Хорни о самооценке

Хорни Карен. Книги онлайн

Карен Хорни (1885 1952) известна не только как яркая представительница неофрейдизма (направления, возникшего вследствие возрастающей неудовлетворенности ортодоксальным психоанализом), но и как автор собственной оригинальной теории, а также одна из ключевых фигур в области женской психологии.

Она единственная женщина психолог, чье имя значится в ряду основателей психологической теории личности.

Карен Хорни стала первой женщиной в Германии, которая получила разрешение изучать медицину. Закончила свою карьеру тем, что основала Американский институт психоанализа.

Эта книга о конфликтах, которые в той или иной степени присущи большинству из нас. "Время от времени наши желания, интересы, убеждения обязательно сталкиваются с интересами, желаниями и убеждениями других людей.

И так же, как такие столкновения между нами и окружающей средой повсеместны, точно так же и конфликты внутри нас являются неотъемлемой частью человеческой жизни", — пишет Хорни.

Последняя и самая известная книга выдающегося психоаналитика посвящена исследованию внутренних проблем и конфликтов личности. Обобщая свой многолетний клинический опыт, автор формулирует идеи о неврозе как специфическом варианте адаптации, конкурирующим сдуховным развитием личности.

Книга доступна не только профессионалам, но и широкому кругу читателей, которые смогут не только узнать в них себя и увидеть свои собственные проблемы, но и пути их преодоления.

Работы К.Хорни написаны очень доходчивым и простым языком и поэтому вполне доступны даже неподготовленному читателю.

Книга «Новые пути в психоанализе» — самая смелая и потому, вероятно, самая скандально известная работа Карен Хорни, стоившая ей членства в Американской психологической ассоциации за попытку усомниться в непогрешимости ортодоксального психоанализа.

Поводом к переосмыслению теории Фрейда в той ее части, которая неотвратимо объясняла природу неврозов действием лишь инстинктивных и генетических факторов, стала, по признанию самой К.Хорни, ее неудовлетворенность терапевтическими результатами в период пятнадцатилетней врачебной практики.

Анализ причин этих неудач заставил по-новому взглянуть на проблемы пациентов, сначала предположить, а потом утвердиться в мысли, что окружающая среда, жизненные условия могут не только видоизменять, но и формировать характер, провоцировать развитие невротических конфликтов.

Для психологов, психотерапевтов, социальных работников, педагогов и всех интересующихся вопросами психологии и развития личности.

Комментарии читателей

Меня уже ничего не спасёт, но благодаря Хорни я узнал, от чего я умираю.

Карен Хорни — ангел-хранитель и покровительница всех невротиков, её работы — путеводная звезда для них.

Именно ее книги помогли мне понять те самые порочные круги, механизмы, которые запускали этот процесс. Я бесконечно благодарна Карен Хорни. Несколько лет после долгих лет терзаний и мучений я живу счастливой и наполненной жизнью. Она воистину гений!

www.koob.ru

Теория неврозов Карен Хорни

Карен Хорни (урожденная Даниельсен) родилась 16 сентября 1885 года в рыбацкой деревушке Бланкенезе в Германии. Ее отец, капитан корабля, был строгим и чрезвычайно религиозным человеком. Он не обращал на дочь особого внимания, так как, судя по всему, намного больше любил ее старшего брата Брендта.

В девять лет Карен без ума влюбилась в Брендта, а когда тот отверг ее чувства, девочка впала в депрессию, сопровождавшую ее всю жизнь. Карен казалась себе непривлекательной, и, по ее мнению, единственный для нее путь добиться успеха в жизни — это как можно лучше учиться в школе.

В 1906 году в возрасте двадцати одного года Карен поступила в медицинскую школу при Фрейбургском университете. Через три года она вышла замуж за Оскара Хорни, студента юридического факультета, и за семь лет совместной жизни у них родилось трое детей. Из Фрейбурга Карен переводится сначала в Гёттингенский университет, а затем в Берлинский, из которого и выпустилась в 1913 году. В течение одного года Карен потеряла обоих родителей и родила первенца. Чтобы справиться со стрессом, она стала посещать психоаналитика по имени Карл Абрахам, ученика Зигмунда Фрейда. Позже он стал наставником Хорни в Берлинском психоаналитическом обществе.

В 1920 году Карен Хорни начала читать лекции в Берлинском психоаналитическом обществе, а в 1923-м потеряла любимого брата Брендта. Карен очень тяжело переживала его смерть — у нее случился очередной приступ сильнейшей депрессии. В 1926 году она рассталась с мужем, а в 1930-м вместе с тремя дочерьми переехала в США, поселившись в Нью-Йорке, в немецко-еврейском квартале Бруклина. Именно там Карен подружилась со многими известными психологами, в том числе с Эрихом Фроммом и Гарри Салливеном.

