Эмоциональность экспрессивность оценочность

Основные особенности литературно-художественного стиля;

Синтаксические особенности публицистического стиля речи

В публицистическом стиле речи, как и в научном, часто • используются существительные в родительном падеже в роли несогласованного определения типа голос мира, страны ближнего зарубежья. В предложениях в роли сказуемого часто выступают глаголы в форме повелительного наклонения, возвратные глаголы.

Для синтаксиса этого стиля речи характерно использование однородных членов, вводных слов и предложений, причастных и деепричастных оборотов, сложных синтаксических конструкций.

Литературно-художественный стиль обслуживает художественно-эстетическую сферу деятельности человека. Художественный стиль — функциональный стиль речи, который применяется в художественной литературе. Текст в этом стиле воздействует на воображение и чувства читателя, передаёт мысли и чувства автора, использует всё богатство лексики, возможности разных стилей, характеризуется образностью, эмоциональностью, конкретностью речи.

Эмоциональность художественного стиля значительно отличается от эмоциональности разговорно-бытового и публицистического стилей. Эмоциональность художественной речи выполняет эстетическую функцию. Художественный стиль предполагает предварительный отбор языковых средств; для создания образов используются все языковые средства.

Отличительной особенностью художественного стиля речи можно назвать употребление особых фигур речи, так называемых художественных тропов, придающих повествованию красочность, силу изображения действительности.

Функция сообщения соединяется с функцией эстетического воздействия, наличие образности, совокупность самых различных средств языка, как общеязыковых, так и индивидуальных авторских, но основой этого стиля являются общелитературные языковые средства.

Характерные признаки: наличие однородных членов предложения, сложных предложений; эпитеты, сравнения, богатая лексика.

1) прозаический (эпический): сказка, рассказ, повесть, роман, эссе, новелла, очерк, фельетон;

2) драматургический: трагедия, драма, комедия, фарс, трагикомедия;

3) поэтический (лирика): песня, ода, баллада, поэма, элегия, стихотворение: сонет, триолет, четверостишие.

1) образное отражение действительности;

2) художественно-образная конкретизация замысла автора (система художественных образов);

4) экспрессивность, оценочность;

5) индивидуальный стиль, почерк автора;

6) речевая характеристика персонажей (речевые портреты).

Общие языковые особенности литературно-художественного стиля:

1) сочетание языковых средств всех других функциональных стилей;

2) подчинённость использования языковых средств в системе образов и замыслу автора, образной мысли;

3) выполнение языковыми средствами эстетической функции.

Языковые средства художественного стиля:

1) неприятие шаблонных слов и выражений;

2) широкое использование слов в переносном значении;

3) намеренное столкновение разностильной лексики;

4) использование лексики с двуплановой стилистической окраской;

5) наличие эмоционально-окрашенных слов.

2. Фразеологические средства — разговорного и книжного характера.

3. Словообразовательные средства:

1) использование разнообразных средств и моделей словообразования;

2) окказиональные (индивидуально-авторские) неологизмы: некогдилось, завороть, молоткастый, прозаседавшиеся, прознобь.

4. Морфологические средства:

1) использование словоформ, в которых проявляется категория конкретности;

2) частотность глаголов;

3) пассивность неопределённо-личных форм глаголов, форм 3-го лица;

4) незначительное употребление существительных среднего рода по сравнению с существительными мужского и женского рода;

5) формы множественного числа отвлечённых и вещественных существительных;

6) широкое употребление прилагательных и наречий.

1) использование всего арсенала имеющихся в языке синтаксических средств;

2) широкое использование стилистических фигур.

studopedia.su

Как определить стилевую принадлежность текста

Чтобы избежать ошибок в определении стилевой принадлежности тек­ста, необходимо ответить на ряд вопросов. Они помогут выявить экстра­лингвистические (внеязыковые) и собственно лингвистические (языко­вые) специфические черты стиля. Данные вопросы (вместе с ответами) мы представляем в виде памятки:

1. Сфера общения (где распространен данный стиль: быт – разговорный стиль; научная деятельность — научный стиль; официальная сфера (зако­нодательство, делопроизводство) — официально-деловой стиль; массовая коммуникация (газета, радио, телевидение и т. д.) – публицистический стиль; эстетическая сфера (художественная литература) — художественный стиль).

2. Функция речи [информативная (сообщение объективных обобщенных знаний) — в научном стиле; предписующе-констатирующая (волюнтативная) — в официально-деловом; информативно-воздействующая — в публицистическом; эстетическая (создание художественного образа) – в художественном].

3. Специфические черты стиля [логичность, доказательность, бесстраст­ность, точность (однозначность), безобразность, скрытая эмоциональность — в научном стиле; официальность, точность, однозначность, стандарти­зованность — в официально-деловом; информативность, доказательность, точность, «открытая оценочность речи», стандартизованность, экспрес­сивность — в публицистическом; образность, конкретизация (перевод слова-

понятия в слово-образ), эмоциональность, экспрессивность, динамизм, недопустимость стандарта, ярко выраженная авторская индивидуальность — художественном].

На основании анализа текста по предложенным вопросам можно определить, к какому стилю речи он принадлежит. Кроме того, определить стиль текста поможет характеристика способа изложения, избранного автором. Для характеристики способа изложения в качестве опорных мо­гут быть использованы следующие вопросы:

• Какие черты присущи способу изложения: объективность, «сухость», строгость, подчеркнутая логичность; официальность, стандартизованность; эмоциональность, ярко выраженная авторская индивидуальность; ярко выраженная авторская оценочность речи, экспрессивность, стандартизо­ванность.

