Самооценка выше среднего это

Самооценка, уровень притязаний и фрустрации

Характер проявляется не только отношением к другим людям, но и к самому себе. Каждый из нас, намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем интеллекте, внешности, здоровье, положении в обществе, т. е. формирует «набор самооценок», от которого зависит, скромны мы или высокомерны, требовательны к себе или самоуспокоенны, застенчивы или кичливы.

У большинства людей проявляется тенденция оценивать себя чуть выше среднего. Это позволяет сделать вывод, что человеку свойственна потребность в достаточно высокой самооценке, т. е. каждому хочется уважать себя. У людей, страдающих неврозами, самооценка чаще бывает завышенной или заниженной, а иногда даже крайней (самый добрый, самый стеснительный, самый честный). Люди с истерическими про-явлениями высказывают такие суждения: «Я гораздо умнее, красивее, добрее большинства людей, но я самый несчастный и самый больной».

Завышенная самооценка способствует обидчивости, нетерпимости к малейшим замечаниям (правда, бывает и другая крайность: с высоты своего «Я» даже серьезную критику не принимает близко к сердцу). Человек с неадекватно высокой самооценкой потенциально конфликтен в ситуациях, когда речь заходит о вознаграждениях и поощрениях за труд. Несовпадение ожидаемой и реальной наград закономерно выливается в обиду и зависть, которые накапливаются и, наконец, прорываются резким обвинением в чей-либо адрес. Излишне низкая самооценка человека влечет за собой чрезмерную его зависимость от других, несамостоятельность и даже заискивание, проявляется робость, замкнутость, даже искаженное восприятие окружающих, формируется «комплекс неполноценности», поведение «неудачника».

На формирование самоуважения и самооценки влияют многие факторы, действующие уже в раннем детстве — отношение родителей, положение среди сверстников, отношение педагогов. Сопоставляя мнение о себе окружающих людей, человек формирует самооценку, причем любопытно, что человек вначале учится оценивать других, а потом уже оценивать себя. И лишь к 14—15 годам подросток овладевает умением самоанализа, самонаблюдения и рефлексии, анализирует достигну-. тые собственные результаты и тем самым оценивает себя («Если я не спасовал в трудной ситуации, значит, я не трус», «Если смог осилить трудную задачу, значит, я способный» и т. п.). Сложившаяся у человека самооценка может быть адекватной (человек правильно, объективно оценивает себя), либо неадек-ватно завышенной или неадекватно заниженной. А это, в свою очередь, будет влиять на уровень притязаний личности, который характеризует степень трудности тех целей, к которым стремится человек и достижение которых представляется человеку привлекательным и возможным. Уровень притязаний — тот уровень трудности задания, который человек обязуется достигнуть, зная уровень своего предыдущего выполнения. На уровень притязания оказывает влияние динамика неудач и удач на жизненном пути, динамика успеха и неуспеха в конкретной деятельности. Уровень притязания может быть адекватным (человек выбирает цели, которые реально может достичь, которые соответствуют его способностям, умениям, возможностям) либо неадекватно завышенным, заниженным. Чем адекватнее самооценка, тем адекватнее уровень притязаний.

Заниженный уровень притязаний, когда человек выбирает слишком простые, легкие цели (хотя он мог бы достичь значительно более высоких) возможен при низкой самооценке (человек не верит в себя, низко оценивает свои способности, возможности, чувствует себя «неполноценным»), но также возможен и при высокой самооценке (когда человек знает, что он умный, способный, но цели выбирает попроще, чтобы не «перетруждаться», «не высовываться», проявляя своеобразную «социальную хитрость»). Завышенный уровень притязаний, когда человек ставит перед собой слишком сложные, нереальные цели, объективно может приводить к частым неудачам, к разочарованию, фрустрациям.

Самоуважение — обобщенное отношение личности к самой себе, прямо пропорционально количеству достигнутых успехов и обратно пропорционально уровню притязаний (самоуважение = успех/притязание), т. е. чем выше притязание, тем большими должны быть достижения человека, чтоб он мог себя уважать.

Если человек выдвигает нереалистические притязания, он часто сталкивается с непреодолимыми препятствиями на пути к достижению цели, терпит неудачи, испытывает фрустрацию.

Фрустрации — специфические эмоциональные состояния человека, возникающие в случае появления непреодолимых препятствий на пути к достижению желаемой цели. Фрустрация проявляется как агрессия, озлобленность, которая может быть направлена на других («агрессивная фрустрация»), либо на себя, обвиняет в неудачах самого себя (регрессивная фрустрация). Часто повторяющиеся состояния фрустрации могут закрепить в личности человека некоторые характерные черты: агрессивность, завистливость, озлобленность — у одних; вялость, неверие в себя, «комплекс неполноценности», безразличие, безынициативность — у других. Если человек длительное время не выходит из фрустрационного состояния, то формируется невроз — болезнь, возникающая вследствие конфликта человека с окружающей средой на почве столкновений желаний человека и действительности, которая их не удовлетворяет.

psyera.ru

Самооценка и смирение

Фото: Анатолий Заболоцкий / Expo.Pravoslavie.Ru

Обратившись ко взглядам психологии на нормы самооценки, мы узнаем, что психически здоровый человек всегда оценивает свои способности немного «выше среднего». С точки зрения психологии, это является необходимым признаком здоровой психики, поэтому так и называется – здоровая самооценка. О необходимости соблюдения этого условия нам приходилось слышать и от православных психологов. На вопрос о том, как же это условие согласовать с необходимой для нашего спасения добродетелью смирения, они лишь недоуменно разводили руками. Заниженная самооценка влечет за собой шлейф из комплексов неполноценности, депрессивные состояния и, как следствие, психические отклонения, алкоголизм, наркоманию и суицид.

Но как принять это положение, будучи православным человеком? Ведь согласно святым отцам, без смиренномудрия остается недостижимой не только святость, но и спасение вообще. Именно смирение является необходимым основанием христианского совершенства, так что, по выражению преподобного Амвросия Оптинского, христианское совершенствование есть, прежде всего, совершенствование в смирении, «то есть в том, чтобы считать себя в чувстве сердца хуже и ниже всех людей»[1]. О том же учат все святые отцы, согласно которым для спасения необходимо уничижение, заключающееся в том, чтобы «быть ниже бессловесных»[2].

Получается, что, с точки зрения психологии, любой христианский святой, да и просто христианин, стремящийся к духовному совершенству, является психически нездоровым. Для верующего человека это положение неприемлемо. Конечно, здесь можно вспомнить призыв апостола Павла: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом» (1 Кор. 3: 18–19). Но всё же у апостола идет речь о выборе между жизнью по Евангелию и по законам падшего мира, а не о психическом здоровье. Что же касается психики, то святые – это образцовые люди и в смысле психического здоровья. С православной точки зрения, все мы в той или иной степени душевнобольные, и лишь приближение к Богу, а, следовательно, и к святости несет душевное оздоровление. Известно, например, что один психиатр отзывался об отце Иоанне Кронштадтском как о психически абсолютно здоровом человеке.

Православное решение этой проблемы можно представить следующим образом.

Для человека в обычном состоянии, которое в святоотеческой терминологии называется нижеестественным, но большинством из нас воспринимается как естественное, является нормой стремление к комфорту, покою, гарантиям. С психологической точки зрения некая умеренная положительная самооценка является наиболее комфортной. С одной стороны, я не ангел и не идеал, что тоже не слишком комфортно и довольно обременительно, поскольку ответственно, с другой – я лучше многих явно порочных людей. Такая самооценка дает человеку чувство уверенности в себе, возможность с оптимизмом смотреть на жизнь, строить планы и т.д. И наоборот, заниженная самооценка ведет к потере радости и смысла жизни, ко всем отрицательным последствиям, о которых было упомянуто выше.