Очень скоро Хорни стала заместителем директора Чикагского психоаналитического института, где и приступила к работе над своим очень значимым проектом — разработкой теории неврозов и невротической личности. Вернувшись через два года в Нью-Йорк, Хорни стала работать одновременно в Нью-Йоркском психологическом институте и Новой школе социальных исследований. Идеи Зигмунда Фрейда психолог оспаривала, еще живя в Германии, а после переезда в США ее противоречия с основателем психоанализа обострились до того, что в 1941 году Хорни пришлось уволиться из Нью-Йоркского психологического института. После этого она в том же году основала Американский институт психоанализа, а в 1942-м опубликовала книги «Самоанализ» и «Невротическая личность нашего времени».

Наибольшую известность Карен Хорни принесли исследования в области неврозов, несогласие и разрыв с Зигмундом Фрейдом по так называемому женскому вопросу и то, что она высекла в психологическом научном сообществе искру интереса к психологии женщин. Кроме того, исследователь твердо верила, что человек способен быть психотерапевтом сам для себя, и подчеркивала важную роль самопомощи и самоанализа. Карен Хорни скончалась от рака 4 декабря 1952 года в возрасте шестидесяти семи лет.

Карен Хорни никогда не училась непосредственно у Зигмунда Фрейда, но превосходно знала его труды и даже преподавала психоанализ в Берлинском и Нью-Йоркском психологических институтах. В процессе этой деятельности она изменила свое отношение к теориям Фрейда и со временем окончательно порвала с его научной школой.

Среди стадий психосексуального развития, выделяемых Зигмундом Фрейдом, есть фаллическая стадия — ее проходят в возрасте от трех до шести лет. На этом этапе, по утверждению психоаналитика, взаимоотношения девочек с отцами базируются на зависти к пенису. Хорни не была согласна с такой идеей, считала ее уничижительной по отношению к женщинам и в корне неверной. По ее мнению, на фаллической стадии имеет место явление, которое она называла завистью к матке, — якобы, наоборот, мужчина завидует способности женщины рожать детей.

В итоге он стремится компенсировать свой комплекс неполноценности, стараясь преуспеть по-другому. Иными словами, поскольку мужчина не обладает репродуктивной способностью, он старается оставить свой след в мире альтернативными способами. В большинстве случаев эти старания приводят к успеху, однако нередко они кончаются тем, что требуется вызов нарколога на дом или бригады скорой помощи.

Хорни также считала, что утверждение Фрейда о фундаментальном отличии личностей мужчины и женщины ошибочно. Фрейд объяснял это исключительно биологическими факторами, а Хорни утверждала, что если бы на женщин не налагали значительных культурно-социальных ограничений, как бывает довольно часто, представители обоих полов были бы совершенно равны. В те времена общество теорию Хорни не приняло, однако впоследствии, уже после смерти психолога, она способствовала распространению идеи равноправия полов.

Теория неврозов Карен Хорни — одна из самых известных теорий в этой области психологии. Хорни считала, что межличностные отношения создают базальную тревогу, а невроз представляет собой своего рода защитный механизм, позволяющий с ней справляться. Психолог разделила невротические потребности на три большие группы, в связи с чем выделяются три типа невротической личности —беспомощный, агрессивный и обособленный.

Уравновешенная и хорошо адаптирующаяся личность успешно использует все три линии поведения. Невротиком человек становится в том случае, если одна из них доминирует.

Невроз такого типа заставляет человека постоянно стремиться к помощи и одобрению окружающих, подтверждению другими людьми собственной правоты; только в этом случае он чувствует себя ценным и значимым. Таким людям необходимо нравиться другим, чувствовать их симпатию, в результате чего они нередко становятся излишне навязчивыми и эмоционально зависимыми.

Стремясь к высокой самооценке, люди стараются ослабить чувство тревоги, навязывая свою власть и пытаясь строго контролировать окружающих. Люди с такими потребностями предстают в глазах других как недобрые, эгоистичные, властолюбивые и одержимые идеей контроля. Хорни утверждала, что человек проецирует свою враждебность на других в ходе психического процесса, который психолог назвала экстернализацией, а потом находит оправдания своему жестокому поведению.

Невроз этого типа ведет к асоциальному поведению; окружающим такой человек кажется равнодушным и безразличным. В основе такой линии поведения лежит идея, что ограничение контактов с другими людьми позволит избежать опасности и умерить тревогу. Обычно в результате приходит чувство пустоты и одиночества.

В рамках этих трех групп неврозов Хорни выделяла десять невротических потребностей:

1. Потребность в любви и одобрении — желание во что бы то ни стало соответствовать ожиданиям окружающих, доставлять им удовольствие, делать их довольными и счастливыми, нравиться им. Люди, испытывающие эту потребность, очень боятся враждебности или проявлений злобы других людей и чрезвычайно чувствительны к критике и неприятию.

2. Потребность в руководящем партнере, который будет контролировать его жизнь. Эта потребность предполагает сильный страх перед перспективой быть брошенным и забытым и веру в то, что постоянный партнер поможет решить любые проблемы, которые могут возникнуть в жизни.

1. Потребность во власти. Люди с этой потребностью контролируют других и стараются доминировать потому, что ненавидят слабость и восхищаются силой.

2. Потребность в эксплуатации. Люди с такими наклонностями манипулируют окружающими. Они убеждены, что другие существуют только для того, чтобы их использовать. Связи и взаимоотношения с остальным миром, с их точки зрения, нужны лишь для того, чтобы иметь контроль, секс или деньги.