• Кому адресован текст: широкому кругу читателей газеты, художе­ственной литературы; узкому кругу специалистов; тем, кто связан с оформ­лением документов (делопроизводство), изданием указов, законов (зако­нодательство) и т. д.

• Какой характер носит изложение: личный, отвлеченный, сочетаю­щий обобщенность с авторской индивидуальностью.

• Использованием каких средств достигается: а) личный способ изложения (использованием личных местоимений и личных форм глаголов, личных синтаксических конструкций и т. д.); б) безличный способ изло­жения (исключением использования форм 1-го и 2-го лица глагола и соответствующих личных местоимений, употреблением безличных син­таксических конструкций и конструкций с ослабленным значением син­таксического лица);

в) сочетание обобщенности и авторской индивиду­альности (использованием личных местоимений и личных форм глаголов в обобщенном значении).

§Присутствует ли в тексте авторская оценка излагаемого, в чем она проявляется (в бесстрастности или открытой оценочности изложения).

§Каков эмоциональный план изложения.

§Чем обусловлен выбор способа изложения (специфическими чертами стиля речи).

Специфические черты стиля и способ изложения определяют выбор язы­ковых средств в тексте, поэтому следующим пунктом стилистического анализа является характеристика языковых средств стиля, речевой сис­темности стиля, которая проявляется в частоте употребления тех или иных лексических, морфологических и синтаксических средств. Посколь­ку наиболее яркими лингвистическими признаками стиля являются лек­сические и синтаксические, более подробно необходимо остановиться на характеристике лексических и синтаксических средств стиля, а также на образных средствах языка (тропах и стилистических фигурах).

Приведем образец рассуждения на конкретном языковом материале. Подобный текст (в чуть измененном виде) предлагался учащимся на ЕГЭ в 2003 г. и вызвал определенные трудности в его квалификации: одни отнесли его к научному стилю, другие — к публицистическому, третьи — к художественному, четвертые — к разговорному. К какому же стилю речи относится этот текст?

На мой взгляд, крапива — одно из самых любопытных растений. Во-первых, зачем ей жалиться? А между тем природа ничего напрасно не делает. Пчели­ное жало объяснено, змеиный яд понятен, ядовитые колючки некоторых рыб не вызывают никаких кривотолков. Но зачем жжется крапива? Защищая себя? От кого? Почему другие соседние травы обходятся без такой защиты и процветают? Да и какой вред крапиве, если ее съест какое-нибудь травоядное существо? Чтобы ее извести, нужны не благодушная корова, не лось, не коза, а железо, огонь, терпенье и многие годы.

Как только появляется признак какой-нибудь человеческой деятельности, как только человеческое жилье, крапива уж тут как тут. Выкопайте колодец среди чистой поляны, вокруг которой на километр не росло ни одной крапи-винки, тотчас ваш колодец окружит зеленой толпой неизвестно откуда взяв­шаяся крапива. Поставьте сруб, соорудите погреб, поднимите забор, сложите поленницу дров, высыпьте корзину щепок или другого мусора, крапива уж тут как тут!

Может быть, она знает, что где есть человек, там возможны и разные чело­веческие бедствия: пожар, война, голод, болезнь? Может быть, она заранее предлагает себя на выручку, как весьма питательная и целебная трава (во много раз питательнее капусты)? Ведь она особенно буйствует там, где дей­ствительно замечается человеческое бедствие, неблагополучие. О, раздолье кра­пиве от края и до края России на месте исчезающих домов, деревень и сел. Ну, положим, крестьяне-то многие. уезжают в города. но крапива, конеч­но, не может разобраться во всех социологических тонкостях. Она видит, что исчезают дома, оставляя после себя ямы и кирпичные трубы, она думает, что тут бедствие, неблагополучие, и набрасывается, и растет, и жиреет на покинутых пепелищах, в то время как бывшие хозяева домов благополучно работают на заводах, ходят в кино. потягивают пивко у фанерных киосков.

Или может быть, крапива набрасывается на следы человеческой деятельности из других побуждений? Может быть, природа велит ей: «Иди и все исправь. Сделай, как было». И вот на брошенных местах. крапива будет расти, пока всякий след человека не переработает в себе так, что будет здесь опять. безмусорное место. Зарубцуется рана. Сотрется след.

studopedia.org

Понятие экспрессивности в лингвистике

Соотношения категорий «экспрессивность», «оценочность», «эмоциональность». Типы языковых единиц для реализации экспрессивности. Негативное высказывание относительно положения дел. Отношение к крайностям. Выражение иронии по отношению к кому-либо.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Проблема экспрессивности в современной лингвистике. Использование экспрессивной лексики в языке художественной литературы. Имена прилагательные и местоимение, глагол и его особые формы как средство создания экспрессивности в поэтических текстах.

Понятие и морфологические черты научного стиля. Языковые средства выражения экспрессивности в научном тексте: усилительные слова, инверсия, сравнения, метафора, эпитеты, восклицательные предложения. Примеры передачи эмоциональности в научной литературе.

Выражение эмоций и чувств как психологические закономерности, лежащие в основе экспрессивности. Стилистический прием — сосредоточение отличительных признаков языковых выразительных средств. Гипербола — преувеличение для эмоциональности высказывания.

