Трудности в отношениях с мужем

Трудности в отношениях с мужем

Согласно исследованиям социологов и семейных консультантов, каждая семья проходит несколько этапов развития, и переход с одного на другой, как правило, сопровождается кризисом.

Принято считать, что к осложнениям в семейной жизни прежде всего приводят бытовые трудности. Но, кроме быта, существует масса причин, способных спровоцировать кризис в семье, на любом этапе ее существования.

Во-первых, проблемы в семейной жизни могут начаться тогда, когда один из супругов переживает свой собственный психологический кризис, например, кризис среднего возраста. Пересматривая свою жизнь, чувствуя неудовлетворенность собой, человек решает все изменить, в том числе и свою семейную жизнь.

Во-вторых, любое из перечисленных далее событий влечет изменения в семейном укладе. Например, рождение ребенка, а также такие жизненные вехи, как поступление ребенка в школу, переходный возраст чада, уход из родительской семьи.

Кроме того, причиной кризиса для супругов становятся сложности на работе, проблемы во взаимоотношениях с родственниками, изменение материального положения (как в сторону его ухудшения, так и в сторону улучшения), переезд семьи в другой город или страну. И, конечно, более серьезные стресс-факторы — тяжелые болезни, смерти, войны, потеря работы, рождение неполноценных детей.

  • 1. Уменьшается стремление супругов к интимной близости;
  • 2. Супруги больше не стремятся нравиться друг другу;
  • 3. Все вопросы, связанные с воспитанием детей, провоцируют ссоры и взаимные упреки;
  • 4. Супруги не имеют одинакового мнения по поводу большинства значимых для них вопросов (отношения с родными и друзьями, планы на будущее, распределение доходов семьи и прочее);
  • 5. Муж и жена плохо понимают (или вообще не понимают) чувства друг друга;
  • 6. Почти все поступки и слова партнера вызывают раздражение;
  • 7. Один из супругов считает, что вынужден все время уступать желаниям и мнению другого;
  • 8. Нет потребности делиться с партнером своими проблемами и радостями;
  • Только не взрывайтесь!

    Психологи условно выделяют несколько наиболее взрывоопасных возрастов семьи. По статистике, около половины всех заключенных браков распадается после первого года совместной жизни. Новоиспеченные супруги не выдерживают испытания «бытом». Разногласия могут касаться распределения обязанностей, нежелания партнеров изменять свои привычки.

    Следующий критический возраст для семьи — первые 3-5 лет брака. Именно в это время чаще всего в семье появляются дети, а супруги озабочены обустройством отдельного жилья и своими профессиональными проблемами, карьерным ростом. Физическое и нервное напряжение вызывают отчуждение и непонимание между мужем и женой. В этот период романтическая влюбленность перерождается в супружескую дружбу — супруги теперь соратники, а не пылкие влюбленные.

    Через 7-9 лет совместной жизни может наступить очередной кризис, связанный с таким явлением, как привыкание. Жизнь более-менее стабилизировалась, дети подросли. Нередко супруги испытывают разочарование, сравнивая реальность с тем, какой она представлялась несколько лет назад в мечтах. Супругам начинает казаться, что теперь всю жизнь будет одно и то же, хочется чего-то нового, необычного, свежих ощущений.

    Проходит время, и, если муж и жена все еще вместе, через 16-20 лет брака возможен еще один житейский риф. Он усугубляется кризисом среднего возраста одного из супругов. Появляется пугающее ощущение, что все уже достигнуто, все свершилось, и в личностной, и в профессиональной сфере.

    Зарубежные социологи в этот период называют еще один кризисный период в жизни семьи: когда ее покидают взрослые дети. Супруги лишаются своей главной «ведущей» деятельности — воспитания детей. Они должны вновь научиться жить вдвоем. А женщины, занимавшиеся исключительно детьми и домом, нуждаются в обретении новых жизненных задач. Для нашей культуры эта сторона кризиса менее актуальна: нередко взрослые дети остаются жить с родителями. Кроме того, в большинстве случаев родители принимают активное участие в семейной жизни своих детей, занимаясь воспитанием внуков.

    Нередко то, что для одной семьи становится «камнем преткновения», вызывая кризис в отношениях, другую семью, наоборот, сплачивает.

    Важно не только научиться просить прощения, но и принимать извинения. Опасно «дуться» на партнера по нескольку дней, заставляя его чувствовать себя виноватым — в конце концов это надоест. Если вы не готовы к перемирию, скажите об этом прямо: «Ты знаешь, мне надо время, чтобы остыть, успокоиться».