3. Потребность в престиже. Эти люди стремятся к публичному признанию и одобрению. Социальный статус, материальные блага, профессиональные достижения, личные качества и даже родственные связи и любовные отношения оцениваются с точки зрения престижа. Этим людям свойствен сильный страх перед негативным общественным мнением.

4. Потребность в личных достижениях. Стремление к успеху — вполне нормальное качество. Но невротик может стать одержимым этой идеей, а его желание достижений основывается на чувстве незащищенности. Он страшно боится неудачи, поэтому ему всегда надо быть лучше других.

5. Потребность в восхищении. Для таких людей характерен нарциссизм, желание выглядеть в глазах других идеальным — именно выглядеть, а не быть на самом деле.

1. Потребность в безупречности. Человек с таким неврозом обычно очень боится своих недостатков и изъянов и постоянно старается их выявлять, чтобы как можно быстрее скрыть или избавиться от них.

2. Потребность в независимости. В стремлении не зависеть от других людей и не быть привязанным человек часто отстраняется от окружающих людей. Это приводит к формированию ментальности «одиночки».

3. Потребность в жизненных ограничениях, позволяющих оставаться в узких рамках. Люди, испытывающие такую потребность, стараются оставаться незаметными, привлекать к себе как можно меньше внимания. Они обычно недооценивают свои навыки и таланты, не требуют многого от окружающих, не стремятся к материальным благам, довольствуются очень малым и считают свои нужды и потребности второстепенными.

Идеи Карен Хорни оказали огромное влияние на современную психологию. Ее теория неврозов как механизма снятия тревоги и классификация невротических потребностей совершили настоящий прорыв в науке. А благодаря решительному неприятию идей Зигмунда Фрейда, базирующихся на превосходстве мужского пола над женским, Хорни заслужила репутацию защитницы равноправия полов и признанного мастера в сфере женской психологии.

reabilitaciya.org

Менеджер «Яндекса» Полина Анисимова о самооценке и любимой косметике

Фотографии: Екатерина Старостина

Интервью: Маргарита Вирова

ДЛЯ РУБРИКИ «НАЛИЦО» мы изучаем содержимое бьюти-кейсов, туалетных столиков и косметичек интересных нам героев — и показываем всё это вам.

менеджер проектов «Яндекса»

Неужели во времена молодости моей бабушки внешность могла разрушить карьеру? Сейчас такая мысль кажется дикой

Одно из моих любимых занятий в жизни — упорядочивать, поэтому к косметике я подхожу так же, по очереди прорабатывая каждый раздел ухода за собой. Сейчас я более-менее довольна и набором декоративных и ухаживающих продуктов, и состоянием кожи, которого с их помощью удалось достичь. При этом страшно недовольна волосами — поэтому на днях ко мне приехала целая коробка новых банок, среди которых я планирую найти что-то эффективное для себя. После волос планирую заняться телом: тема веса и состояния кожи всегда была для меня болезненной, и сейчас я чувствую, что морально готова работать над ними с особенным усилием.

У меня жирная кожа с пигментацией, не поддающейся никаким законам и правилам. Если зимой с такими особенностями можно справиться хитрым, но небольшим набором средств, то летом всё равно приходится промакивать лицо матирующей салфеткой раз в три часа и носить с собой консилер — в противном случае становлюсь похожа на масляный блинчик. В целом мой уход за кожей прост: умыться, обмазаться сыворотками и заполировать увлажняющим кремом, с небольшими различиями в зависимости от времени суток. Вечером нужен дополнительный шаг для снятия макияжа — сейчас это мицеллярная вода, но я посматриваю в сторону гидрофильного масла. Маски делаю нерегулярно, по необходимости или желанию.

Выйти из дома без макияжа я вполне могу, но не очень люблю: у меня светлые брови, и мне не нравится, когда их не видно, а эффект от салонного окрашивания держится не больше недели. Поэтому не представляю жизни без средств для бровей. Дальше — тон (BB-крем, консилер и пудра на ежедневной основе, или же плотный хороший тональный крем, когда есть настроение), румяна, скульптурирующие и обычные, и тушь для ресниц. Остальное по желанию.

Помню, как, будучи студенткой, ездила в метро на пары и отчётливо видела в мерцающем холодном свете огромную морщину на лбу. Думала: «Боже, мне же всего девятнадцать. Что будет потом?» Спойлер: ничего страшного, но морщина всё ещё со мной.

Я училась на журфаке — месте, где все девушки казались мне невероятно красивыми; моей самооценке это не помогало. Окружающие считывали мою нелюбовь к себе, правда, их осуждение не шло ни в какое сравнение с внутренней критикой. Сказались и абьюзивные отношения во времена студенчества: когда несколько лет подряд близкий человек убеждает тебя в том, что ты «недостаточно хороша», не поверить в это сложно, а вернуть самооценку на приемлемый уровень после — ещё сложнее. Мне помогло время, очень много стараний и безусловной любви со стороны другого человека и друзей.