Проблема экспрессивности языковых средств. Выявление и изучение лексических выразительных средств языка и различных способов их проявления во внешней организации художественного текста. Методы и сущность исследований ученых о лексическом значении слова.

История развития рекламы, ее характеристика как социокультурного феномена. Виды, элементы и особенности рекламного текста. Форма и содержание слогана. Лексический и стилистический анализ английских рекламных слоганов с точки зрения их экспрессивности.

Экспрессивность и ее синтаксические средства выражения. Экспрессивные возможности синтаксического построения текста. Рассмотрение особенностей парантетических внесений. Построение публичных выступлений: примеры на английском языке с переводом на русский.

Реклама как объект изучения лингвистики. Понятие рекламы и рекламного текста. Жанры и функциональные особенности рекламных текстов. Экспрессивность как лингвистическая категория языка, ее виды. Способы достижения экспрессивности в рекламном тексте.

Изучение понятия и свойств (экспрессивность, образность, эмоциональность, оценочность) фразеологизма. Рассмотрение лексико-грамматических характеристик (глагольный, адъективный, междометный, именной) и компонент эмотивных фразеологических номинаций.

Стилистика как наука, ее объект, предмет, цели и задачи. Направления современной стилистики, лингвистические и экстралингвистические факторы. Связь стилистики с другими лингвистическими дисциплинами. Экспрессивность, эмоциональность и оценочность.

Определение сущности парцелляции, ее соотношение с присоединением. Классификация, функции и строение парцеллированных конструкций. Использование парцелляции в художественных, газетно-публицистических, рекламных текстах для придания им экспрессивности.

revolution.allbest.ru

Образность как компонент коннотации и функции эмоционально-оценочной лексики в художественном тексте

Компонент «образность» не всеми учеными признается как однопорядковый с компонентами «эмоциональность», «экспрессивность», «оценочность». Такое от­ношение к образности проистекает, прежде всего, из убеждения, что данный ком­понент не связан с отражением каких-либо реальных явлений объективного или субъективного характера. Это скорее особый способ представления информации, когда в ней содержится скрытое сравнение, оживляющее наше представление о тех или иных явлениях. Примерами могут быть производные слова с яркой внутренней формой (зубоскал, пропесочить) или вто­ричные значения метафорического характера типа кипятиться, рычать, рявкать, осел, свинья, змея, употребленные по отношению к человеку.

К исследователям, рассматривающим образность как полноправный компонент коннотации, относятся О.С.Ахманова, Н.А. Лукьянова, В.К. Харченко, Д.Н. Шмелев и др. О.С. Ахманова и Н.А. Лукьянова рассматривают образность в тесной связи с экспрессивностью. Н.А. Лукьянова считает, что образность в речи по­является за счет экспрессивных средств языка, О.С. Ахманова рассматривает образность в качестве одного из компонентов (наряду с эмоцио­нальной оценкой и интенсивностью), порождающих экспрессию. В.К. Харченко рассматривает образность, заложенную в семантике слова, в соотнесении с категорией оценки: «Образность и оценка не тождественны, но со­вместимы, особенно на уровне производных значений <. > Образность, так же как оценочность, не столько созначение, сколько существенный признак самого значения, способ представления значения. В отличие от оценочности образность — категория отражательная».1 С позиций формирования языка образы слов имеют гносеологическую природу, а в художественном произведении образу присущи прагматические свойства, так как здесь он выступает как средство воздействия на читателя. Основным средством придания слову образности является употребление его в переносном значении. Согласно точки зрения В.К. Харченко, легче всего образность слова обнаруживается при окказиональном употреблении, например: «Внизу он услышал, как ругались рабочие, грузившие в машину рояль: "Купили бы скрипку какую-нибудь, а то ворочай танк этот!"» (Велембовская. Вид с балкона) (). Важнейшими чертами образности в слове В.К. Харченко называет зрительность («картинность») и срав­нительную недолговечность. Исходя их утверждаемой связи образности и оценки, В.К. Харченко выделяет три группы слов. К первой группе она относит слова оце­ночные, но не образные (хороший, плохой, грубиян), ко второй — образные слова, не содержащие в себе положительной или отрицательной характеристик (мать-и-мачеха, изливать в значении ‘высказывать, выражать чувства, переживания’, ко­ординаты в значении ‘адрес, местопребывание’). Третья группа слов — это слова, совмещающие в себе образность и оценку (например, кухня ‘о скрытой, закулисной стороне какой-либо деятельности’, тюфяк ‘о вялом, нерасторопном, безвольном человеке1).

Рассматривая образность как компонент коннотации наравне и в связи с эмоциональностью, образностью и экспрессией, мы придерживаемся мнения боль­шинства ученых, считающих, что образность, прежде всего, связана с экспрессией: конечная цель обеих категорий — выразительность.

Итак, эмоциональность и оценочность могут занимать различное положение в структуре лексического значения слова: входить в его понятийное смысловое ядро — и в этом случае мы имеем дело со словами, обозначающими эмоции и оценки (ср. любовь, хороший / ненависть, плохой), или представлять «несущественные, но устойчивые признаки выражаемого им понятия, которые воплощают принятую в данном языковом коллективе оценку соответствующего предмета или факта действительности».2 В структуру исследуемых нами оценоч­ных лексем включен эмотивный компонент: эмоционально-оценочная лексика, таким образом, обозначает оценку объекта, сопровождающуюся ее эмоциональ­ным переживанием.