    Без общения ничего не получится

    Семейный кризис — это прежде всего кризис общения. Более 80% семейных пар, обращающихся за психологической помощью, жалуются на сложности в общении между собой. Тогда как проблемы с детьми и их воспитанием, сексуальные или финансовые сложности являются причиной семей- ного кризиса только в 40% случаев.

    Если между супругами сложились близкие отношения, если они любят друг друга, то есть уважают, ценят, прислушиваются к мнению другого, то любой конфликт — это всего лишь часть их совместного стремления к взаимопониманию.

    Известно, что рождение ребенка с целью «удержать» супруга не способствует прочности отношений, а, наоборот, скорее ускоряет ее распад. Однако дети все же способны «цементировать» отношения — занимаясь их проблемами, супруги могут отодвинуть на второй план собственные конфликты, заключить перемирие. Но, когда чада вырастают, становятся самостоятельными, родители опять остаются один на один со своими противоречиями, практически разучившись общаться между собой.

    Среди факторов риска для семейной жизни называют и ранние браки. Их считают непрочными, потому что молодым супругам приходится решать слишком много проблем: бытовых, профессиональных, материальных. А вот бракам между людьми, уже «твердо стоящими на ногах», прочат долгое существование. Однако тем, кто долго жил холостяцкой жизнью, может быть, еще сложнее изменить свой привычный образ жизни, подстраиваться под кого-то другого. И, наоборот, в ранних браках адаптация к жизненным изменениям и взаимная «притирка» с партнером проходит легче благодаря психологической гибкости, свойственной молодым людям.

    Большинство считает, что семья, вынужденная постоянно преодолевать трудности, чаще всего «ломается», не выдерживая груза проблем. Но для некоторых причиной семейных кризисов является. «застой», обыденность, скука, тогда как трудности только сближают супругов. Стабильность и размеренность жизни провоцируют кризис.

Милые бранятся, только тешатся

Узнаваемая ситуация: обиженная жена встречает мужа ледяным молчанием. Она ждет, что он телепатически прочитает ее мысли, поймет степень своей вины и будет ее замаливать. Однако в 98% случаев ей придется переживать обиду одной (муж так и не поймет, почему супруга обижена). А невысказанная обида будет по-скорпионьи «жалить» переживающую женщину. Говорят ведь, что «обижаться — это наказывать себя за чужие ошибки».

Лучше — ссориться, советуют психологи. Но, чтобы ссора не переросла в банальный скандал, конфликтологи выработали ряд правил:

Не оскорбляйте партнера.

Не критикуйте супруга на людях. Одна моя знакомая, выросшая в чудесной семье, вспоминала: «Мама могла до хрипоты спорить с папой наедине, но на людях неизменно принимала его сторону».

Руководствуйтесь «золотым правилом»: «Не говори другим того, чего не хочешь, чтобы сказали тебе».

Ставьте себя на место партнера. Например, муж не спешит после работы домой и мало времени проводит с ребенком. А может, вы часто упрекаете его? Или слишком строго контролируете общение мужа с малышом, подвергая критике игры и выбранные для чтения книги?

Старайтесь избегать заведомо конфликтные темы, такие, как политика, религия и т.д., особенно если у вас разные точки зрения.

И — пишите письма. Так мы избегаем бурной ссоры, лучше понимаем свои чувства и — главное — выплескиваем негативную энергию на бумагу.

Ваше личное пространство

И дома у каждого из супругов должна быть зона, свободная от влияния другого. Для этого даже необязательно уходить из квартиры. Просто у каждого из супругов должно быть место, где он сможет уединиться: с книжкой, посмотреть любимый фильм, посидеть в тишине за компьютером.

Посмотреть новыми глазами

А может, стоит побывать с мужем там, где прошло его детство, пообщаться с теми, кто его любит таким, какой он есть? Тогда есть шанс увидеть новые для вас качества, достойные восхищения. Один знакомый рассказал, что заново влюбился в супругу, когда, заехав за ней на работу, стал свидетелем того, как виртуозно она сняла конфликтную ситуацию между подчиненными.

У вашего мужа есть хобби? Проявите интерес. Посмотрите на него в ситуации, когда он успешен, увлечен. Это поможет вашему сердцу «вспомнить», что заставляло его учащенно биться несколько лет назад.