Сейчас дела с самооценкой обстоят гораздо лучше, хотя не могу сказать, как это принято, что «полюбила себя». Но теперь моё ощущение от собственной внешности, как бы я ни была по-прежнему недовольна собой, уже не мешает мне в повседневной жизни: подозреваю, что некоторые люди, с которыми я общаюсь практически ежедневно, могут даже не догадываться о нём. Самое важное, как мне кажется, что я перестала отождествлять себя со своей внешностью: хотя мои морщины, широкие плечи и «лишние» килограммы всё ещё со мной, это совершенно не мешает мне быть хорошим другом, партнёром, работником и коллегой. А особенности, которыми я недовольна, всего-навсего требуют небольшой работы — и я займусь этой работой, когда приоритет перейдёт к ней.

Несмотря на всё вышеперечисленное, родимое пятно во всю щёку никогда не казалось мне недостатком — скорее интересной особенностью. В подростковом возрасте я вообще начала забывать, что оно у меня есть, и вспоминала только при взгляде в зеркало. Сейчас я не замечаю его и там.

В семье моё родимое пятно обычно обсуждалось в отрицательном ключе. Я выросла с бабушкой, и она до сих пор остаётся единственным человеком, который видит в моей особенности какую-то проблему: в этом году, например, спрашивала, как мне удалось найти новую работу с родимым пятном и не смущает ли это моих коллег. Как будто на работу меня должны были брать не из-за профессиональных заслуг. Так или иначе, теперь беспокойство бабушки не вызывает у меня ничего, кроме усмешки. Но, если подумать, неужели во времена её молодости подобная особенность внешности могла разрушить карьеру? Сейчас такая мысль кажется дикой.

О рациональном минимализме

За последние пару лет я не только сократила количество ухаживающих и декоративных средств в доме, но и изменила своё отношение к ним. Раньше закончившаяся банка была для меня большой радостью — ведь можно открыть следующую, смиренно ждущую своей очереди среди сотни других. Сейчас закончившаяся банка — признак того, что средство мне нравится: неподошедшее сразу раздаю подругам или отдаю на свопах.

Самые большие изменения претерпела, конечно, моя коллекция лаков: в золотые времена она насчитывала около трёхсот экземпляров, а за последние полгода их количество со ста пятидесяти сократилось до восьмидесяти пяти, то есть почти вдвое. Сейчас в коллекции остаётся только всё самое любимое / удобное / красивое / приносящее удовольствие, но мне всё равно кажется, что этого слишком много — собираюсь ужаться до пятидесяти экземпляров.

Гель-лак и один маникюр надолго — абсолютно не моя история. Так вышло, что в 2008 году я сильно заинтересовалась ногтями и случайно начала скупать лаки. Тогда это были доступные марки из масс-маркета, но после того, как я попала в культовое сообщество nail_ru в ЖЖ, познакомилась с десятком новых брендов и узнала о том, что лаки для ногтей выпускают коллекциями, всё изменилось. За девять лет мой интерес пережил несколько спадов, а вкус поменялся раз пять, но хороший маникюр и красивое покрытие по-прежнему страшно радуют, а сам процесс кажется приятно медитативным.

www.wonderzine.com

Невротик колеблется в своей самооценке между ощущением величия и ничтожества.

Любовь сама по себе не иллюзия, несмотря на то что в нашей культуре она чаще всего служит ширмой для удовлетворения желаний, не имеющих с ней ничего общего; но она превращается в иллюзию, так как мы ждем от нее намного больше того, что она в состоянии дать.

Это долгий и трудный урок для любого человека — усвоить, что другие не могут ни отнять наше самоуважение, ни подарить нам его.

Различие между любовью и невротической потребностью в любви заключается в том, что главным в любви является само чувство привязанности, в то время как у невротика первичное чувство — потребность в обретении уверенности и спокойствия, а иллюзия любви — лишь вторичное.

Человек склонен не замечать, как мало он дает другому, но с легкостью обнаруживает этот изъян в партнере, чувствуя, что "ты никогда на самом деле меня не любил".

Жизнь – это борьба и стремление, развитие и рост. И анализ является одним из способов, который может в этом процессе помочь. Конечно, его позитивные результаты важны, но и само это стремление обладает внутренней ценностью. Как сказал Гёте в «Фаусте»:

Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,

Жизнь и свободу заслужил.

Многоликая вещь, называемая любовью, помогает навести мосты от одиночества на одном берегу к одиночеству на другом. Эти мосты бывают удивительно красивы, но лишь изредка они строятся навечно и чаще всего не выдерживают чрезмерного груза и рушатся.

Итогом этих рассуждений является банальная истина: если вы хотите анализировать себя, то не следует изучать только самое явное. Необходимо использовать каждую возможность поближе узнать того знакомого или незнакомого человека, которым вы сами являетесь. Это, к слову, не метафорическое выражение, ибо большинство людей очень мало знают о себе и лишь постепенно узнают, в каком неведении они жили раньше.