В настоящее время лингвисты и литературоведы уделяют большое внимание роли эмоционально-оценочной лексики в структуре художественного произведения. Художественный текст полифункционален. В нем эстетическая функция на­слаивается на целый ряд других — коммуникативную, экспрессивную, прагма­тическую, эмотивную, но не заменяет их, а напротив, усиливает. Язык художественного текста живет по своим собственным законам, отличным от жизни естест­венного языка, «он имеет особые механизмы порождения художественных смы­слов». О специфике слова в художественном тексте писали А.М. Пешковский, А.А. Потебня, В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, В.П. Григорьев, Д.Н. Шмелев и другие исследователи. Они подчеркивали, что слово в ху­дожественном тексте, благодаря особым условиям функционирования, семантически преобразуется, включает в себя дополнительный смысл. Игра прямого и переносного значения порождает и эстетический, и экспрессивный эффекты художественного текста, делает этот текст образным и выразительным. Многими учеными (Н.А. Лукьяновой, В.А. Масловой, В.Н. Телией, В.И. Шаховским и др.) признается, что неэкспрессивных текстов не существует, ибо любой текст потенциально способен оказывать определенное воздействие на соз­нание и поведение читателя, так как именно экспрессивность содействует цели речевого сообщения, обеспечивая воздействие текста на реципиента. Количеств же экспрессивных языковых средств в тексте еще не определяет экспрессивный эффект восприятия текста, а лишь повышает вероятность его возникновения. Более того, помимо специальных языковых средств, а именно эмотивных, образных, стилистически маркированных, экспрессивной может оказаться любая нейтральная единица языка в зависимости от целей автора, от контекстуальной ситуации. Эмотивный текст, благодаря особенностям своей семантики, способен полностью редуцировать логико-предметное значение слова, нейтрального в эмоциональном плане, и осознать его как контекстуальный эмотив или даже аффектив.

Источники порождения эмотивности текста разнообразны и не всеми исследо­вателями понимаются одинаково. С одной стороны, основным источником эмо­тивности текста являются собственно эмотивные языковые средства. Способы ма­нифестации эмотивных ситуаций в художественном тексте разнообразны: «от свернутых (семный конкретизатор, слово) и минимально развернутых (словосоче­тание, предложение) до максимально развернутых (фрагмент текста, текст)».3

Однако изначально эмотивность есть лингвистическая категория, актуали­зирующаяся посредством художественного слова в любом отрезке текста. Эмотивное пространство текста, по мысли Л.Г. Бабенко, И.Е. Васильева, Ю.В. Казарина, представлено двумя уровнями — уровнем персонажа и уровнем его создателя-автора: «целостное эмотивное содержание предполагает обязательную интерпретацию мира человеческих эмоций (уровень персонажа) и оценку этого мира с позиции автора с целью воздействия на этот мир, его преобразования».4 В структуре образов персонажей обнаруживается многообразие эмотивных смыслов. «Совокупность эмоций в тексте (в образе персонажа) — своеобразное динамическое множество, изменяющееся по мере раз­вития сюжета, отражающее внутренний мир персонажа в различных обстоятель­ствах, в отношениях с другими персонажами».5 При этом в эмоцио­нальной сфере каждого персонажа выделяется «эмоциональная доминанта» — пре­обладание какого-то эмоционального состояния, свойства, направления над ос­тальными. «Конфликтность эмоциональной сферы персонажа, с одной стороны, и наличие эмоциональной доминанты, с другой, не противоречат законам художе­ственного текста и положению дел в мире вообще; напротив, первое отражает об­щие законы организации художественного текста, а последнее соответствует осо­бенностям психологии человека: психологи давно отмечали в качестве основопо­лагающих черт личности ее эмоциональную направленность, т.е. тяготение каж­дого человека к той или иной системе переживаний». В целом, «ав­тор литературного произведения подбирает лексику таким образом, что это под­сказывает читателю, в каком эмоциональном ключе ему следует воспринимать ге­роя». В разных художественных текстах, в зависимости от замысла авто­ра, возможно преобладание то одного, то другого эмоционального свойства пер­сонажа. В этом смысле показательными являются, например, произведения Л.Н. Толстого, в которых эмоциональная характеристика персонажа, представленная эмоционально-оценочной лексикой, является маркировкой положительных («лю­бимых») и отрицательных героев. Такую особенность изображения персонажей у Л.Н. Толстого исследователи заметили уже давно, но в лингвистическом аспекте это явление изучено мало. В целом, эмотивная лексика в художественном тексте выполняет несколько функций, основными из которых являются создание эмотивного содержания и эмотивной тональности текста.6 К частным текстовым функциям эмотивной лексики относятся:

К частным текстовым функциям эмотивной лексики относятся:

— создание психологического портрета образа персонажей («описательно-характерологическая функция»);

— воздействие на читателя («эмоционально-регулятивная функция»).

Значимость эмоционально-оценочных лексем, реализующихся в произведении, в организации художественного текста определяется совокупностью обозначенных функций. Последовательное их выявление позволит нам определить роль эмоционально-оценочной лексики в идиостиле писателя в целом. При подобном описании невозможно избежать вопросов, связанных с особенностями мировосприятия писателя, его индивидуальной картины мира: художественный текст формируется образом автора и его точкой зрения на объект изображения.