Искусство уходить от стереотипов

У вас с партнером очень разные увлечения, но нет никаких преград, чтобы, например, вместе ходить в бассейн или, скажем, на занятия бальными танцами.

Главное — разрушить надоевшую за годы схему поведения. Иногда супругам полезно отдохнуть друг от друга, съездить, например, с друзьями на море. Не стоит пугаться такого желания — это вполне естественная потребность в смене впечатлений. Одно «но»: эта возможность должна быть доступна каждому из супругов.

Кризис жанра? Добро пожаловать!

Не стоит бояться кризиса. Многие семьи минуют их, не задумываясь и не подозревая, что это такое. Они просто, преодолевают возникшие трудности Успешное разрешение кризиса является залогом дальнейшего развития семьи и необходимым фактором эффективного проживания последующих стадий.

Каждый кризис — это рывок вперед, выход за пределы старых отношений. Кризис в отношениях помогает супругам увидеть не только негативное, но и то ценное, что соединяет, связывает их. Между тем как расставание — это скорее последствие неправильно пройденного кризиса.

Еще один способ справиться с кризисом — обратиться к семейному консультанту. Многие, правда, считают, что задушевная беседа с мамой или подругой -вполне адекватная замена. Однако в родных и друзьях мы, скорее, найдем эмоциональную поддержку, но не способ решения проблемы.

www.ladygid.ru

Сложности в отношениях. Насколько они должны быть сложными?

В наш век информации мы можем узнать и изучить практически все, в том числе и психологию отношений между мужчиной и женщиной . Но почему то, многие женщины, теоретически зная как строить отношения, не применяют этих знаний на практике. То есть, в голове есть огромное количество знаний, но в реальности хороших и крепких отношений у них нет.

Можно сделать вывод, что слишком много знать вредно и часто лишние знания не помогают, а, наоборот, мешают. Нет смысла ходить с одного тренинга на другой, накапливая знания, но никак не применяя их в жизни. Тем более, информация от разных тренеров может быть разной, и все эти противоречия спутываются в один клубок, в котором можно запутаться.

В итоге женщина начинает выстраивать отношения сложно, постоянно думая и контролируя себя. Потому что отношения она строит из ума, а не из сердца. Она не чувствует, как правильно и как не правильно, а она думает, что вот так правильно, а вот так нет. В итоге есть только мысли об отношениях, а не сами отношения. Ум часто мешает телу просто чувствовать, просто ощущать и идти в правильном направлении, потому что тело всегда знает ответы на все вопросы и ум ему для этого не нужен.

Сложные отношения мужчиной. А нужны ли такие отношения?

Не должны отношения быть сложными, отношения должны быть простыми. Речь сейчас идет о долгосрочных отношениях . Сколько времени человек может выносить мозг себе и другим? Максимум, год-два. А потом он всех окончательно достанет и останется в одиночестве. Потому что жить в постоянном напряжении сложно, да и не нужно, так как это отрицательно сказывается на всех сферах жизни (в связи с частыми перепадами настроения и проблемами со здоровьем).

Все эти сложные отношения, многочасовые разговоры о высоком, «приходы-уходы», и все в том же духе – это от излишка свободного времени. Отношения должны быть простыми и реальными. И неважно, три высших образования у вашего мужчины или одно, бизнесмен он или писатель, носит ли он спортивную одежду или классическую. Важно то, насколько вам с ним комфортно и хорошо и насколько ваше тело расслаблено рядом с ним. А если вам с ним плохо, если он доводит вас до депрессии, если он выносит вам мозг и говорит, что у него все сложно и сейчас он не готов или ему надо подождать, или еще что-то в том же духе, то смело посылайте его куда подальше. Потому что в этих отношениях ничего хорошего не будет и в конечном итоге они все равно закончатся.

Лучше с самого начала сразу понимать, хорошо ли вам с человеком или плохо, напрягаетесь вы или расслабляетесь, больше радуетесь с ним или больше плачете. От «сложных отношений» вы не получите ничего, кроме головной боли и расстроенной нервной системы. А если вам нужна эта головная боль и вы хотите пострадать, то признайтесь хотя бы сами себе, что вам не этот конкретный мужчина нужен, а эти страдания и эта головная боль.

Отношения должны быть простыми

Поймите, отношения должны быть простыми! Ведь вам с этим мужчиной «идти в долгую», детей рожать, общаться с родней, вести хозяйство, строить планы. Одним словом, вести самый обычный образ жизни, с бытовухой, болезнями и иногда случающимся плохим настроением.