Не зная, как к этому подойти, анализирующий себя человек, каким бы добросовестным он ни был, порой приступает к делу с неким наносным интересом. Например, он может решить отныне анализировать все свои сновидения. Сновидения, по Фрейду, – это «царская дорога» к бессознательному. Разумеется, это так. Но, к сожалению, с этой дороги легко сбиться, если нет полного знания о территории вокруг нее. Для каждого, кто пробует свои силы в толковании сновидений, не обладая некоторым пониманием факторов, действующих в нем самом, это будет действием наобум, игрой в угадайку. В таком случае толкование может выродиться в интеллектуальные домыслы, даже если само сновидение кажется прозрачным.

Глава 6. Эпизодический самоанализ

Эпизодически анализировать себя сравнительно легко, и иной раз это приносит немедленные плоды. В сущности, это то же самое, что делает каждый искренний человек, пытаясь объяснить истинные мотивы, стоящие за его чувствами и поступками.

В более широком смысле это извечный вопрос: может ли человек познать себя? То, что люди всегда считали эту задачу трудной, но все же осуществимой, несомненно, вдохновляет. Вдохновение, однако, ведет нас недалеко, потому что между тем, как смотрели на эту задачу в прошлом, и тем, как на нее смотрим мы, – огромная дистанция. Мы знаем, особенно после фундаментальных открытий Фрейда, что эта задача является значительно более трудной и запутанной, чем это могли предполагать в древности, – настолько трудной, что даже сама серьезная постановка вопроса Напоминает путешествие в неизвестное.

Невротики не могут выразить свои желания или не могут отказать в просьбе другим. У них существуют внутренние запреты на то, чтобы сделать что-то в своих интересах: высказать свое мнение, попросить кого-то что-то сделать, выбрать и договориться с кем-нибудь, установить приятные контакты. Они не могут также защититься от настойчивых просьб, не могут сказать «нет».

В самом деле, много проще заниматься раскаянием, чем самоизменением.

через невротические требования мы теряем часть искусства жить, состоящую в том, чтобы легко переносить естественный порядок вещей

Рай детства — это чаще всего иллюзия, которой тешат себя взрослые.

«Еще одним способом,посредством которого невротик может препятствовать осознанию необходимости изменения,является интеллектуализация существующих у него проблем.Пациенты,которые склонны так поступать,находят огромное интеллектуальное удовлетворение в приобретении психологических знаний,включая знания,относящиеся к ним самим,но оставляют их без использования.Позиция интеллектуализации применяется тогда в качестве защиты,которая освобождает их от эмоциональных переживаний и,таким образом,препятствует осознанию ими необходимости изменения.Это как если бы они смотрели на себя со стороны и говорили:как интересно!».

Сколь высоко мы ценим конструктивное недовольство собой, побуждающее нас к дальнейшему росту и развитию, – это в конечном счете вопрос нашей личной жизненной философии. Желательно, однако, чтобы нам было – или стало – ясно, какова действительно наша система ценностей, и чтобы мы поступали в соответствии с ней. Мы утаили бы от себя большую часть правды, если бы считали себя сторонниками идеалов развития, на деле ослабляя свои усилия соответствовать этому идеалу или даже позволяя ему угаснуть в заскорузлом самодовольстве.

Разумеется, желание быть честным и способность быть таковым – не одно и то же. Очень часто человек оказывается неспособным соответствовать этому идеалу. Некоторым утешением, однако, может служить тот факт, что никакой анализ не потребовался бы, будь человек всегда себе понятен.

Здесь уместно напомнить о словах утешения, которые адресовал Фрейд начинающим аналитикам. Он подчеркивал, что им не нужно слишком беспокоиться о своей способности оценивать ассоциации. Реальная трудность в психоанализе заключается не в интеллектуальном понимании, а в том, как справиться с сопротивлениями пациента. На мой взгляд, это в полной мере относится и к самоанализу.

Глава 5. Роль аналитика в психоаналитическом процессе

Основная задача аналитика – помочь пациенту понять себя и переориентировать свою жизнь в той мере, в какой он сам считает это необходимым. Чтобы получить более четкое представление о том, что аналитик делает для достижения этой цели, целесообразно разделить его работу на категории и рассмотреть каждую из них в отдельности. В его работе условно можно выделить пять основных разделов: наблюдение, понимание, интерпретацию, помощь в преодолении сопротивления, обычную человеческую помощь.

Таким образом, прибегнуть к анализу как к одному из возможных путей помощи в нашем собственном развитии – путь, далеко не простой. Он требует от пациента огромной решимости, самодисциплины и активной борьбы. И в этом отношении анализ не отличается от других жизненных ситуаций, способствующих развитию человека. Преодолевая трудности на своем пути, мы обретаем силу.

Третья задача, которую предстоит решить пациенту, состоит в изменении тех факторов в себе, которые препятствуют его оптимальному развитию. Это не означает одного лишь внешнего изменения в действиях или в поведении, такого, как обретение способности к публичным выступлениям, творческой работе, сотрудничеству, повышение половой потенции или избавление от фобий или депрессивных тенденций. Такие изменения при успешном анализе произойдут автоматически. Однако они не являются первичными – это результат менее заметных изменений личности, таких, как достижение более реалистического отношения к себе вместо колебаний между самовозвеличением и самоуничижением, обретение настроя на активную деятельность, уверенности и смелости вместо инертности и страхов, умения планировать вместо того, чтобы «плыть по течению», нахождение опоры в себе вместо того, чтобы «цепляться» за других, лелея несбыточные надежды и выдвигая неправомерные обвинения, достижение большего дружелюбия и понимания по отношению к людям вместо затаенной защитной враждебности. Если имеют место подобные перемены, за ними последуют и соответствующие внешние изменения в поведении или симптомах.