Апресян Ю.Д. Избранные труды. – 2-е изд. – М.: Языки русской культуры. Т. 1, 1995.

Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного произведения. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000.

Харченко В.К. Разграничение оценочности, образности, экспрессии и эмоциональности в семантике слова. – РЯШ, 1976, № 3. с. 67-68.

1 Харченко В.К. Разграничение оценочности, образности, экспрессии и эмоциональности в семантике слова. – РЯШ, 1976, № 3. с. 67-68.

2 Апресян Ю.Д. Избранные труды. – 2-е изд. – М.: Языки русской культуры. Т. 1, 1995. – с. 159

3 Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного произведения. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. – с. 169-194

4 Там же. – с. 167

5 Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного произведения. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. – с. 167

6 Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного произведения. – Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2000. – с. 169

xreferat.com

Образность как компонент коннотации и функции эмоционально-оценочной лексики в художественном тексте (стр. 1 из 2)

Компонент «образность» не всеми учеными признается как однопорядковый с компонентами «эмоциональность», «экспрессивность», «оценочность». Такое от­ношение к образности проистекает, прежде всего, из убеждения, что данный ком­понент не связан с отражением каких-либо реальных явлений объективного или субъективного характера. Это скорее особый способ представления информации, когда в ней содержится скрытое сравнение, оживляющее наше представление о тех или иных явлениях. Примерами могут быть производные слова с яркой внутренней формой (зубоскал, пропесочить) или вто­ричные значения метафорического характера типа кипятиться, рычать, рявкать, осел, свинья, змея, употребленные по отношению к человеку.

К исследователям, рассматривающим образность как полноправный компонент коннотации, относятся О.С.Ахманова, Н.А. Лукьянова, В.К. Харченко, Д.Н. Шмелев и др. О.С. Ахманова и Н.А. Лукьянова рассматривают образность в тесной связи с экспрессивностью. Н.А. Лукьянова считает, что образность в речи по­является за счет экспрессивных средств языка, О.С. Ахманова рассматривает образность в качестве одного из компонентов (наряду с эмоцио­нальной оценкой и интенсивностью), порождающих экспрессию. В.К. Харченко рассматривает образность, заложенную в семантике слова, в соотнесении с категорией оценки: «Образность и оценка не тождественны, но со­вместимы, особенно на уровне производных значений <. > Образность, так же как оценочность, не столько созначение, сколько существенный признак самого значения, способ представления значения. В отличие от оценочности образность — категория отражательная».[1] С позиций формирования языка образы слов имеют гносеологическую природу, а в художественном произведенииобразу присущи прагматические свойства, так как здесь он выступает как средство воздействия на читателя. Основным средством придания слову образности является употребление его в переносном значении. Согласно точки зрения В.К. Харченко, легче всего образность слова обнаруживается при окказиональном употреблении, например: «Внизу он услышал, как ругались рабочие, грузившие в машину рояль: "Купили бы скрипку какую-нибудь, а то ворочай танк этот!"» (Велембовская. Вид с балкона) (). Важнейшими чертами образности в слове В.К. Харченко называет зрительность («картинность») и срав­нительную недолговечность. Исходя их утверждаемой связи образности и оценки, В.К. Харченко выделяет три группы слов. К первой группе она относит слова оце­ночные, но не образные (хороший, плохой, грубиян), ко второй — образные слова, не содержащие в себе положительной или отрицательной характеристик (мать-и- мачеха, изливать в значении 'высказывать, выражать чувства, переживания', ко­ординаты в значении 'адрес, местопребывание'). Третья группа слов — это слова, совмещающие в себе образность и оценку (например, кухня 'о скрытой, закулисной стороне какой-либо деятельности', тюфяк 'о вялом, нерасторопном, безвольном человеке 1 ).

Итак, эмоциональность и оценочность могут занимать различное положение в структуре лексического значения слова: входить в его понятийное смысловое ядро — и в этом случае мы имеем дело со словами, обозначающими эмоции и оценки (ср. любовь, хороший / ненависть, плохой), или представлять «несущественные, но устойчивые признаки выражаемого им понятия, которые воплощают принятую в данном языковом коллективе оценку соответствующего предмета или факта действительности».[2] В структуру исследуемых нами оценоч­ных лексем включен эмотивный компонент: эмоционально-оценочная лексика, таким образом, обозначает оценку объекта, сопровождающуюся ее эмоциональ­ным переживанием.

2. Функции эмоционально-оценочной лексики в художественном тексте

Источники порождения эмотивности текста разнообразны и не всеми исследо­вателями понимаются одинаково. С одной стороны, основным источником эмо­тивности текста являются собственно эмотивные языковые средства. Способы ма­нифестации эмотивных ситуаций в художественном тексте разнообразны: «от свернутых (семный конкретизатор, слово) и минимально развернутых (словосоче­тание, предложение) до максимально развернутых (фрагмент текста, текст)».[3]

Основываясь на коммуникативном подходе, В.А. Маслова считает, что важнейшим источником эмотивности текста является его содержание. По мнению исследователя, «содержание текста является потенциально эмоциогенным, потому что всегда найдется реципиент, для которого оно окажется личностно значимым. Эмоциогенность содержания текста — это, в конечном счете, эмоциогенность фрагментов мира, отраженных в тексте».