Оно ведь как в жизни бывает. Сначала женщина ищет красивого/с деньгами/с машиной/романтичного/перспективного/ и так далее, но в конечном итоге она понимает, что ей просто нужен человек, на которого она всегда может положиться. И который будет рядом всегда (так скажем и в горе, и в радости), а не тогда, когда у него в голове что-то перемкнуло и он вдруг, после двухнедельной отлучки, пожелал вас увидеть. Хорошо бы понять это раньше, чем позже. Чтобы не тратить время на ожидание идеального мужчины и идеальных отношений . А потом тратить время с найденным, наконец-то, идеальным мужчиной на построение с ним сложных отношений и попытки удержать и понять его.

Может просто нужен любящий и любимый мужчина, с которым вам хорошо и спокойно? А не идеальный красавец, олигарх или «интересная творческая личность».

Нужен мужчина, способный помочь вам в самые сложные моменты жизни. Одним словом, надежный и ответственный.

А еще умеющий сопереживать. И тогда вам легко будет делиться с ним своими печалями и радостями, мечтами и страхами, поражениями и победами. Легко будет выражать свои мысли вслух, не боясь сказать лишнего, чтобы он не обиделся и не пропал вдруг на некоторое время (в течение которого вы будете терзаться и думать «а что же я не так сказала», «а что я не так сделала», «а чем же я его обидела»).

А еще важна терпимость. Потому что даже когда вы изучите его вдоль и поперек, когда вы притретесь друг к другу и будете понимать друг друга с полуслова, вы все равно будете продолжать ругаться и мириться, потому что, все-таки, он – это не вы, хоть он и заточился под вас, как и вы под него.

Также в простых отношениях всегда должна присутствовать гибкость и умение идти на компромиссы, причем с обеих сторон.

Ну и, конечно же, основа всего – это доверие. Потому что любовь может быть только там, где есть доверие. А где его нет – появляется ревность и зависимость, отношения становятся деструктивными и сложными и радости они не приносят.

Задумайтесь, чего же вам больше хочется? Чтобы он красиво подъехал к вам на дорогой машине, подарил шикарный букет и крепко поцеловал в губы, как в красивом кино? Или же вам нужно осознание, что вот с этим мужчиной и в огонь, и в воду, и в медные трубы. И что вам просто хорошо, когда он рядом. С ним вам хорошо, а без него плохо (в сложных отношениях часто и с ним плохо, и без него тоже плохо).

И когда, прожив с ним 20 лет, вы обернетесь назад, то поймете – что это и есть любовь. Потому что важно чувствовать, а не думать. Потому что не надо ничего строить и плести интриги. Потому что любовь невозможно просчитать заранее и сыграть, как красивый фильм. Любовь – это жизнь рядом с родным и близким, со сложностями и бытовыми проблемами, с ссорами и примирениями и с ясными, четкими ощущениями (а не мыслями!), что вам с человеком хорошо и спокойно. И что вы можете с ним не бояться быть собой. И что вы можете вместе печалиться и радоваться и жить. Просто ЖИТЬ.

И прекратите насиловать свой мозг всеми этими сложными отношениями. Просто оставьте в покое свой бедный мозг и найдите ему применение в других сферах своей жизни, где он требуется. А в отношениях и любви он не нужен, так как ваше сердце даст вам ответы абсолютно на все вопросы. А ваше тело просто покажет вам, что ему хорошо здесь, именно с этим человеком. И не надо больше ни о чем думать и пытаться «строить отношения» из ума. Дополнительно советую прочитать статьи “Список отношений, которых надо избегать” , “Искусство отношений. Простые истины, которые следует знать”.

Будьте проще и живите легко!

Если эта статья была полезна для Вас, и Вы хотите рассказать о ней своим друзьям, нажмите на кнопочки. БОЛЬШОЕ Спасибо!

happyticket555.ru

Трудности в отношениях с партнером

Нередко все то, что клиент склонен рассматривать как прояв­ления патологии, с точки зрения консультанта имеет другое, бо­лее вероятное объяснение, связанное с характерологическими осо­бенностями партнера и отсутствием взаимопонимания между супругами. Предметом жалоб клиента в этом случае могут быть са­мые разнообразные проявления поведения партнера: негативное отношение к ребенку, стремление супруга не рассказывать друго­му о своей профессиональной деятельности, придирки, обидчи­вость и т.п. В такой ситуации консультант должен быть ориенти­рован прежде всего на «здоровое» объяснение происходящего и лишь в случае непреодолимых трудностей этом пути — допустить возмож­ность патологии.