Перед пациентом стоят три основные задачи. Первая – выразить себя как можно полнее и искреннее. Вторая – понять собственные бессознательные движущие силы и их влияние на свою жизнь. Третья – выработать способность изменять установки, нарушающие его отношения с самим собой и окружающим миром.

Вторая задача, стоящая перед пациентом в ходе анализа, – честно и прямо посмотреть на свои проблемы, осознать факторы, до сих пор остававшиеся бессознательными. Это, однако, не только интеллектуальный процесс, как можно предположить из-за слова «осознание». В психоаналитической литературе, начиная с Ференци и Ранка, всегда подчеркивалось, что это одновременно и интеллектуальный процесс, и эмоциональное переживание. Если позволить себе воспользоваться жаргоном, то этот процесс можно сравнить с извлечением всей информации о себе, которую мы ощущаем своим «нутром».

Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl-Enter. © 2006-2018 «Лайвлиб» Сейчас на сайте:

Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie, пользовательских данных (сведения о местоположении; тип и версия ОС; тип и версия Браузера; тип устройства и разрешение его экрана; источник откуда пришел на сайт пользователь; с какого сайта или по какой рекламе; язык ОС и Браузера; какие страницы открывает и на какие кнопки нажимает пользователь; ip-адрес) в целях функционирования сайта, проведения ретаргетинга и проведения статистических исследований и обзоров. Если вы не хотите, чтобы ваши данные обрабатывались, покиньте сайт.

www.livelib.ru

Не умаляя значения других представителей психоаналитиче­ских трудов и школ, мы, учитывая нашу задачу немедицинской ориентации, остановимся на анализе еще одного метода, который стихийно применяется каждым человеком, а как научный метод введен и обоснован Карен Хорни.

О Карен Хорни написано много: и о ее теории «базальной тре­вожности», и о «невротической личности», и о «женской психоло­гии», и о вкладе в феминистское движение.

Зигмунд Фрейд считал, что психоаналитический самоанализне может дать достоверных результатов и потому (именно с пози­ции классического психоанализа) невозможен. Хотя, справедли­вости ради, стоит отметить, что многие идеи и технические приемы психоанализа Фрейд разработал именно в результате самоанализа. Но он считал это лишь ранней исследовательской стадией форми­рования психоанализа, а не методом, который может быть пред­ложен и доступен другим именно с целью психотерапии.

Карен Хорни (1895-1952), представительница неофрейдизма, считает, что самоанализ вполне может эффективно применяться при обязательном соблюдении следующих требований:

1. У клиента должен быть сильный и устойчивый мотив для самопознания. Этот мотив должен не ослабевать на протяжении длительного и трудного процесса самопознания.

2. Приступая к самоанализу, клиент должен быть вооружен необходимым минимумом знаний о бессознательном и его влия­нии на психические состояния и поведение человека, а также об основных методах техники психоанализа. Для этого надо прой­ти соответствующую подготовку под руководством опытного психоаналитика. Клиент должен быть убежден в необходимости безжалостно откровенного взгляда на себя, свои проблемы и их истинные причины.

Настоящую пользу психоанализ, проводимый опытным психо­аналитиком, может принести в сочетании с выполнением индиви­дом домашних заданий.

И все же, как показывает практика, механизмы самозащиты (неосознанного самообмана) при проведении самоанализа меша­ют проникновению в подсознание и нередко искажают представ­ление об истинных причинах проблемы, что мешает ее решению.

Однако мы считаем, что применительно к нашим задачам психолого-педагогической психотерапии самоанализ может быть достаточно эффективным инструментом самокоррекции и самосовершенствования при непременной корректировке своей самооценки, при сопоставлении ее с более объективными пока­зателями (мнением других, анализом конкретного поведения и деятельности).

Мы не будем здесь углубляться в теорию и практику самоана­лиза К. Хорни, так как он представляет собой главным образом теорию и практику психоанализа (с которыми вы уже кратко оз­накомились) применительно к самому себе. Поэтому пусть это и будет ваше задание для самоподготовки.

Задание для самоподготовки

1. Составьте программу психоанализа самого себя. Для этого творчески используйте полученные знания о психоанализе З.Фрейда и требования К. Хорни к самоанализу.

2. Начните осуществлять и постоянно совершенствовать на практике вашу программу самоанализа.

3. В рабочей тетради должен найти отражение процесс этой работы, включающий анализ ошибок, сомнения, предположения и совершенствование этого процесса.

4. Проявите творческую смелость и подключите к этой работе элементы психоаналитической терапии по К. Юнгу, А.Адлеру, психосинтеза Р.Ассаджиоли, ваши собственные идеи.

studfiles.net

Карен Хорни: Невротическая личность нашего времени

Невротик колеблется в своей самооценке между ощущением величия и ничтожества

Конфликтная ситуация невротического человека проистекает из отчаянного и навязчивого желания быть первым и из столь же сильного навязчивого побуждения сдерживать себя.

