, всегда среди пациентов практикующего врача есть 1-2 человека, которые требуют от него постоянного напряжения духовных сил в связи с необходимостью решать новые и новые проблемы, возникающие в процессе прогрессирования расстройств, связанных с терминальным состоянием.

1. Концепция «смерти как стадии роста»

В настоящее время специалистам доступны многочисленные исследования психологии терминальных больных. Обращают на себя работы доктора Элизабет Кюблер-Росс. Исследуя состояние пациентов, узнавших о своем смертельном недуге, доктор Э. Кюблер-Росс и ее коллеги пришли к созданию концепции «смерти как стадии роста». Схематично эта концепция представляется пятью стадиями, через которые проходит умирающий (как правило, неверующий человек).

Первая стадия стадия отрицания и неприятия трагического факта. Состояние близкое к шоку. Доминирующими в этот период являются высказывания: «Только не я», «Не может быть», «Это не рак» и т.п. Своеобразной психологической защитой является отрицание фатального заболевания, активное обследование у различных специалистов с применением новейших параклинических методов диагностики.

Вторая стадия стадия протеста. Когда первое потрясение проходит, многократные исследования подтверждают наличие фатального заболевания, возникает чувство протеста и возмущения. «Почему именно я?», «Почему другие будут жить, а я должен умереть?», «Почему так скоро, ведь у меня еще так много дел?» и т.п. Как правило, прогрессируют симптомы реактивной депрессии, возможны суицидальные мысли и действия.

Третья стадия просьба об отсрочке. В этот период происходит принятие истины и того, что происходит, но «не сейчас, еще немного».

Четвертая стадия реактивная депрессия, которая, как правило, сочетается с чувством вины и обиды, жалости и горя. Причиной депрессии является беспомощность перед лицом судьбы, ощущение зависимости от окружающих. Больной понимает, что он умирает.

Пятая стадия принятие собственной смерти. Характерно для этой стадии то, что больной ориентируется не на дальние перспективы, а на сиюминутную жизнь. В это время могут происходить невероятные превращения в личностном облике больного. Осознание близости смерти, её неотвратимости мобилизует огромный духовный потенциал личности, способствующий быстрому росту личности. В новых качествах раскрываются интересы и запросы пациента. К характеристикам этой стадии можно отнести такие высказывания некогда благополучных людей, как: «За последние три месяца я жила больше и лучше, чем за всю жизнь». Хирург Роберт Мак больной неоперабельным раком легкого, описывая свои переживания — испуг, растерянность, отчаяние, в конце концов утверждает: «Я счастливее, чем когда-либо был раньше. Эти дни теперь ни самом деле самые лучшие дни моей жизни». Один протестантский священник, описывая свою терминальную болезнь, называет её «счастливейшим временем моей жизни». В итоге Доктор Э. Кюблер-Росс пишет, что «хотела бы, чтобы причиной её смерти был рак; она не хочет лишиться периода роста личности, который приносит с собой терминальная болезнь». Эта позиция — результат осознания экзистенциальной драмы человеческого существования, которая заключается в том, что только «перед лицом смерти» человеку раскрывается новое знание — подлинный смысл жизни и смерти.

2. Терминальный больной и качество его жизни

Характер и широта работы с умирающим от неизлечимой болезни или по причине старости зависят от физического состояния и особенностей его личности, а также от эмоциональной настроенности, мировоззрения и прочих обстоятельств.

Главная психологическая мишень, на которую нацелены психокоррекционные воздействия, что всегда следует учитывать при общении с терминальным больным, — это страх пациента перед установлением врачами «смертельного» диагноза (рак, СПИД), мучительными болями, а также самой смертью.

«Правдивость» у постели больного есть всеобщая тенденция современности, и это касается не только врачей, но и родственников больных и всех тех, кто занимается уходом. Одновременно следует избегать и чрезмерной откровенности в этих ситуациях — врач не должен быть многословен. Отношения его с больным должны строиться на взаимном доверии. Следует при этом учитывать динамику психологических реакций у терминальных больных, описанную Кюблер-Росс, особенности конкретной ситуации. Если у больного выраженная реакция отрицания и он не желает знать о смертельных болезнях, то и говорить на эти болезненные темы, «навязывать» больному правду не следует, если это не мешает терапии.

Требование правдивости касается и очень ответственного для врача момента — сообщения диагноза больному. В настоящее время преобладающей является тенденция дозированного и доступного разъяснения тяжелобольному или умирающему причин и особенностей его состояния. Одновременно с открытием диагноза всегда следует давать в приемлемой форме и надежду. По возможности следует сразу сделать и терапевтическое предложение. Тем самым мы обещаем больному, что не оставим его одного. Что касается момента сообщения диагноза, то многие считают лучшим вариантом наиболее раннее информирование больного — уже в связи с первым же подозрением или первой консультацией.

Большое значение имеет привлечение родственников к эмоциональной поддержке больного. Врач должен учитывать индивидуальную систему семьи и семейных отношений. Следует избегать слишком большого информирования семьи о состоянии больного с одновременной недостаточностью представления такой информации самому больному. Желательно, чтобы больной и родственники находились на примерно одинаковом уровне владения информацией о болезни — это способствует большей консолидации семьи, мобилизации резервов семейной группы, содействию психологической проработки скорби у больного и членов семьи. Э. Кюблер-Росс считает, что психологические реакции родственников больного в таких ситуациях соответствуют приблизительно таковым у самих больных.

Условия работы для персонала хосписа считаются тяжелыми т.к. высок уровень психических нарушений у пациентов (у 60-70%), выраженной неврологической патологии («спинальные» больные с парезами и параличами составляют 30-40%). Особую проблему представляют так называемые «грязные больные» с разлагающими опухолями, выводами прямой кишки, свищами и т.д., а также постоянное соприкосновение персонала со смертью. Эти особенности вызывают текучесть кадров, а у части персонала могут возникать невротические расстройства, депрессия, психосоматические нарушения. Большое значение в работе хосписов придается привлечению к уходу за больными и их психологической поддержке непрофессионалов из числа лиц, добровольно соглашающихся на этот труд из побуждений гуманизма и человечности — волонтеров, а также создание на базе хосписа различных общественных организаций и общин.

3. Индивидуальная психотерапия

Параметры психического статуса

Для определения возможностей индивидуальной психотерапии необходимо определить как можно более тонко различные параметры психического статуса больного.

При оценке психического статуса необходимо акцентировать внимание на следующих проблемах больного:

otherreferats.allbest.ru