Если подозрения клиента о психическом заболевании партнера кажутся консультанту безосновательными, в ходе беседы следует попытаться получить ответы на следующие вопросы: 1) зачем кли­енту нужно поставить партнеру диагноз, чего он хочет достичь в результате консультации — нормализовать отношения и поведение супруга или найти удобный способ для обесценивания и управле­ния им; 2) всегда ли партнер был таким, возникли ли изменения в его поведении постепенно или являются реакцией на какие-либо события, заставившие его измениться и решать возникшие пробле­мы именно таким, порой не слишком адекватным способом.

Иногда наличие «диагноза» у партнера действительно выгодно клиенту, поскольку, с одной стороны, это укрепляет его собствен­ные позиции, создает ощущения власти и правоты, а с другой — позволяет смириться с поведением супруга, не ощущая собствен­ной ответственности за происходящее и не испытывая чувства вины, списывая все на болезнь партнера. Отвергая диагноз, консультант обязан идти дальше, стараясь выяснить, что в поведении клиента может провоцировать партнера на странности, что мешает нормаль­ному развитию супружеских отношений в семье.

Обсудив проблему «диагноза» и не подтвердив ожиданий кли­ента, а поставив его предположения под сомнение, психолог уже в определенном смысле удовлетворил запрос, и поэтому для даль­нейшего анализа отношений необходимо согласие клиента и его действительная заинтересованность в этом, ибо нельзя заставить человека измениться вопреки его собственному желанию.

Если собеседник заинтересован в дальнейшем обсуждении про­блем семейных неурядиц, беседа может строиться аналогично тому, что уже не раз обсуждалось: консультант выслушивает рассказ о семейных трудностях и проблемах, выстраивает гипотезы о том, что именно в отношениях супругов провоцирует неадекватное поведе­ние и, прежде всего, каков вклад клиента, пришедшего на при­ем, в происходящее в семье.

Несколько слов хотелось бы сказать о ситуации, когда в резуль­тате беседы становится ясно, что пришедший на прием человек сам психически болен: его требования неадекватны, рассказ изобилует невероятными деталями, поведение вычурно и демонстративно. Прежде всего, психологу не следует бояться таких людей или стре­миться немедленно избавиться от них. Часто подобные клиенты, так или иначе ощущая собственную болезнь, стремятся найти у консультанта сочувствие, надеются, что хоть кто-то их выслушает и поймет. И если психолог по возможности попытается в общении с ними сделать это, такой разговор, несомненно, будет полезен больному.

studfiles.net

Кризис в семейных отношениях – что делать?

Экономический кризис может ударить по кошельку, а вот кризис в семейных отношениях способен разрушить брак. Какие признаки указывают на то, что вас с мужем настигли проблемы?

При этом важно не просто обозначить «симптомы» кризисного состояния, а найти пути реабилитации отношений между супругами.

Кризис в отношениях – его признаки

Безусловно, годы брака могут наложить свой отпечаток на отношения мужа и жены. Романтика застряла где-то в конфетно-букетном периоде, зато упреки все чаще стали звучать в вашем доме.

Неужели это говорит о том, что вам с мужем больше не по пути? Нет, конечно! Важно понять, наклевывается ли у вас в отношениях кризис, и действовать решительно.

Перечислим опасные «звоночки», которые могут свидетельствовать о кризисных явлениях.

  • Пренебрежение к внешнему виду. В начале семейной жизни вы заботились о внешнем виде. Эпиляция, маникюр, окрашивание волос – все строго по расписанию. Муж тоже не отставал: посещал тренажерный зал, менял рубашки как перчатки и регулярно стригся. Все для того, чтобы нравиться и себе, и второй половинке. Теперь же заниматься этими «глупостями» нет ни времени, ни желания. Все силы уходят на воспитание ребенка, работу и домашние дела. Но дело не во времени, финансах или других причинах. Дело в том, что у вас пропало желание нравиться второй половинке.
  • Отсутствие секса. Интимная жизнь – важная составляющая семейного благополучия и, конечно, своеобразный индикатор того, как складываются отношения в семье. Если супружеский долг возмещается сполна – все хорошо. Но, если секс пропал из вашей жизни (причем по инициативе обеих сторон), это может говорить о кризисе.
  • Разногласия в воспитании детей. Любой вопрос, который касается воспитания, развития и здоровья ребенка, провоцирует ссоры и упреки.
  • Пренебрежение к чувствам друг друга. Мужа или жену совершенно не волнуют переживания, чувства и эмоции друг друга. Да и делиться личными проблемами уже желания не возникает. Зачем? Вторая половинка все равно не поймет и проигнорирует.
  • Раздражение. Муж чихнул, жена не так приготовила омлет или неудачно пошутила, а у вас уже пар идет из ушей от раздражения, которое вы еле сдерживаете.
  • Как укрепить семейные отношения?