Различие между любовью и невротической потребностью в любви заключается в том, что главным в любви является само чувство привязанности, в то время как у невротика первичное чувство — потребность в обретении уверенности и спокойствия, а иллюзия любви — лишь вторичное.

Кроме того, имеется заметное противоречие между их желанием получать любовь от других и их собственной способностью питать это чувство.

Невротическая потребность в любви и привязанности может быть сосредоточена на одном человеке — муже, жене, враче, друге. Если это имеет место, то привязанность, интерес, дружба и присутствие данного лица приобретают громадное значение. Однако важное значение данного человека имеет парадоксальный характер. С одной стороны, невротик пытается привлечь интерес такого человека, заполучить его, страшится потери его любви и чувствует себя отверженным, если его нет рядом; а с другой — он вовсе не испытывает счастья, когда находится со своим «идолом».

Невротическая потребность в любви и привязанности часто принимает форму сексуальной страсти или ненасытной потребности в сексуальном удовлетворении.

Базальная тревога означает, что из-за внутренней слабости человек ощущает желание переложить всю ответственность на других, получить от них защиту и заботу; в то же самое время вследствие базальной враждебности он испытывает слишком глубокое недоверие, чтобы осуществить это желание. И неизбежным следствием этого является то, что ему приходится затрачивать львиную долю своей энергии на успокоение и укрепление уверенности в себе.

Невротик может одновременно испытывать настоятельную потребность повелевать другими и хотеть, чтобы его любили, и в то же время стремиться к подчинению, при этом навязывая другим свою волю, а также избегать людей, не отказываясь от желания быть ими любимым. Именно такие абсолютно неразрешимые конфликты обычно являются динамическим центром неврозов.

Навязчивое стремление к совершенству в большой степени развивается из потребности избегать какого-либо неодобрения.

Человек, чьи сексуальные потребности возрастают под неосознаваемым влиянием тревожности, наивно склонен приписывать интенсивность своих сексуальных потребностей врожденному темпераменту или свободе от общепринятых табу. Делая это, он совершает ту же самую ошибку, что и люди, переоценивающие свою потребность в сне, воображая, что их конституция требует десяти или более часов сна, в то время как в действительности их повышенная потребность в сне может быть вызвана различными, не находящими выхода эмоциями. Сон может служить в качестве одного из средств ухода от всех конфликтов.

Если невротика заставлять ждать, то они интерпретируют это таким образом, будто их считают столь ничтожными, что не чувствуют необходимости быть с ними пунктуальными; а это может вызвать взрывы враждебных чувств или привести в результате к полнейшему отстранению от всех чувств, так что они становятся холодными и индифферентными, даже если несколько минут тому назад могли с нетерпением ожидать встречи.

Невротик всегда настороже против других людей, считая, что любой интерес, который они проявляют к третьим лицам, означает пренебрежение к нему. Невротик интерпретирует любое требование как предательство, а любую критику — как унижение.

Невротик не осознает, в сколь значительной степени его болезненная чувствительность, его скрытая враждебность, его придирчивые требования мешают его собственным отношениям.

Невротичные родители обычно недовольны своей жизнью, не имеют удовлетворительных эмоциональных или сексуальных отношений и поэтому склонны делать детей объектами своей любви. Они изливают свою потребность в любви на детей.

Приверженность воспитательным теориям, гиперопека или самопожертвование со стороны «идеальной» матери являются основными факторами, создающими ту атмосферу, которая более, чем что-либо иное, закладывает основу для чувства огромной незащищенности в будущем.

Невротичный человек может испытывать чувство ужаса, когда приближается к осознанию того, что ему предлагается подлинная любовь.

Ребенок может вынести очень многое из того, что часто относится к травматическим факторам: внезапное отнятие от груди, периодические побои, переживания на сексуальной почве, — но все это до тех пор, пока в душе он чувствует, что является желанным и любимым.

Разговор о тенденции невротика перекладывать вину на других может дать повод для неправильного понимания. Он может быть воспринят так, как будто его обвинения беспочвенны. В действительности у него есть весьма веские причины для обвинения, потому что с ним обращались несправедливо, особенно в детстве. Но в его обвинениях имеются также невротические элементы; они часто занимают место конструктивных усилий, ведущих к позитивным целям, и обычно безрассудны. Например, невротик может выдвигать их против тех людей, которые искренне хотят помочь ему, и в то же самое время он может быть совершенно неспособен возложить вину и высказать свои обвинения в адрес тех людей, которые действительно причиняют зло.

Невротическая ревность также отличает невротика, она диктуется постоянным страхом потерять любимого человека, хотя партнер не дает абсолютно никаких поводов для такой ревности. Такой тип ревности может проявляться со стороны родителей к своим детям, если они стремятся вступить в брак, или, наоборот, со стороны детей, когда один из родителей хочет вступить в брак.

Невротическое страдание, в той мере, в какой оно выполняет данные функции, — это не то, чего индивид хочет, а то, чем он платит. Что же касается удовлетворения, к которому он стремится, то это не страдание в собственном смысле слова, а отказ от своего «Я».