На первый взгляд, христианская установка на смирение должна напрямую вести к следствиям такого рода. Да и как, казалось бы, может быть иначе? Если ты считаешь себя «в чувстве сердца хуже и ниже всех людей» и ставишь «ниже бессловесных», признаешь себя по своим грехам достойным всяческих наказаний и вечных мук или даже, как известный сапожник из Александрии, полагаешь, что «все спасутся, один я погибну», то чего можно от тебя ожидать, кроме пребывания в состоянии глубокой депрессии?

Тем не менее в христианах, и прежде всего в лучших из них, мы этого как раз и не находим. Они полны энергии, бодры и не только радостны сами, но способны утешить и зарядить своей радостью других.

Объяснение этому можно найти в продолжении приведенной выше святоотеческой фразы, а именно: уничижение заключается в том, чтобы «быть ниже бессловесных и знать, что они неподсудны» [3] . Эту фразу можно растолковать следующим образом: «По своей греховной жизни я пал ниже скотов, но, поскольку скоты не подлежат суду Божию, я надеюсь, что Господь по Своему милосердию не осудит и меня ничтожного».

Вера в милосердного и любящего Бога и Отца держит человека «на плаву», не дает ему раствориться в бездне отчаяния, разверзающейся в душе от созерцания собственной греховности.

Этот рецепт духовного роста (то есть видение своих грехов и надежда на спасение лишь по Божией милости) универсален, и его придерживались все православные святые. Вышеупомянутый Оптинский старец Амвросий, при том что полагал христианское совершенствование как возрастание в смирении, на вопрос: «Как жить?» – давал вполне жизнерадостный ответ: «Жить – не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение» [4] .

Тот же смысл мы находим в Божественном ответе на мольбу почти уже отчаявшегося в надежде на Божие снисхождение преподобного Силуана Афонского: «Держи ум твой во аде и не отчаивайся» [5] .

Покаяние, «печаль по Бозе», плачь о своих грехах являются необходимым «фоном» жизни христианина. Познание своих грехов и страстей святые отцы объявляли выше многих добродетелей, выше дара чудотворения и способности видеть ангелов. «Восчувствовавший грехи свои, – писал преподобный Исаак Сирин, – лучше того, кто молитвою своею воскрешает мертвых… Кто один час провел, воздыхая о душе своей, тот лучше доставляющего пользу миру своим лицезрением. Кто сподобился видеть самого себя, тот выше сподобившихся видеть ангелов» [6] .

Основная трудность здесь заключается в том, что видение своих грехов не является лишь неким интеллектуальным актом, только признанием своей греховности. Видение грехов влечет за собой мучительное и даже, выражаясь современным языком, шоковое состояние, в которое входит человек, когда Господь открывает ему явным образом, по выражению святителя Филарета (Дроздова), «бездну его собственного ничтожества» [7] . Без живой веры в Бога, без Божественной помощи эти состояния невыносимы для человека, и прежде всего для человеческой психики.

То есть самоуничижение и самоосуждение не только мучительны, но и гибельны для человека, если не уравновешены верой и надеждой на безграничное Божие милосердие. Человеку, пережившему испытание осознанием собственной ничтожности, это испытание, по слову апостола, «доставляет мирный плод праведности» (Евр. 12: 11). Но для человека, не имеющего искренней веры, оно губительно. Надо думать, что Господь и не открывает нам нашей греховности прежде всего по причине слабости нашей веры, а когда открывает, то делает это постепенно, чтобы печальная картина истинного состояния наших душ не бросила нас в пучину отчаяния.

Святитель Николай Сербский так писал об этом: «Покаяние есть боль от самообмана, которым грешный человек долго себя убаюкивал, долго-предолго, а именно – до того момента, пока не почувствовал боль от самообмана. Но сама эта боль ведет к отчаянию и самоубийству, если с нею не связан стыд и страх Божий. Лишь тогда эта боль от самообмана не гибельна, но целительна» [8] .

Если мы посмотрим внимательно на свои привычные жизненные реакции, то в подавляющем большинстве случаев будем вынуждены со скорбью признать, что в стандартных ситуациях мы привыкли убегать в комфортную нишу собственной положительности. Это является своего рода защитной реакцией нашей психики на внешние раздражители. Что бы с нами ни произошло и что бы мы ни сделали, главной нашей задачей остается сохранение чувства внутреннего комфорта, чувства собственной «хорошести». Поэтому первой нашей реакцией в любых непростых ситуациях является попытка самооправдания: «Это не я», – или: «Я не виноват», – или: «Я это сделал, потому что…» – и дальше обыкновенно излагается цепь событий, приведших к неприятным последствиям или даже ко греховному поступку. Цель же этого изложения проста: показать свою невиновность или хотя бы то, что иначе поступить было невозможно.

Все эти дурные наклонности являются следствием той самой «здоровой самооценки», которая представляется образцом в психологии. Если я человек хороший, что называется, по определению, то, следовательно, я и поступаю хорошо. Если же факты говорят об обратном, то следует эти факты так истолковать, чтобы не потерять своего привычного «лица» или просто вычеркнуть из памяти.

К сожалению, нередко наше обращение к Богу не влечет за собой изменения этой привычной реакции на события. В этом случае мы даже в молитве, благодарении и славословии Бога остаемся на ступени всё той же «здоровой самооценки», как это описывается в евангельской притче о мытаре и фарисее. Ведь фарисей – это не какое-то невиданное заморское чудовище. Фарисей – это каждый из нас, превозносящийся своими действительными или мнимыми добродетелями и старающийся оправдать себя в любой ситуации.

В Оптиной пустыни передается из уст в уста следующий случай. Одной старушке паломнице нужен был эконом монастыря отец Досифей. Увидев у ворот монастыря Оптинского благочинного, она обратилась к нему со своим вопросом, но, несколько спутавшись, изменила имя искомого отца: «Как мне найти отца Фарисея?» – обратилась она к благочинному. «Отца Фарисея? – переспросил тот и, не растерявшись, тут же широким жестом указал в направлении группы стоящих рядом монахов: – Да вот, пожалуйста, любого выбирай!»

Получается, к сожалению, что фарисейство – это обычное наше состояние, и борьба с ним чрезвычайно тяжела ввиду того, что является борьбой с самим собой, со стремлениями нашей падшей природы, которые на бытийном уровне воспринимаются нами как жизненно необходимые.

Тем не менее Господь сказал: «Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф. 5: 20). Праведность фарисеев выражается в превозношении своими добродетелями. Праведность христиан заключается в смирении при совершении добродетелей: «Когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы, ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк. 17: 10).

Впрочем, если сравнивать значение для спасения добродетели и смирения, то смирение способно спасти человека без добрых дел, но добрые дела без смирения не спасут. Преподобный Макарий Оптинский говорил: «Святые отцы учат нас, что без сего сокровища всё наше богатство добродетелей ничтожно; и оно (смирение) одно сильно ходатайствовать о нас ко Господу, без дел, и простит наши согрешения; а дела без него не принесут никакой пользы (Добротолюбие. Каллиста и Игнатия глава 43; Исаак Сирин. Слово 46; святой Иоанн Лествичник. Степень 23)» [9] .

То есть, как бы ни была травматична для нашей психики низкая самооценка, она необходима нам для спасения. В противном случае мы обречены на лишение Небесного Царства вместе с фарисеями. Как нам пережить и сделать привычной эту низкую самооценку, не повредившись психически, – это уже другой вопрос.

И всё же трудность и опасность задачи не умаляют ее необходимости: «Потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7: 14). Подвизаясь на пути смирения, мы можем повредить своему здоровью. Но пребывая в состоянии комфортной самооценки, мы непременно погибнем.