    Если хотя бы два из этих признаков вы наблюдаете в ваших отношениях, пора задуматься об их реабилитации. Вернуть былую страсть и найти взаимопонимание можно, но действовать нужно сообща!

    1. Оказывайте знаки внимания. Старайтесь радовать друг друга приятными мелочами. Это могут быть подарки, трогательные записочки, объятия и поцелуи без повода. В конце концов, говорите чаще о ваших чувствах.
    2. Следите за собой. Чтобы вторая половинка взглянула на вас по-новому, займитесь собой. Этот совет особенно актуален для женщин, которых мужчины «любят» глазами. Не щеголяйте с жуткими отросшими корнями, потрескавшимся лаком и в старой пижаме перед супругом. Ваша задача состоит в том, чтобы всегда выглядеть ухоженной. А ведь этого можно добиться и без траты баснословных денег на услуги косметолога, фитнес-тренера и прочего. На помощь придут народные средства красоты, бег на свежем воздухе и красивые наряды. Много новых красивых нарядов!
    3. Больше общайтесь. После работы не уходите в другую комнату, а наоборот, старайтесь пообщаться со второй половинкой. Расспросите, как прошел день; распланируйте выходные дни; обсудите поведение ребенка. При этом постарайтесь вести диалог в дружеской форме.
    4. Обращайтесь вежливо. Когда-то супруги обращались друг к другу на «вы» и по имени отчеству не только на людях, но и наедине, и, признаемся, в этом что-то было. Может быть, и вам стоит попробовать? В любом случае обращайтесь с уважением. Согласитесь, фраза: «Родной мой, ужин на столе» звучит куда приятнее, чем: «Петрович, жрать подано!»
    5. Не критикуйте. Критика, пусть даже на ваш взгляд и заслуженная, – это враг семейный отношений. Если ваш супруг и так находится на взводе, не подливайте масла в огонь, заявляя, что его поступок был неправильным, а решение принято провальное. Лучше поддержать и сказать, что все получится и вы искренне в это верите.
    6. Соглашайтесь на сексуальные эксперименты. Чтобы вернуть секс в вашу жизнь, стоит его разнообразить. Может быть, раньше вы предпочитали заниматься любовью под одеялом и в какой-то определенной позе? Пришло время поменять привычки, чтобы кризис «улепетывал» не оборачиваясь. Например, можно попробовать секс в русской бане или же, как вариант, секс по телефону.

    Не стоит бояться кризиса в семейных отношениях, расставаться при возникновении проблем или же жить с ними рядом, смирившись со своей участью. Многие супруги его переживают и вместе преодолевают все возникшие трудности. Если же вы понимаете, что вам требуется помощь профессионала, обратитесь к семейному психологу.

    www.wclub.ru

    Обиды и трудности в отношениях при беременности

    Как бы неприятно это ни было, но обиды — очень часто весомый спутник беременности.

    Если до этого с мужем мы не сталкивались с тем, что у нас могут быть разные потребности или разные представления о заботе и норме, или сталкивались, но в мягкой форме, то беременность — это прямо-таки благодатная почва для возросших резко ожиданий со стороны женщины, а также повышенной эмоциональности и ранимости, что в преломлении на разную терпимость и ресурсы у мужчины может обрастать ссорами и непониманиями.

    Да и не только об отношениях с супругом может идти тут речь. Родственники, конечно же, мама — слишком активизировавшаяся, да больно тиранистично или, наоборот, недостаточно, родители мужа, близкие подруги — непроговоренностей и затаенных чувств может быть масса.

    Об экологии проживания своих чувств и культуре выражения их всегда есть смысл говорить, но в беременность особенно — потому что. да много почему. Потому что хочется и нужно сберечь себя и свои нервы, потому что беременность, каждая, все больше и больше скрепляет семью, и необходимо укреплять ее не только новыми детьми, но и близостью, потому что так живется радостнее и гармоничней.