В нашей культуре имеются четыре основных способа избежать тревоги: ее рационализация; ее отрицание; попытки заглушить ее наркотиками; избегание мыслей, чувств, побуждений или ситуаций, вызывающих ее.

econet.ru

Теория личности Карен Хорни

Карен Хорни — одна из немногих выдающихся женщин-психоаналитиков, которая внесла новые свежие взгляды в классическое фрейдовское учение. Подход Хорни к изучению личности повлиял на развитие нового направления —неофрейдизма, основателем которого является её близкий друг и соратник Эрих Фромм. Одной из главных заслуг Карен Хорни стало введение в психологию понятия «Я-образ», широко использующегося в психотерапевтической практике и сегодня.

Основные принципы теории личности К. Хорни

К. Хорни, как и А. Адлер в своё время, пришла к выводу, что доминирующее влияние на развитие и становление личности оказывает общество. Она утверждала, что развитие индивидуума не ограничивается лишь влиянием врождённых инстинктивных стремлений и человек сам может меняться и управлять процессом своего становления. Согласно теории Хорни, доминирующей силой в структуре личности является чувство бессознательного беспокойства, которое автор назвала «коренной тревогой». Описывая это чувство, Хорни говорила о переживаниях тревоги и одиночества, которые испытывает каждый младенец, попадая в огромный враждебный мир. Таким образом, она придерживалась мнения Фрейда о противостоянии внешнего мира и человека. Хорни говорила о том, что увеличению уровня коренной тревоги способствуют как равнодушное и холодное отношение родителей к ребёнку, так и их чрезмерная опека.

Такое же большое влияние оказывает и среда, будь она агрессивной и подавляющей или, наоборот, восхваляющей и дружелюбной. Чтобы понять, как два таких противоречивых фактора, как враждебность и восхищение, могут оказывать одинаково негативное влияние на развитие человека, нужно разделят тревогу физиологическую и психологическую. К физиологической тревоге Хорни относила состояние беспокойства ребёнка, связанное с удовлетворением его базовых физиологических потребностей. В первые недели жизни малыш испытывает постоянное беспокойство. Покормят ли его, когда он проголодается? Сменят ли мокрые пелёнки? Возьмут ли на ручки, когда ему страшно? Если все эти потребности вовремя удовлетворяются, то постепенно уровень физиологической тревоги снижается. Если нет — эта тревожность остаётся с человеком на всю жизнь и является «отличным» фоном для развития невротических состояний. Таким образом, чтобы избавиться от физиологической тревоги достаточно обеспечить младенцу бережный уход и окружить его вниманием и заботой. Психологическое беспокойство снять намного сложнее. Это состояние тесно связано с понятием Я-образ, которое в своё время ввела Карен Хорни.

Я-образ, как ключевое понятие в теории личности К.Хорни

Чтобы снизить постоянное чувство психологической тревоги нужно работать над становлением адекватного Я-образа. Хорни говорила о том, что Я-образ состоит из трёх составляющих: Я-идеального, Я-реального и Я-в глазах окружающих. У нормально развивающейся и устойчивой к неврозам личности все три части совпадают и создают одно целостное Я. Но такое «единство» встречается далеко не у каждого, и чаще всего у человека существует конфликт между отдельными составляющими его образа. Например, если у личности не совпадают образы Я-идеального и Я-реального, то возникает чувство постоянной неудовлетворённости собой, неуверенности, тревоги. Подобное напряжение может стать причиной развития невроза. К такому же результату приводит и несовпадение Я-реального и Я-в глазах окружающих. И не имеет значения, думают ли другие люди хуже или лучше о человеке, чем он сам о себе. Именно поэтому и пренебрежение, и восхищение, если они не совпадают с реальным мнением самой личности, увеличивают её уровень тревожности.

Согласно Хорни, чтобы избежать чувства тревоги, человек использует механизмы психологической защиты. Именно они позволяют привести к одному общему целому два конфликтующих образа Я-реального и Я-в глазах других людей. Хорни выделяла три основных механизма. В норме каждый из них помогает снизить тревогу, но если какой-то начинает доминировать, то это приводит к формированию определённого невротического комплекса.

В зависимости от выбранного механизма защиты, автор выделяла три типа поведения: уступчивый, агрессивный, устранённый. Уступчивый тип поведения направлен на «слепое» соглашение с людьми, и заключается в стремлении получить общественное одобрение. Возникают потребности в принятии, поощрении и в партнёре, на которого можно переложить ответственность за свою жизнь. Все эти потребности нереалистичны и не могут быть насыщены, поэтому человек, получая одобрение, требует все большего. При агрессивном механизме, личность стремится силой навязать другим своё Я-идеальное представление. Это выражается в подавлении мнения окружающих, доминировании, эксплуатации других людей. Устранённый тип поведения заключается в избегании общества и стремлении к одиночеству, уединению. Но и он не помогает снизить тревогу, ведь изолировав себя от других людей, личность продолжает испытывать постоянный стресс от неприятия обществом.

sam-sebe-psycholog.ru