Евангелист Лука донес до нас притчу Христову о царе, готовящемся к войне, и о человеке, который планирует построить башню (см.: Лк. 14: 28–32). Каждый из них приводится как пример расчетливости в своем деле. Тем не менее здесь нет выбора в самом действии: «Господь не думает внушать мысль отказаться от намерения: башня должна быть построена, царь должен быть готов к войне. Притчи показывают трудность дела. Трудность превышает человеческие силы… Выхода нет. По человечеству. Он открыт в любви Божией» [10] .

Господь предупреждает нас: «Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником» (Лк. 14: 33). Но что может быть более трудным для человека, чем отказаться от своего собственного положительного образа, лелеемого в сердце?

Путь самоуничижения нельзя преодолеть человеческими силами, но иного пути спасения не существует. Поэтому, как бы ни было это тяжело, но «здоровой самооценки» христианину приходится избегать как смертельно опасной болезни.

Что же касается вопроса достижимости человеком состояния смирения, при котором мысли о собственной греховности не парализуют, а, наоборот, прибавляют человеку сил в устремленности к Богу, то здесь нам ничего не остается, как только понадеяться на свидетельство Евангелия: «Человекам это невозможно, но не Богу, ибо всё возможно Богу» (Мк. 10: 27).

[1] Агапит (Беловидов), схиархимандрит. Жизнеописание в Бозе почившего Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Издание Свято-Трицкой Сергиевой Лавры, 1992. Ч. 1. С. 99.

[2] Древний патерик. М., 1991. С. 286.

[4] Агапит (Беловидов), схиархимандрит. Жизнеописание в Бозе почившего Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. 1. С. 97.

[5] [Софроний (Сахаров), архимандрит.] Старец Силуан. М., 1991. С. 41.

[6] Исаак Сирин, преподобный. Слова подвижнические. М., 1993. С. 175.

[7] Филарет, митрополит Московский и Коломенский. Слово в день обретения мощей иже во святых отца нашего Алексия, Митрополита Московского и всея России Чудотворца, и по случаю возвращения к московской пастве // http://www.stsl.ru/lib/book13/chap197.htm.

[10] Кассиан (Безобразов), епископ. Христос и первое христианское поколение. М., 2001. С. 93.

astrsobor.ru

Самооценка выше среднего это

Интересуетесь ли вы результатами международных исследований качества образования (PIRLS, PISA, TIMSS, ICCS)?

Активно слежу за такими новостями, ведь они отражают ситуацию в образовании в мире и в нашей стране

Читаю только из любопытства, но не более того

Не интересуюсь результатами: все это далеко от реальной жизни

Всего проголосовало: 181

Грамотные аргументы могут и мир перевернуть

номер 16, от 17 апреля 2018

Читайте в следующем номере «Учительской газеты»

Предлагать выпускнику писать о фальши и лицемерии на итоговом сочинении и в «сочинительной части» ЕГЭ по русскому языку не стоит. В том числе, потому, что эта задача может оказаться морально сложной: по мнению Льва Айзермана, сегодня сами эти процедуры «сплошь и рядом учат фальши».

Как бы ты ни был талантлив и даже гениален, важнее не первенство и соперничество, а сотрудничество и постоянный рост – эта идея лежит в основе ежегодного пермского педагогического форума «Все звезды в гости к нам». О вечных ценностях и вдохновляющих открытиях этого года – в специальном репортаже Ирины Димовой.

Отойти от борьбы, забыть ожесточение, нести другим мир и отдохновение – этим благотворным навыкам стоит поучиться… у деревьев. Какие еще уроки таит окружающая нас природная среда? Своими находками делится путешественник Владимир Супруненко.

TALIS: самооценка выше, реальные навыки ниже

Почему при невысоком индексе самоэффективности в Японии, Сингапуре и Южной Корее не страдает качество образования?

На сегодняшний день международное сопоставительное исследование TALIS (Teaching and Learning International Survey) – самый масштабный инструмент оценки качества работы учительского и директорского корпуса. Неудивительно, ведь участие в исследовательских процедурах принимают представители 37 стран. Россия официально присоединилась к исследованию совсем недавно, поэтому результаты последнего проведенного TALIS стали для нее по большому счету первыми. В нашей стране оператором исследования является Институт образования НИУ ВШЭ, который завершил анализ как раз в преддверии нового учебного года.

Представительство России в рамках исследования, по словам ведущего научного сотрудника Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ Марины Пинской, вполне репрезентативно: это более 4 тысяч учителей и почти 300 руководителей из 200 школ 14 регионов страны. Причем, и это особо подчеркнула эксперт, в основе исследования отнюдь не сторонние оценки и суждения исследователей, а самоощущение педагогов и директоров.

Среди наиболее интересных наблюдений исследования оказалось следующее: в нашей стране, несмотря на частые и повсеместные сетования о том, что молодежь не идет в школу, доля молодых педагогов в структуре кадров в два раз выше, чем в целом по миру (4,7% против 2%). Но в то же время наравне с неожиданным результатом в исследовании отразился и очевидный дисбаланс кадрового состава отечественных школ – поток молодежи пока не в силах сбалансировать наличие объемной когорты «тех, кому за 60» (в России их почти десятая часть, в мире – около 7%).

Тем интереснее, что при всех объективных трудностях интеграции в возрастной (и в силу школьной специфики преимущественно женский коллектив) молодежь является группой респондентов, наиболее высоко оценивающей престиж своей профессии. Казалось бы, широко трактуемое понятие престижа так далеко от атмосферы отдельно взятого коллектива… Но как отмечает Марина Пинская, если от учителя можно услышать, что он «никому не посоветовал бы идти в педагоги», то, скорее всего, виноват в этом конкретный климат конкретной школы.

Есть чем гордиться?

Профессиональная подготовка отечественных педагогов, согласно данным TALIS , может являться настоящим предметом гордости как в количественном, так и качественном выражении. Высшее образование есть почти у 90% учителей в РФ, причем среди тех, кого можно назвать молодым специалистами, этот показатель на уровне 84%. Более того, наши учителя свидетельствуют, что по математике, естественным и общественным наукам, современным иностранным языкам, а также по физическому воспитанию, религиозно-этическим вопросам и применению практико-ориентированных навыков они обладают весьма высокой подготовкой. И эти показатели оказываются выше не только средней по исследованию, но даже превосходят показатели группы лидеров. В то же время не стоит забывать, что TALIS отражает именно самоощущение учителей и порой, а это, по словам Марины Пинской, очень четко считывается благодаря продуманному инструментарию исследования, имеют место некоторые преувеличения. Правда, как отметила докладчик, этого никак нельзя сказать о молодых педагогах – они отвечали на вопросы анкеты TALIS предельно честно, причем даже тогда, когда это касалось их собственных профессиональных дефицитов.

Все это ничуть не грозит педагогам Ярославской области, ведь, по словам заместителя директора департамента образования данного региона Михаила Груздева, система образования и без того полна мифов, чтобы плодить новые. Да, такие исследования, как TALIS , по его словам, работают по принципу шоковой терапии, однако то, что педагоги порой сознательно завышают планку своих профессиональных навыков, ничуть не делает ситуацию лучше. Исправить положение, если мы хотим его исправлять, можно лишь путем признания своих дефицитов и работы с ними. И именно в этих целях в Ярославской области работает проект по развитию кадрового потенциала в образовании. Его ключ, как отметил Михаил Груздев, именно во «внутрифирменном обучении» и выработке навыков самооценки. Еще один поворот этой темы увидел ведущий семинара, научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ Виктор Болотов. Если раньше мы говорили о том, что ЕГЭ – измерительный инструмент с высокими ставками и оттого он крайне несвободен от приукрашиваний и прямых подтасовок, то сегодня такие характеристики начинают приобретать и более масштабные измерения. Чиновники от образования до сих пор совершают классическую ошибку: пытаются принимать прямые кадровые и политические решения на основе результатов подобных исследований, и потому отечественная репрезентативная когорта участников исследования может вполне оказаться в ситуации риска, опасаясь возможных санкций за честные, но роняющие престиж и уровень качества ответы.