    В беременность мы становимся сами будто маленькими девочками. Люди часто регрессируют (впадают в детское состояние) на фоне недосыпа, голода, усталости, стресса, плохого самочувствия. В этом смысле беременность прямо способствует «впаданию в детство». Плюс гормональный фон, который делает нас воспримчивее и чувствительнее.

    Но детство у нас, выросших девочек Советского Союза, редко было напитано безопасностью и привязанностью к родителям. Впадая в «девочку», мы в основном сильно нуждаемся во внимании и заботе, в напитывании нас любовью и принятием. У нас обострены «триггеры» — болезненные кнопки души, в зависимости от болезненного опыта детства — у каждого свои, но это могут быть: чувство одиночества — «я никому не нужна», страха и беспомощности, покинутости, непонятое, неувиденности, недооцененности или даже вовсе собственной плохости.

    Наша привязка к близкому человеку может усилиться в разы. Мы можем забывать, кто перед нами — муж или мама, через фильтр какого возраста мы сейчас на него смотрим.

    Но даже и из взрослой позиции у нас может быть много адекватных и не очень (и кому это решать? — об этом поговорим) ожиданий. Сколько помощи ждать, сколько «скидок» и уступок будет в связи с твоим новым положением, сколько заботы или приятных сюрпризов должно быть, сколько сочувствия и внимания к твоим тревогам должно быть проявлено?

    Каждый человек будет иметь свои ответы на эти «сколько».

    А еще могут быть трудности с выражением своих потребностей, своих чувств, своих просьб и претензий. Трудности с тем, как справляться с волнами чувств, которые будто захлестывают.

    Поэтому быть, быть этой главе, обязательно быть.

    Чем так опасны обиды и чем они нам мешают?

    И дело даже не в том, что это «негативные эмоции», как об этом часто говорят, которые плохо влияют на будущую мамочку и малыша. Эмоции могут быть по большому счету любыми — потому что мы живые люди. А в том, что с нами происходит в попытке с ними ужиться. Мы пытаемся их проглотить, унять, деться куда-то от них. Не признаемся себе в них, скрываем от других — и именно тогда, а не само по себе, это может начать проявляться в теле, в том, что называется психосоматикой.

    Плюс практически всегда чувство обиды сопряжено с чувством вины за то, что я обижаюсь. Ведь «грешно» носить в себе обиды, мы должны быть добрыми и прощающими, плохо и стыдно обижаться на маму или на брата, злиться на родителей мужа, ведь это его мама и папа, которые дали ему жизнь или которые вам так помогают в эту беременность, а я вместо того, чтобы быть благодарной, еще и смею какие-то обиды иметь.

    Обида в соединении с долгом обязательного и как можно более быстрого прощения — вот именно этим долгом простить и стыдом от факта самой обиды часто забирают у нас очень много сил, прямо-таки выматывают в идее — что с ней нужно что-то обязательно сделать.

    Поэтому я скажу вам для начала парадоксальную вещь. Правда, позже, в этой главе я к ней прибавлю вторую часть. Следите за крупными буквами:

    Выдыхайте. Если вам обидно, значит, у вас есть на это какие-то ваши причины. Вы не плохи, не глупы, не неблагодарны, не еще какие-то оттого, что вам, по сути, больно. Одиноко, несправедливо, гневливо, грустно. У каждого из наших чувств есть своя логика возникновения в лабиринте наших ценностей и травм. Но эта логика, а значит, и ценность, и право на существование, всегда есть.

    Правда, эта логика — у каждого своя — есть еще и у вашего обидчика. И об этом мы тоже поговорим немного позже.

    В общем, если коротко — обиды забирают у нас прорву сил. А беременность — период, когда все должно идти на их накопление, на аккумуляцию.

    Еще хочется обозначить, что НЕ является прощением.

    Говоря об обиде, невозможно не говорить о ее конце — прощении. И тут у нас много культурологической и воспитательной путаницы. Под прощением мы понимаем «отпустить и забыть», что ни разу прощением не является, особенно в форме — просто не говорить об этом, не упоминать и не возвращаться к этому. Прощением не является разрешение другому так поступать, а я из чувства своего превосходства — ум нее-духовнее, так уж и быть, спущу ему с рук. Знакомо? Ну, что-то вроде, что в простой разговорной речи звучит как «что на дураков обижаться». Это ведь тоже не про прощение истинное. Прощение не заключается в том, чтобы объяснить себе, почему так другой человек поступает, как бы оправдывая его, хотя этот вариант наиболее приближен к зерну отпускания — прощения. Ну и, конечно, прощением не является такая тема, как «прощаю, потому что ты моя сестра», то есть из долга. Тут даже чувства как-то неприкрыто игнорируются и пропускаются, а ведь и обида, и прощение — не из категорий разума, они являются чувствами, это уровень души.