Однако изначально эмотивность есть лингвистическая категория, актуали­зирующаяся посредством художественного слова в любом отрезке текста. Эмотивное пространство текста, по мысли Л.Г. Бабенко, И.Е. Васильева, Ю.В. Казарина, представлено двумя уровнями — уровнем персонажа и уровнем его создателя-автора: «целостное эмотивное содержание предполагает обязательную интерпретацию мира человеческих эмоций (уровень персонажа) и оценку этого мира с позиции автора с целью воздействия на этот мир, его преобразования».[4] В структуре образов персонажей обнаруживается многообразие эмотивных смыслов. «Совокупность эмоций в тексте (в образе персонажа) — своеобразное динамическое множество, изменяющееся по мере раз­вития сюжета, отражающее внутренний мир персонажа в различных обстоятель­ствах, в отношениях с другими персонажами».[5] При этом в эмоцио­нальной сфере каждого персонажа выделяется «эмоциональная доминанта» — пре­обладание какого-то эмоционального состояния, свойства, направления над ос­тальными. «Конфликтность эмоциональной сферы персонажа, с одной стороны, и наличие эмоциональной доминанты, с другой, не противоречат законам художе­ственного текста и положению дел в мире вообще; напротив, первое отражает об­щие законы организации художественного текста, а последнее соответствует осо­бенностям психологии человека: психологи давно отмечали в качестве основопо­лагающих черт личности ее эмоциональную направленность, т.е. тяготение каж­дого человека к той или иной системе переживаний». В целом, «ав­тор литературного произведения подбирает лексику таким образом, что это под­сказывает читателю, в каком эмоциональном ключе ему следует воспринимать ге­роя». В разных художественных текстах, в зависимости от замысла авто­ра, возможно преобладание то одного, то другого эмоционального свойства пер­сонажа. В этом смысле показательными являются, например, произведения Л.Н. Толстого, в которых эмоциональная характеристика персонажа, представленная эмоционально-оценочной лексикой, является маркировкой положительных («лю­бимых») и отрицательных героев. Такую особенность изображения персонажей у Л.Н. Толстого исследователи заметили уже давно, но в лингвистическом аспекте это явление изучено мало. В целом, эмотивная лексика в художественном тексте выполняет несколько функций, основными из которых являются создание эмотивного содержания и эмотивной тональности текста.[6] К частным текстовым функциям эмотивной лексики относятся:

— создание психологического портрета образа персонажей («описательно- характерологическая функция»);

— эмоциональная интерпретация мира, изображенного в тексте, и его оценка («интерпретационная и эмоционально-оценочная функции»); обнаружение внутреннего эмоционального мира образа автора («интенциональная функция»);

mirznanii.com

Эмоциональность экспрессивность оценочность

Разговорный стиль обслуживает сферу неофициальных, внеслужебных, обиходных отношений. Применяется практически во всех сферах жизни – бытовой, производственной, семейной, учебной, культурной и т. д. Основная функция разговорной речи – коммуникативная функция (функция общения) , дополняемая второстепенными: информационной функцией и функцией воздействия .

Разговорная речь преимущественно реализуется в устной форме, хотя можно назвать и примеры письменной разговорной речи (неинформационные дружеские письма, записки на бытовые темы и т. д.). Основными экстралингвистическими факторами, обусловливающими собственно языковые черты разговорной речи, являются: обиходный, «личный» характер взаимоотношений между участниками общения и вытекающая отсюда непринужденность, непосредственность участия и неподготовленность общения. Непосредственное участие говорящих в речевом акте определяет преимущественно диалогический характер, однако возможен и монолог. В живой разговорной устной речи диалог и монолог не настолько отчетливо противопоставлены, как в письменной.

Для разговорной речи характерны эмоциональность, экспрессивность, оценочность. Так, на просьбу «Помоги решить задачу!» вместо «Нет, не помогу!» обычно следует эмоционально-экспрессивный ответ типа «Всю жизнь мечтал!», «Сам решай!» или «Вот еще!» и т. д.

Персональность общения, присущая разговорной речи, проявляется в том, что особенности разговорной речи наиболее ярко выражаются при общении родственников, близких, знакомых и менее ярко при общении случайно встретившихся незнакомых людей. Также отмечается, что более ярко особенности разговорной речи проявляются благодаря свойству ситуативности общения (опора на ситуацию, использование для передачи информации не только слов и интонаций, но также мимики, жестов).

Разговорной речи присущи конкретный характер, непоследовательность, нелогичность изложения, прерывность, преобладание эмоционально-оценочной информативности, личностный характер. Наиболее общие языковые особенности стиля: стандартность, стереотипность использования языковых средств, ослабленность синтаксических связей между частями высказываний или их неоформленность, разрывы предложений, повторы слов и предложений, употребление языковых средств с яркой эмоционально-экспрессивной окраской, активность единиц конкретного значения, пассивность единиц с отвлеченно-обобщенным значением.

Нормы разговорной речи существенно отличаются от норм остальных функциональных стилей, что объясняется преимущественно устным характером речи. Нормы этого стиля сознательно не устанавливаются и не кодифицируются. Представление о том, что разговорной нормы не существует, ошибочно. Воспроизведение в речи стандартизированных языковых средств (готовых конструкций, фразеологических оборотов, различных штампов), соответствующих определенным стандартным речевым ситуациям, говорит о том, что разговорная речь подчиняется строгим закономерностям. Этот факт подтверждается и тем, что языковые средства, свойственные книжной речи, воспринимаются в разговорной речи как инородные, чуждые. С другой стороны, неподготовленность речевого акта, использование невербальных средств коммуникации и конкретность речевой ситуации приводят к ослаблению норм.