Как показывает TALIS, российские педагоги в основном нацелены на повышение квалификации в своей предметной области. В то же время потребность в навыках работы, связанная с проблемными учениками, либо детьми с ОВЗ оказывается вне их поля зрения (это характерно для всех возрастных когорт, кроме наиболее молодых учителей, которые интересуются этой актуальной тематикой). Справедливо здесь задаться вопросом – почему это происходит? Потому что в школах нет таких детей? Либо педагоги их почему-то не видят? Или они априори готовы к работе с ними? Последний вариант определенно отпадает, если взглянуть на еще один вывод исследования: содержание педагогического образования в нашей стране не обеспечивает начинающих педагогов умениями, соответствующими ФГОС, профессиональному стандарту и тем более инклюзивной образовательной политике. Вероятно, именно поэтому молодые специалисты честно заявляют, что сразу по выходе из вуза им нужно повышение квалификации. При этом учителя из более зрелых возрастных когорт, похоже, более спокойно относятся к возникновению профессиональных дефицитов.

В то же время, как отметила Марина Пинская оказывается, что именно у молодых педагогов больше барьеров для получения повышения квалификации: им не хватает ни времени, ни сил на такие занятия, а кому-то вообще кажется, что на рынке образовательных услуг для них нет интересных предложений. В том числе, здесь срабатывает, по словам Виктора Болотова, даже такой фактор, как высокая стоимость курсов. Тем не менее, о какой бы возрастной когорте мы ни говорили, чаще всего препятствием для повышения квалификации педагоги считают «нехватку времени в силу выполнения определенных семейных обязанностей».

Если же углубиться в анализ такого «внутреннего» критерия, как отсутствие интересных образовательных предложений, то, действительно, сегодня, по словам Марины Пинской, заметен недостаток программ профессионального развития, которые могут обеспечить учителей современными педагогическими технологиями и инструментами. Более того, молодым учителям и тем, кто соприкасается с наиболее сложными контингентами, сегодня нужны адресные предложения, потому что, как показывает TALIS, именно эти группы педагогов активнее нуждаются в расширении возможностей профессионального развития.

В странах – образовательных лидерах компенсировать этот недостаток помогают коллегиальные формы профессионального развития, а также педагогические исследования. Так, например, в Японии, Сингапуре и Южной Корее, командные исследования – обязательный элемент профессиональной деятельности учителя, и, если кто-то этого не делает, это может вызвать вопросы. Другое дело, что там на эту работу выделено особое время и соответствующее материальное обеспечение. Поэтому педагоги с интересом ходят друг к другу на уроки, обсуждают увиденное, даже опрашивают детей по итогам занятий и всячески коллективно помогают товарищам. По данным TALIS , в нашей стране подобные формы работы также хорошо развиты, и респонденты даже отмечали их чаще, чем в среднем по исследованию, однако, если просто спросить учителей (директоров) о том, когда они в последний раз были на уроке у своего коллеги (подчиненного), скорее, всего мы услышим несколько иной ответ…

При этом, как отметила Марина Пинская, индекс самоэффективности педагогов в тех же Японии, Сингапуре и Южной Корее оказывается несколько ниже не только показателя по России, но даже и среднего показателя по исследованию. Быть может, это означает, что скромность вкупе с трезвым критическим подходом и есть двигатель профессионального развития?

Первый в новом учебном году вебинар РТЦ НИУ ВШЭ собрал более 300 человек. Причем треть составили именно педагоги. Как отметил Виктор Болотов, сегодня прав тот учитель, которого интересуют результаты международных сравнительных исследований. Такой учитель готов вынырнуть из своих локальных проблем и дерзнуть сопоставить себя с зарубежными коллегами, а, значит, он на пути профессионального роста.

— 14 октября темой вебинара станут «Результаты международного исследования ICILS -2013».

— 21 октября в РТЦ будут обсуждать «Современные проблемы социализации детей и подростков. Место взрослого».

ug.ru

Характер проявляется не только отношением к другим лю­дям, но и к самому себе. Каждый из нас, намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем ин­теллекте, внешности, здоровье, положении в обществе, т. е. формирует «набор самооценок», от которого зависит, скромны мы или высокомерны, требовательны к себе или самоуспокоенны, застенчивы или кичливы.

У большинства людей проявляется тенденция оценивать себя чуть выше среднего. Это позволяет сделать вывод, что человеку свойственна потребность в достаточно высокой само­оценке, т. е. каждому хочется уважать себя. У людей, страда­ющих неврозами, самооценка чаще бывает завышенной или заниженной, а иногда даже крайней (самый добрый, самый стеснительный, самый честный). Люди с истерическими про­явлениями высказывают такие суждения: «Я гораздо умнее, красивее, добрее большинства людей, но я самый несчастный и самый больной».

Завышенная самооценка способствует обидчивости, нетер­пимости к малейшим замечаниям (правда, бывает и другая крайность: с высоты своего «Я» даже серьезную критику не принимает близко к сердцу). Человек с неадекватно высокой самооценкой потенциально конфликтен в ситуациях, когда речь заходит о вознаграждениях и поощрениях за труд. Несовпаде­ние ожидаемой и реальной наград закономерно выливается в обиду и зависть, которые накапливаются и, наконец, прорыва­ются резким обвинением в чей-либо адрес. Излишне низкая самооценка человека влечет за собой чрезмерную его зависи­мость от других, несамостоятельность и даже заискивание, проявляется робость, замкнутость, даже искаженное восприя­тие окружающих, формируется «комплекс неполноценности», поведение «неудачника».

На формирование самоуважения и самооценки влияют мно­гие факторы, действующие уже в раннем детстве — отноше­ние родителей, положение среди сверстников, отношение пе­дагогов. Сопоставляя мнение о себе окружающих людей, чело­век формирует самооценку, причем любопытно, что человек вначале учится оценивать других, а потом уже оценивать себя. И лишь к 14—15 годам подросток овладевает умением само­анализа, самонаблюдения и рефлексии, анализирует достигну-. тые собственные результаты и тем самым оценивает себя («Если я не спасовал в трудной ситуации, значит, я не трус», «Если смог осилить трудную задачу, значит, я способный» и т. п.). Сложившаяся у человека самооценка может быть адекватной (человек правильно, объективно оценивает себя), либо неадек­ватно завышенной или неадекватно заниженной. А это, в свою очередь, будет влиять на уровень притязаний личности, ко­торый характеризует степень трудности тех целей, к ко­торым стремится человек и достижение которых представ­ляется человеку привлекательным и возможным. Уровень притязаний — тот уровень трудности задания, который чело­век обязуется достигнуть, зная уровень своего предыдущего выполнения. На уровень притязания оказывает влияние дина­мика неудач и удач на жизненном пути, динамика успеха и неуспеха в конкретной деятельности. Уровень притязания мо­жет быть адекватным (человек выбирает цели, которые реаль­но может достичь, которые соответствуют его способностям, умениям, возможностям) либо неадекватно завышенным, за­ниженным. Чем адекватнее самооценка, тем адекватнее уро­вень притязаний.

Заниженный уровень притязаний, когда человек выбирает слишком простые, легкие цели (хотя он мог бы достичь значи­тельно более высоких) возможен при низкой самооценке (че­ловек не верит в себя, низко оценивает свои способности, воз­можности, чувствует себя «неполноценным»), но также возмо­жен и при высокой самооценке (когда человек знает, что он умный, способный, но цели выбирает попроще, чтобы не «пе­ретруждаться», «не высовываться», проявляя своеобразную «со­циальную хитрость»). Завышенный уровень притязаний, когда человек ставит перед собой слишком сложные, нереальные цели, объективно может приводить к частым неудачам, к разо­чарованию, фрустрациям.

Самоуважение — обобщенное отношение личности к са­мой себе, прямо пропорционально количеству достигнутых ус­пехов и обратно пропорционально уровню притязаний (само­уважение = успех/притязание), т. е. чем выше притязание, тем большими должны быть достижения человека, чтоб он мог себя уважать.

Фрустрации — специфические эмоциональные состояния человека, возникающие в случае появления непреодолимых препятствий на пути к достижению желаемой цели. Фрустра­ция проявляется как агрессия, озлобленность, которая может быть направлена на других («агрессивная фрустрация»), либо на себя, обвиняет в неудачах самого себя (регрессивная фруст­рация). Часто повторяющиеся состояния фрустрации могут закрепить в личности человека некоторые характерные черты: агрессивность, завистливость, озлобленность — у одних; вя­лость, неверие в себя, «комплекс неполноценности», безразли­чие, безынициативность — у других. Если человек длительное время не выходит из фрустрационного состояния, то формирует­ся невроз — болезнь, возникающая вследствие конфликта че­ловека с окружающей средой на почве столкновений желаний человека и действительности, которая их не удовлетворяет.

helpiks.org

Большой англо-русский и русско-английский словарь . 2001 .

Смотреть что такое «выше среднего» в других словарях:

СРЕДНЕГО, ЗАКОН — 1. Принцип, согласно которому, в конечном счете за среднее значение (среднее арифметическое) при большом количестве наблюдений может приниматься как репрезентативная самая лучшая оценка достоверности значения. Это обобщение основывается на… … Толковый словарь по психологии

Хронология среднего палеолита — содержит сведения о важнейших археологических и антропологических находках, а также о геологических и климатических этапах, за период примерно 300 тыс. 50 тыс. лет назад. Указание «тысяч лет назад» в таблице опускается. При этом пометка «около»… … Википедия

Идеология и культура периода Среднего царства. Религия — Письменность и научные знания. Язык, на котором говорили в период Среднего царства, был сравнительно близок к языку времён Древнего царства, но новое беглое письмо, так называемое иератическое, которым писали на папирусе и пользовались в… … Всемирная история. Энциклопедия

ГОСТ Р 54828-2011: Комплектные распределительные устройства в металлической оболочке с элегазовой изоляцией (КРУЭ) на номинальные напряжения 110 кВ и выше. Общие технические условия — Терминология ГОСТ Р 54828 2011: Комплектные распределительные устройства в металлической оболочке с элегазовой изоляцией (КРУЭ) на номинальные напряжения 110 кВ и выше. Общие технические условия оригинал документа: 3.1.23 IP код (IP code):… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

ЛЬГОТЫ ДЛЯ РАБОТНИКОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ БЕЗ ОТРЫВА ОТ РАБОТЫ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ СРЕДНЕГО И ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (СРЕДНИХ И ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ) — работникам, допущенным к вступительным экзаменам в образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования, предоставляется отпуск без сохранения заработной платы. Допущенным к вступительным экзаменам в учреждения высшего… … Энциклопедия трудового права

срок службы до среднего ремонта — 3.1.20 срок службы до среднего ремонта (service period): Время от ввода в эксплуатацию до обслуживания со вскрытием газовых отсеков. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

операторы среднего роста — 3.2 операторы среднего роста: Операторы, которые по росту составляют 90 % всего количества операторов землеройных машин и имеют антропометрические данные ниже и выше указанных в разделе 4 значений. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Система оценивания знаний — Система оценивания знаний  система оценивания качества освоения образовательных программ учащимся, важнейший элемент образовательного процесса. В настоящее время в мире используется множество шкал оценивания знаний. В некоторых шкалах… … Википедия

Санкт-Петербург столица России* — (Петербург, Петроград, Питер [В настоящей статье вместо слов С. Петербург допущены сокращения: СПб. и Пб.] столица России и резиденция Российского Императорского Дома. Судьбы местности нынешнего СПб. до 1703 г. В 1300 г. шведы поставили город над … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Санкт-Петербург, город — I (Петербург, Петроград, Питер [В настоящей статье вместо слов С. Петербург допущены сокращения: СПб. и Пб.] столица России и резиденция Российского Императорского Дома. Судьбы местности нынешнего СПб. до 1703 г. В 1300 г. шведы поставили город… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Германия — Федеративная Республика Германии (ФРГ), гос во в Центр. Европе. Германия (Germania) как территория, заселенная герм, племенами, впервые упоминается Пифеем из Массалии в IV в. до н. э. Позже название Германия использовалось для обозначения рим.… … Географическая энциклопедия

dic.academic.ru

Самооценка личности (2)

1.2 Основные теории .

1.3Самооценка в студенческом возрасте

II. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЛИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ ПСИХОЛОГОВ

2.1 Профессиональное становления психолога

2.2 Особенности профессиональной Я-концепции психолога

2.3 Психологическое условие повышение самооценки у студентов психологов

Формирование социально активной, нравственной, реализующей свои способности личности – главные задачи образования, успешность решения которых во многом зависит от направления и темпа реформ студенческой жизни. Одной из актуальных проблем, стоящих перед педагогами современных ВУЗах, является психолого-педагогический дуализм в отношении развивающейся личности – обучение и воспитание не всегда основывается на знаниях о психологии развития студента и формировании его личности.

Анализируя исследования Е.В. Черносвистова, Н.Г. Алексеева, Л. И. Божовича, А. И. Липкиной, следует отметить, что центральной характеристикой любой личности является « Я-КОНЦЕПЦИЯ». «Я – КОНЦЕПЦИЯ», по мнению знаменитого психолога И. П. Шахова, это относительно устойчивая и осознанная система представлений личности о себе, на основе которой человек строит отношение к себе и свое взаимодействие с другими людьми.

К неотъемлемой части « Я – КОНЦЕПЦИИ» относится самооценка. Так как, является системообразующим ядром индивидуальности личности, и во многом определяет жизненные позиции человека, уровень его притязаний, всю систему оценок. Самооценка влияет на формирование стиля поведения и жизнедеятельность человека. Другими словами, самооценка во многом обуславливает динамику и направленность развития субъекта.

Самооценка — оценка личностью самого себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей, — ценность, приписываемая его себе или отдельным своим качествам. Относясь к ядру личности, он — важный регулятор поведения. От него зависят взаимоотношения человека с окружающими, его критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. Тем самым он влияет на эффективность деятельности и дальнейшее развитие личности. В качестве основного критерия оценивания выступает система смыслов личностных индивида. (С.Ю Головин. Словарь практического психолога).

Самооценка связана с одной из центральных потребностей в самоутверждении, со стремлением человека найти свое место в жизни, утвердить себя как члена общества в глазах окружающих и в своем собственном мнении.

Под влиянием оценки окружающих у личности постепенно складывается собственное отношение к себе и формируется самооценка своей личности, а так же отдельных форм своей активности: общения, поведения, деятельности, переживания. Все, что сложилось и осталось в личности, возникло благодаря совместной с другими людьми деятельности и в общении с ними. Самооценка во многом определяет отношения с окружающими, критичность, требовательность к себе, отношение к успехам и неудачам. От самооценки зависит активность человека и стремление к самосовершенствованию. Она развивается путем постепенной интериоризации внешних оценок, выражающих общие требования, в требования человека к самому себе.