Разговорная речь отличается фонетической нечеткостью произношения и богатством интонации. Л. Г. Барлас называет ряд фонетико-интонационных особенностей разговорного стиля:

1. Неполный тип произношения вызывает усиленную редукцию гласных и согласных, вплоть до их выпадения.

2. Наибольшая редукция гласных наблюдается в первом заударном слоге.

3. Кроме количественной редукции, безударные гласные могут подвергаться и качественной редукции. При ускоренности темпа речи может происходить стяжение гласных.

4. Согласные звуки при быстром темпе речи подвергаются редукции в положении между гласными.

5. Кроме отдельных гласных и согласных при быстром темпе произношения выпадают целые группы согласных, то есть происходит «сжатие», стяжение большей части слова, целого слова или отрезка на стыке слов.

Интонация в разговорной речи играет значительно большую роль, чем в устной реализации других функциональных стилей. Быстрая смена интонаций, тембра, переливы эмоциональных красок делают разговорную речь естественной, непринужденной, живой, выразительной.

Стилистически нейтральные слова, составляющие ядро каждого стиля, в разговорной речи зачастую употребляются в переносных значениях. Например, стилистически нейтральное существительное заяц (зверь отряда грызунов, с длинными ушами и сильными задними ногами) в разговорной речи употребляется в значении «безбилетный пассажир», «зритель, проникающий куда-нибудь без билета». В разговорной речи ограничено употребление терминов и иноязычных слов, вместе с тем широко распространены диалектизмы, профессионализмы, арготизмы, вульгаризмы, которые нарушает нормы разговорной литературной речи. Образность и яркость разговорной речи придает фразеология, например: не на жизнь, а на смерть; набить себе цену; вокруг пальца обвести; разобрать по косточкам и т. д. Большая часть разговорных фразеологизмов обладает яркой метафоричностью и эмоционально-оценочной экспрессией.

Общенародную разговорную лексику делят на разговорно-литературную (связанную с нормами литературного употребления) и разговорно-обиходную, к которой примыкает и просторечная (не связанная строгими нормами употребления). К просторечию относятся и слова, находящиеся за рамками литературного употребления (внелитературное просторечие). Это, например, вульгаризмы – слова, отличающиеся экспрессией грубости. Просторечие обладает эмоциональными оттенками резкого осуждения, придает высказыванию грубоватый тон. Разграничение разговорных и просторечных слов зачастую вызывает трудности из-за характера передаваемой экспрессии и общности происхождения (чаще всего исконно русского). Наличие общих признаков и подвижности границ ведет к появлению термина «просторечно-разговорные слова» и разночтению стилистических помет в словарях.

Экспрессивность и оценочность разговорного стиля проявляются и в области словообразования. Отмечаются характерные для разговорной речи суффиксы с функциональной окраской разговорности, например, употребление суффиксов -к- (раздевалка, печка, горка), -ик- (ножик, тазик), -ун- (болтун, летун, драчун); употребление образований женского рода для обозначения представительниц отдельных профессий и должностей или супруг мужчин-специалистов (директорша, врачиха, генеральша), употребление существительных с суффиксами —ей-, -уй-, -яш-, -л-, -овк-, присущими преимущественно просторечной лексике (грамотей, обалдуй, кругляш, обдираловка).

В разговорном стиле широкоупотребительны слова, образованные путем сложения: дармоед, тугодум. Разговорной речи свойственно использование прилагательных с суффиксом -аст-, указывающим на избыточность признака (глазастый, горластый), многоприставочных глагольных образований (переизбирать, попридержать, повыбрасывать), приставочно-возвратных глаголов с яркой эмоционально-оценочной и образной экспрессией (наработаться, договориться, додуматься). Характерна также тенденция к сокращению наименований: зачетная книжка – зачетка, мореходное училище – мореходка, специалист по глазным болезням – глазник.

В области морфологии разговорной речи отмечают:

1) употребление существительных общего рода, особенно с отрицательной экспрессией: забияка, пролаза;

2) в именительном падеже множественного числа преобладают формы на : бункера, крейсера, прожектора, инструктора;

3) в родительном и предложном падежах множественного числа преобладают формы на : стакан чаю, гроздь винограду, в цеху, в отпуску;

4) нулевое окончание в родительном падеже множественного числа: пять грамм, десять килограмм, килограмм помидор;

5) использование притяжательных прилагательных, синонимичных формам косвенных падежей имен существительных: отцов костюм (костюм отца);

6) использование преимущественно полной формы прилагательного: женщина была немногословная;

7) использование местоимений, не только заменяющих существительные и прилагательные, но и употребляющихся без опоры на контекст, а также заменяющих наименование предмета (Дай чем написать. Принеси что почитать);

8) употребление глаголов многократного и однократного действия: читывал, сиживал, хаживал, крутанул, долбанул; глаголов со значением ультрамгновенного действия (глагольных междометий): стук, бряк, прыг, бац, скок.

Своеобразен синтаксис разговорной речи. Для него характерна неполнота конструкций, так как из речи опускается все, что было ранее известно собеседникам и дано обстановкой. Преобладают простые предложения. Часто отсутствует глагол-сказуемое, что придает высказыванию динамичность: Мне бы билет. Завтра в театр. Разговорной речи свойственно употребление слов и соответствующих предложений, выражающих согласие или несогласие: Да. Нет. Разумеется. Конечно.