Таким образом, самооценка относится к центральным образованиям личности, хотя она не является изначально присущей ей. Одним из условий формирования самооценки является осуществление личностью деятельности. Однако следует помнить, что самооценка в чистом виде, т.е. самооценка, даваемая самим субъектом, всегда субъективна, хотя и может быть адекватной конкретной ситуации. «Представления индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того, основываются ли они на объективном мнении, являются ли они истинными или ложными.

I ТЕОРЕТИЧЕСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ (ФОРМИРОВАНИЯ) САМООЦЕНКИ СТУДЕНТОВ

1.1 Теоретические подходы к исследованию самооценки личности в зарубежной и отечественной психологии

Самооценка(англ. self-esteem) — ценность, значимость, которой индивид наделяет себя в целом и отдельные стороны своей личности, деятельности, поведения. Самооценка выступает как относительно устойчивое структурное образование, компонент Я-концещии, самосознания, и как процесс самооценивания. Основу самооценки составляет система личностных смыслов индивида, принятая им система ценностей. Рассматривается в качестве центрального личностного образования и центрального компонента Я-концепции.

Самооценка выполняет регуляторную и защитную функции, влияя на поведение, деятельность и развитие личности, ее взаимоотношения с другими людьми. Отражая степень удовлетворенности или неудовлетворенности собой, уровень самоуважения, самооценка. создает основу для восприятия собственного успеха и неуспеха, постановки целей определенного уровня, т. е. уровня притязаний личности. Защитная функция самооценки, обеспечивая относительную стабильность и автономность (независимость) личности, может вести к искажению данных опыта и тем самым оказывать отрицательное влияние на развитие.

Самооценка развитого индивида образуют сложную систему, определяющую характер самоотношения индивида и включающую общую самооценку, которая отражает уровень самоуважения, целостное принятие или непринятие себя, и парциальные, частные самооценки, характеризующие отношение к отдельным сторонам своей личности, поступкам, успешности отдельных видов деятельности. Самооценка может быть разного уровня осознанности и обобщенности.(САМООЦЕНКА Большой психологический словарь. Сост. Мещеряков Б., Зинченко В. Олма-пресс. 2004.)[8. с. 156]

Традиционно, в психологии, основателем изучения проблемы самооценки человека считается Уильям Джеймс. В самооценке он видит только самодовольство субъекта или же, наоборот, недовольство собой. В его понимании самооценка является эмоциональным компонентом (Джеймс, 1991).

В настоящее время можно выделить три подхода к тому, чем является самооценка и как она представлена в самосознании индивида.

1. Самооценка является частью концепции «Я», обозначаемой как «эмоционально-ценностное» отношение к себе (Берне, 1986 [1979]; Столин, 1983; Соколова, 1989;). В рамках этого подхода авторы, как правило, либо отождествляют самооценку с эмоционально-ценностным отношением (ЭЦО) к себе, либо определяют ее как часть ЭЦО, часто отождествляя с самоуважением (Пантилеев, 1991). Такое представление является наиболее распространенным.

2. Самооценка понимается как когнитивная подструктура (или схема), которая обобщает прошлый опыт личности и организует, структурирует новую информацию о «Я», т.е. фиксирует знание субъекта о себе (Кон, 1978; Тульчинский, 1996). Самооценка — это образ «Я» субъекта.

3. Наименее распространенным является подход, при котором самооценка не сводится ни к образу «Я», ни к эмоционально-ценностному отношению к себе. По мнению Л.В.Бороздиной (1992), самооценка отвечает на вопрос: чего стоит то, что Я имею? Что это значит? Самооценка — это наличие критической позиции индивида по отношению к тому, чем он обладает, но это не констатация имеющегося потенциала, а именно оценка его с точки зрения определенной системы ценностей.

Следует признать, что до сих пор ни в отечественной, ни в зарубежной литературе нет общепринятого определения понятия «самооценка». В следствие этого возникают трудности сопоставления этого концепта с другими, использующимися в сфере психологии «Я». C.Веллес и Г. Марвест (1976), перечисляя огромное количество понятий, применяемых в данной области («доверие к себе», «осознание себя», «оценка себя» и т.д.).

В зарубежной литературе совокупность всех представлений индивида о себе обозначают термином «Я-концепция» (Берне, 1986). В ней выделяют выше описанные образ «Я» и самоотношение, а также поведенческие реакции (Берне, 1986). При таком подходе, как справедливо замечает Л.В.Бороздина, «самооценка как самостоятельный предмет анализа попросту пропадает», она не изучается как самостоятельная единица самосознания. Необходимо разделять три образования: образ «Я», самооценку, отношение к себе.

Часто при исследовании проблем, связанных с успехом, достижениями, говорят, например, о повышении самоуважения после успеха или понижении, после неудач. Обобщая результаты экспериментальных данных, И.С.Кон пишет, что «самоуважение — довольно устойчивая черта личности и поддержание определенного уровня самоуважения составляет важную, хотя и не осознаваемую функцию самосознания» В психологии «Я» разрабатываются представления о структуре самосознания и самооценки индивида. Например, М.Розенберг выделил несколько измерений для характеристики уровня самосознания у разных людей или у одного и того же человека на разных стадиях его развития.

1) Степень когнитивной сложности и дифференцированное (чем больше своих качеств личность осознает и чем сложнее и обобщеннее сами качества, тем выше уровень ее самосознания).

2) Степень отчетливости, выпуклости «образа Я», его субъективной значимости для индивида.

3) Степень внутренней цельности, последовательности «образа Я». По мнению автора, самосознание человека противоречиво: идеальное Я никогда не совпадает с реальным, и это противоречие является главной движущей силой самовоспитания.

4) Степень устойчивости, стабильности «образа Я» во времени

Захаровой была сделана попытка разработать структурно-динамическую модель самооценки. Самооценка, по ее мнению, функционирует в двух основных формах — как общая и как частная (парциальная, или конкретная). Частные самооценки отражают оценку субъекта своих конкретных проявлений и качеств. Общую самооценку автор понимает как иерархизованную систему частных самооценок, находящихся в динамическом взаимодействии между собой, и выделяет в ней два компонента: эмоционально-ценностное отношение личности к себе и когнитивный, причем последнему отводится ведущая роль, т.к. он обобщает и синтезирует наиболее значимые для личности самооценки. Общая и частная самооценка характеризуются набором показателей, представленных, как правило, в виде оппозиций: адекватная — неадекватная, высокая — низкая, устойчивая — неустойчивая самооценка и т.д.

По временной отнесенности содержания выделяются следующие виды самооценки: прогностическая, актуальная и ретроспективная.

Функция прогностической самооценки — оценка субъектом своих возможностей, определение своего отношения к ним. Функцией актуальной самооценки является оценка и основанная на ней коррекция исполнительных действий по ходу развертывания поступка. Функция ретроспективной самооценки — оценка субъектом достигнутых уровней развития, итогов деятельности, последствий поступков и т.п. Характеристики этих видов самооценки: уровень притязаний, действия самоконтроля, мера критичности

Таким образом, на основе описанных выше представлений можно представить структуру самосознания (частью которой является самооценка), вслед за большинством авторов, как состоящую из трех частей: образа «Я» (самопознание) — когнитивного компонента, эмоционально-ценностного отношения к себе (часто называемая самоотношением) — аффективного компонента, саморегуляцией деятельности — поведенческого компонента, и констатировать, что самооценка здесь как отдельный конструкт не выделяется и не исследуется.