Из сложных предложений более активны сложносочиненные и бессоюзные, которые обладают яркой разговорной окраской: Приедешь – позвони. Есть люди – себя не жалеют. Благодаря экономности, эмоциональности и высокой степени экспрессивности в разговорной речи активно используются нечленимые предложения (Знай наших! Как бы не так! Цирк да и только!) вопросительные и восклицательные предложения (Хочешь посмотреть? Ну и что ты сидишь дома? В такую погоду!), присоединительные конструкции (Завод хорошо оборудован. По последнему слову техники).

Огромную смысловую, эмоционально-экспрессивную нагрузку несет интонация, восполняя то, что недосказано, усиливая эмоциональность. Интонация является главным средством выражения актуального членения предложения: тема выделяется с помощью логического ударения, а рема может располагаться в любом месте (Когда поедешь в Москву? – В Москву когда поедешь? – поедешь в Москву когда?). Порядок слов в разговорной речи наиболее свободный. Непосредственность общения и неподготовленность разговорной речи приводят к частным перестройкам фразы на ходу. При этом предложения часто обрываются, меняется их синтаксическая структура.

Разговорный стиль проявляется в текстах различных жанров. Самый «подготовленный» из них – неофициальное дружеское письмо. Дружеское письмо представляет собой текст адресованной разговорной речи в письменном варианте. При характеристике письма следует отметить неофициальные отношения между адресатом и адресантом, которые, как правило, являются знакомыми, близкими, родными людьми, делящимися впечатлениями, чувствами и т. д. Необходимым условием этого жанра является искренность, непринужденные отношения между автором и адресатом. Поэтому письмо может быть тематически дискретным, ему присуща свободная форма выражения, недоговоренность, основанная на уже имеющихся у автора и адресата фоновых знаниях. Письмо может быть до определенной степени откорректированным по ходу написания. Дружеское письмо отличается эмоциональностью, потому что является живой реакцией на события, на поступки окружающих:

Но функционирование письма как жанра требует соблюдения определенных правил и при неофициальности общения. Необходимо учитывать внешний распорядок письма. Он содержит обращение, приветствие, подпись, обозначение времени написания. В дружеском письме используются разнообразные обращения (Саша, Сашок, внучок, сынок, сынуля, дорогой, милый), формулы приветствия (здравствуй, привет (ик), салют) и прощания (до свидания, пока, до скорого, до встречи).

К языковым средствам, отличающим неофициальную переписку от официальной, можно отнести образность (в противовес требованию лаконичности передачи только необходимой информации в официальной переписке), текст может быть написан с юмором, содержать некоторую долю иронии (что проявляется, например, в нарочито уважительном обращении с указанием должности, звания), письмо может выражать характер и настроение автора. Широко используются разговорные элементы в публицистике, где они служат экспрессивным средством, создают характер доверительности, близости газеты к читателю.

sites.google.com

ЭКСПРЕССИВНОСТЬ РЕЧИ

Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам). — М.: Издательство ИКАР . Э. Г. Азимов, А. Н. Щукин . 2009 .

Смотреть что такое «ЭКСПРЕССИВНОСТЬ РЕЧИ» в других словарях:

ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — (от лат. expresse выразительно, ясно) в лингвистике характеристика языковых единиц и речевых актов, как средств выражения субъективного (личного) оценочного отношения говорящего к содержанию или адресату речи; Э. усиливается паралингвистическими… … Большая психологическая энциклопедия

ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — [рэ], экспрессивности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к экспрессивный. Экспресивность речи. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 … Толковый словарь Ушакова

экспрессивность — ЭКСПРЕССИВНЫЙ, ая, ое; вен, вна (книжн.). Содержащий экспрессию, выразительный. Экспрессивные средства речи. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

Экспрессивность — (от лат. expressio выражение) совокупность семантико стилистических признаков единицы языка, которые обеспечивают её способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или… … Лингвистический энциклопедический словарь

Экспрессивность — (букв. «выразительность», от лат. expressio «выражение»)  свойство определенной совокупности языковых единиц, обеспечивающее их способность передавать субъективное отношение говорящего к содержанию или адресату речи, а также… … Википедия

Экспрессивность — – выразительность. Неотъемлемое качество речи культурного человека. Достигается за счет умелого использования фигур речи, образных выражений, употребления свежих слов, создания ярких словосочетаний и др … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

экспрессивность — выразительность. Неотъемлемое качество речи культурного человека. Достигается за счет умелого использования фигур речи, образных выражений, употребления свежих слов, создания ярких словосочетаний и др … Культура речевого общения: Этика. Прагматика. Психология

экспрессивность — см. экспрессивный; и; ж. Экспресси/вность речи … Словарь многих выражений

экспрессивность — ед. В лексической и синтаксической стилистике: совокупность признаков языковых единиц или высказывания/текста, которые выражают эмоциональное или эмоционально оценочное отношение говорящего к содержанию и/или адресату речи … Учебный словарь стилистических терминов

Литературно-разговорный стиль, или тип, речи — (разговорная речь) – 1) Функц. разновидность лит. языка, употребляемая в условиях неофициального, непринужденного общения и противопоставленная в пределах лит. языка как дихотомической системы стилю книжному (см.). Лит. разг. стиль в данном… … Стилистический энциклопедический словарь русского языка

methodological_terms.academic.ru