На основе вышеописанного представления проведено большое количество исследований. Во многих из них самооценка определялась через притязания субъекта (Зейгарник, 1981; Ерофеев, 1983; Резниченко, 1986 и др.; изучалось, как соотносится самооценка с ожиданиями результатов деятельности (. напр.: Алексеева, 1977), как она изменяется при овладении способами учебной работы (Резниченко, 1986), как самооценка связана со значимостью (для ученика) учебного предмета (Сафин, 1975). Изучалась связь самооценки с параметрами учебной деятельности студентов (Бороздина, Рощина, 1987). В исследовании Э.М.Александровской и Ю.Пиатковской (1990) смотрелась корреляция самооценки (которая понималась как процесс когнитивной и аффективной оценки индивидуумом собственной персоны) учащегося с оценкой педагогов, матерей, со школьной успеваемостью.

Советские психологи рассматривают самооценку как сторону самосознания личности, как продукт ее развития, порождаемый всей ей жизнедеятельностью( Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, С.Л. Рубинштейн). Самооценка, как и самосознание в целом, имеет общественный характер и обусловлена социальными условиями.

Исследования показывают, что критерии, по которым оценивают качества человека в обществе и по которым он оценивает качества других, применяются им и по отношению к самому себе. Подчеркивая детерминацию самооценки личности общественными отношениями, С.Л. Рубинштейн писал : « Общественная оценка человека основывается у нас … на его общественно полезном труде … на том, что он собой представляет, и что он дает. Поэтому и его самооценка определяется тем, что он как общественный индивид делает для общества. Это новое … отношение к труду является стержнем, на котором перестраивается вся психология личности; оно же становится основой и стержнем ее самосознания» (7,с. 49).

Самооценка — сложное динамическое личностное образование, личностный параметр умственной деятельности. Исходным методологическим положением для исследователей самооценки является классическое положение К. Маркса о том, что «человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр относится к самому себе как к человеку» (8,с. 62).

По мнению Л.И. Божовича, познание другого не только опережает познание самого себя, но и служит для него источником и опорой. Сравнение, сопоставление себя с другими является общепризнанным критерием самооценки. Сравнивая себя с другими людьми в процессе деятельности, человек замечает у себя то, что сначала замечает у других, и в результате приходит к осознанию своих поступков и действий, свойств и качеств собственной личности. Происходит своеобразный перенос различных свойств личности. Подмеченных у другого человека, на самого себя. Это подтверждается результатами ряда психологических исследований (9,с. 350).

Важнейшим источником развития самооценки является оценка окружающими людьми результатов поведения и деятельности человека, а также непосредственно качеств его личности. По мнению Л,И, Божович, общественная оценка выполняет двоякую роль в формировании самосознания школьника. «Во-первых, являясь критерием соответствия его поведения требования окружающих, она как бы указывает человеку на характер его взаимоотношений с окружающей средой и тем самым определяет и его эмоциональное благополучие, его поведение, и его отношение к самому себе как субъекту поведения. Во-вторых, общественная оценка помогает человеку выделить то или иное качество из конкретных видов поведения и деятельности и сделать его предметом сознания оценки самого человека» (9,с. 371). Б.Г. Ананьев подчеркивал, что решающее значение в образовании мыслей о себе имеет жизнь в коллективе и правильное развитие оценочных отношений, формирующих самооценку(10, с.68).

Формируясь в процессе всей жизнедеятельности личности, самооценка, в свою очередь, выполняет важную функцию в ее развитии, выступает регулятором различных видов деятельности и поведения человека. Многие советские ученые изучали самооценку как свойство личности, выполняющее определенную функцию в ее развитии, обусловливающее поведение и деятельность человека, характер его взаимоотношений с окружающими людьми.

По мнению Д.Б. Эльконина, уже у детей старшего дошкольного возраста управление своим поведением приобретает « внутренний механизм». Ребенок начинает регулировать свое поведение через отношение к себе, к своим возможностям. Е.И. Савонько полагает, функция самооценки как регулятора поведения развивается на ряду с развитием других психических особенностей ребенка и на каждой возрастной ступени приобретает качественное своеобразие. Развитие этой функции самооценки ученые связывают со становлением ее устойчивости, так как именно устойчивая самооценка выражает уже сформировавшееся отношение человека к себе и может оказывать существенное влияние на его поведение(11,с. 99).

Самооценка –это знание человеком самого себя и отношение к себе в их единстве. Самооценка включает в себя выделение человеком собственных умений, поступков, качеств, мотивов и целей своего поведения, их осознание и оценочное к ним отношение. Умение человека оценить свои силы и возможности, устремления, соотнести их с внешними условиями, требованиями окружающей среды, умение самостоятельно ставить перед собой ту или иную цель имеет огромное значение в формировании личности[9 с. 55 ].

Самооценка в зависимости от своей формы (адекватная, завышенная, заниженная) может стимулировать или, наоборот, подавлять активность человека. Неадекватная, низкая самооценка снижает уровень социальных притязаний человека, способствует развитию неуверенности в собственных возможностях, ограничивает жизненные перспективы человека. Такая самооценка может сопровождаться тяжелыми эмоциональными срывами, внутренним конфликтом и т.д. Заниженная самооценка наносит ущерб и обществу, так как человек не в полной мере реализует свои силы и возможности, трудится не с полной отдачей.

Западноевропейские и американские психологи рассматривают самооценку как механизм, обеспечивающий человеку ориентацию в окружающей среде, согласованность его внутренних требований к себе с внешними условиями. При этом социальная среда понимается ими как всегда враждебная человеку, враждебная его потребностям и стремлениям. Эта точка зрения З.Фрейда и неофрейдистов (К. Хорни, Э. Фромм). Поскольку самооценка человека, считают они, складывается под давлением постоянного конфликта между внутренними пробуждениями и внешними запретами, адекватная самооценка невозможна в принципе. Представление человека о самом себе является неполным, искаженным. По мнению З. Фрейда, наиболее сложные и острые внутренние конфликты личности связанны с переоценкой и недооценкой своей личности. Идеализированное представление человека о своем «Я» постоянно сталкивается с актуальным и реальными «Я»(12,с.67).

От самооценки человека зависит характер его общения, отношения с другими людьми, успешность его деятельности, дальнейшее развитие его личности. Адекватная самооценка дает человеку нравственное удовлетворение. Самооценка, особенно способностей и возможностей личности, выражает определенный уровень притязаний, определяемый как уровень задач, которые личность ставит перед собой в жизни и к выполнению которых считает себя способной. Уровень притязаний человека и, следовательно, характер его самооценки ярко выявляются в различных ситуациях выбора, как в трудных жизненных ситуациях, так и в повседневной деятельности, в общественной работе.

Неудача или успех наиболее остро переживаются в той деятельности, которую сам человек считает для себя основной, где у него есть высокие притязания.

Можно выделить следующие уровни развития самооценки:

Первый уровень развития самооценки можно назвать процессуально-ситуативным . На данном уровне самооценки человек не устанавливает связи между своими поступками и качествами личности. Он оценивает свое «Я» лишь по определенным непосредственным внешним результатам деятельности. В связи с тем, что эти результаты не обязательно адекватны личностным возможностям человека и могут быть всецело обусловлены стечением внешних обстоятельств, самооценка имеет тенденцию к необъективности. Стихийность, случайность, противоречивость внешних ситуаций способствует тенденции к неустойчивости самооценки. Самоизменение на этом уровне самооценки носит характер самоисправления поступков, когда человек, решая исправиться. Не имеет еще в виду развитие свойств личности, а подразумевает лишь совершение одних поступков или отказ от других.

Второй уровень развития самооценки можно назвать качественно – ситуативным . Для него характерно то, что человек устанавливает прямолинейные связи между своими поступками и качествами, т.е. совершение ( несовершение0 отдельного поступка отождествляет с наличием (отсутствием) соответствующего качества. Человек не абстрагирует качество от поступка и не осознает, что качество личности выражается намного богаче и сложнее, нежели отдельный акт поведения. Так как отдельный поступок не обязательно адекватен отождествляемому с ним качеству и может иметь случайный и порой противоречащий другим поступкам характер, самооценка на этом уровне имеет тенденцию к необъективности и неустойчивости. В связи с тем, что человек отождествляет усвоение качества с фактором конкретного поступка, он склонен ограничивать программу самовоспитания отдельными разрозненными актами поведения. Случайные колебания самооценки способствуют ситуативности самовоспитания.

Третий уровень можно назвать качественно-консервативным. Для него характерно разрешение прямолинейных, формальных связей между поступками и качествами личности. Качество личности абстрагируется человеком от конкретного поступка , выступает в его сознании как самостоятельная объективная реальность. Осознание того, что конкретный поступок не означает усвоение соответствующего ему качества, разрушение прямолинейных связей между ними, недостаточная осознанность новых сложных связей между свойствами личности и поведением приводят к определенному отрыву в сознании человека его внутреннего мира от непосредственного практического поведения. Главную роль в самооценке принимает констатация уже достигнутого ранее уровня развития свойств личности наряду с недооценкой корректив , вносимых в характеристику внутреннего мира новыми изменениями в поведении. В результате самооценка имеет тенденцию к консервативности и недостаточной объективности.

Четвертый уровень можно назвать качественно–динамическим . Он характеризуется осознанием сложных связей между качествами личности и поступками. Отрыв внутреннего мира от непосредственного поведения преодолевается. Самооценка имеет тенденцию к объективности, динамична в соответствии с изменениями во внутреннем мире человека и при этом устойчиво отражает реальный уровень развития качеств личности. Самооценка личности дается с учетом ее отношения к самовоспитанию. Самовоспитание становится вполне осознанным, планомерным и активным процессом.

Таким образом уровни самооценки – это последовательно восходящие, преемственно связанные между собой ступени ее генезиса. Они качественно специфичны. Каждый генетически более поздний уровень самооценки возникает не посредством уничтожения ранее существующего, а на основе преобразования предшествующего. Генетически более ранние уровни самооценки в процессе ее становления в преобразованном виде входят в структуру более поздних уровней, и эта многоступенчатость высоких уровней самооценки обуславливает сложный характер их функционирования.

Самооценка , результат сложного и длительного процесса, в котором взаимодействуют различные факторы ее формирования: оценки окружающих, анализ самим человеком своих успехов и неудач, результатов деятельности, в которых проявляются качества его личности. Основными средствами и приемами самооценки являются: самонаблюдение , самоанализ, самоотчет, самоконтроль и сравнение.

1.3 Самооценка в студенческом возрасте

В многочисленных психологических исследованиях, посвященных

юношескому возрасту, чаще всего акцент делается на вопросах развития самосознания и адекватной самооценки, т.к. именно этот возраст является центральным периодом становления мировоззренческой системы, некоторых черт характера и социального интеллекта[7 c. 3].

Огромное значение имеют эти вопросы, когда речь идет о студентах.

Слово « студент» – латинского происхождения и означает « усердно работающий, занимающийся», т.е. овладевающий знаниями. Характерной

чертой нравственного развития в юношеском возрасте является усиление

сознательных мотивов поведения. Заметно укрепляются те качества, которых

не хватало в полной мере в старших классах – целеустремленность, решительность, настойчивость, самостоятельность, инициатива, умение владеть собой. Вместе с тем, специалисты в области возрастной психологии и физиологии отмечают, что способность человека к сознательной регуляции своего поведения в 17 – 18 лет развита не в полной мере[7 c.3]. Это следует учитывать при построении совместной деятельности в образовательном процессе. При этом необходимо помнить, что сам образовательный процесс является одним из главных факторов, влияющих на развитие личности. Процесс формирования личности осуществляется в онтогенезе под влиянием целого ряда факторов. Сформированность индивидуально-типологических особенностей зависит как от природных задатков, так и от средовых влияний. Студенческий возраст характеризуется тем, что в этот период достигаются многие оптимумы развития интеллектуальных и физических сил, а изменяющееся отношение к самому себе окрашивает все действия[7 c. 4].

Физические данные, имеющие такое большое значение в подростковом возрасте, не теряют своей актуальности, но как бы отходят на второй план, и на первое место становятся умственные способности, знания, умения и навыки. Научными исследованиями выявлено: каждый человек намеренно или сам того не осознавая, нередко сравнивает себя с окружающими и в итоге вырабатывает довольно устойчивое мнение о своем интеллекте, внешности, здоровье, т.е. формирует «набор самооценок». Самооценка – это осознание собственной идентичности независимо от меняющихся условий среды. У большинства людей проявляется тенденция оценивать себя чуть выше среднего. Это позволяет сделать вывод, что человеку свойственна потребность в достаточно высокой самооценке. Завышенная самооценка заметно обнаруживается у студентов в преувеличении своих умственных способностей[7c4.]. Заниженное оценивание своих способностей негативно воздействует на личность. Возникает чувство неудовлетворенности, создается пониженный фон настроения, закрепляется « комплекс неполноценности». Стойкая излишне низкая самооценка влечет за собой чрезмерную зависимость от других, несамостоятельность, искаженное восприятие окружающих. На формирование самооценки у студентов влияет множество факторов: положение среди сверстников, отношение педагогов и т.д. Сопоставляя мнения о себе окружающих людей, человек формирует самооценку, причем вначале он учится оценивать других, а потом уже себя. И лишь в юношеском возрасте формируется умение самоанализа, самонаблюдения и рефлексии, способность анализировать собственные результаты и, тем самым, оценивать себя. Становление личности включает в себя обеспечивающий целостность психологического облика относительно устойчивый образ « Я», т.е. представление о самом себе[7 c 4]. Психологи рассматривают принятие себя как основу того сложного психологического образования, которое называется «Я-концепция». Самооценка осуществляется путем сравнивания идеального « Я» с реальным, но в этом возрасте идеальное «Я» еще всесторонне не оценено самой личностью. Это объективное противоречие в развитии личности молодого человека может вызвать у него внутреннюю неуверенность в себе.

Юношеский возраст, по Э. Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений. Если юноше не удается разрешить эти задачи, у него формируется неадекватная идентичность.[7 c. 5] Все это позволяет говорить о том, что данный период жизни наиболее важен для формирования адекватной самооценки. Но для этого должны быть созданы определенные условия. Необходимо чтобы образование в вузе было направлено на развитие личной рефлексии и готовило студентов к решению проблем самоопределения. Надо стараться повышать уровень самооценки студентов для улучшения работоспособности, т.к. завышенная самооценка и преувеличенное чувство контроля над событиями могут истолковываться, как эгоцентризм. Память имеет эгоцентричную организацию: чем выше персональная значимость события или чем больше человек вовлечен в него, тем легче это событие запомнить. Поэтому положительные иллюзии относительно собственной личности студента могут благотворно влиять как на память, так и на другие познавательные процессы.

Таким образом, изложенное позволяет говорить о том, что создание положительной атмосферы в образовательном процессе, способствует формированию адекватной самооценки студентов и эффективному развитию, проявлению их интеллектуальных способностей.

1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. – М., 1986

2. Джемс У. Психология. – М., 1991

3. Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. заведений: В 3 кн. – 3-е изд. – М, 2000. –608 с.

4. Психология самосознания. Хрестоматия – Самара, 2003

5. Кон И.С. Открытие «Я». – М., 1978

6.Бороздина Л.В. Притязания личности и самооценка // Вестник МГУ, серия 14 – 2001-№3 –С.25-27.

7. Анисимова О.М. Самооценка в структуре личности студента: Автореф. канд. дис. — Л., 1984. — 17 с.

8. Большой психологический словарь. Сост. Мещеряков Б., Зинченко В. Олма-пресс. 2004

С.Ю. Головин. Словарь практического психолога.

works.doklad.ru