    Прежде же, чем говорить о том, что такое прощение, давайте подробно поговорим о том, что такое обида и как ее проживать.

    На самом деле такого чувства, как обида — ну, не то чтобы не существует, но само это слово обозначает сумму нескольких чувств, набор которых может разниться.

    В толковом словаре Ушакова: обида — «несправедливо причиненное огорчение, оскорбление, а также вызванная этим отрицательно окрашенная эмоция».

    Иными словами, обида — чувство несправедливости, неценности или обесценивания, сопряженное — это уже от меня и моих психотерапевтических знаний — с чувствами гнева и грусти.

    Гнев и грусть — это два основных вектора, на которые можно разбить переживание обиды.

    Гнев сам по себе как раз и есть чувство, вызванное нарушением наших границ в самом-пресамом широком смысле этого слова. Мы можем злиться на недостаточную заботу и значимость (как вид — сейчас будет каламбур — не просто нарушение границ, а то, что к ним даже не притрагиваются), злиться на несправедливое к нам отношение, недооценивание нас, несовершенные или совершенные не так относительно нас поступки. Там, где с моим мнением не считаются, там, где его подавляют. Там, где мне указывают, как мне надо поступить, думать или чувствовать, там, где я считаю, что другой должен думать, поступать или чувствовать, как мне кажется правильным. Да, именно так — про последнее. Ведь на этом так часто основываются наши обиды, а именно ее часть — гнев как уже наша агрессия в продавливании чужих границ.

    И вот мы и подобрались к ключевому здесь моменту. К границам. И к адекватности нашего гнева, к тому, насколько в рамках ощущения несправедливости наш гнев на другого справедлив.

    Когда речь идет о нарушении наших границ, а именно: кто-то другой говорит, настаивает, давит, указывает, как нам надо чувствовать, думать, что выбирать и считать ценным, и как поступать в связи с этим — это и есть нарушение наших границ. И здесь совершенно уместно испытывать злость и злиться по полной программе. Потому что никто не имеет права указывать нам, какими нам быть и что нам делать.

    Но когда мы сами начинаем считать, что вправе решать, что чувствовать, какие приоритеты и ценности иметь, как в связи с ними поступать другому человеку — в этом месте наш гнев делает нас агрессорами, пытающимися нарушить теперь уже чужие границы.

    Когда мама говорит нам, что я веду себя глупо: со своими страхами ходить к врачу и сдавать кровь из вены, нас она обижает, нарушает границы — своей оценкой, в которой как раз транслируется, как должно себя чувствовать в подобной ситуации. Но когда мы говорим ей о том, что она не предложила приготовить поесть, ведь я такая беременная и у меня нет сил, это уже про нарушение границ нами — маминых. Ведь, в конце концов, это не ее обязанность, а добрая воля — помочь. И тогда здесь уместнее испытывать грусть, что вот так вот она не хочет, тщетность, но без претензий к ней.

    Здесь же очень важно говорить еще вот о каких вещах: знает ли человек о том, чего нам хочется и что он при этом не делает? Сообщаем ли мы ему о своих потребностях, о том, что хотелось бы и чего НЕ хотелось бы, что бы он делал-говорил по отношению к нам? Это кажется элементарным. Но чаще всего я на этот вопрос на консультациях получаю «нет», будто мы живем в парадигме, что если я так считаю, то весь мир так считает. Но это совершенно не так, не очевидно, и наше мнение о чем-либо истиной не является, а другие люди, пусть даже самые близкие, телепатами, к сожалению или к счастью, не являются.

    Поэтому одно дело — это когда мы говорим о наших чувствах и потребностях, а другой человек все равно делает по-своему (и имеет право на это и свои представления об этом), что грустно (и об этом позже), и другое дело, когда он даже понятия не имеет, мы его не информировали, чего бы нам хотелось, зато обижаемся. Справедливо ли это?

    Точки на окружности и о языках любви

    У южноамериканских индейцев есть такой образ, раскрывающий идею истины или Бога, или самой сути.

    Представьте окружность и ее центр — точку посередине. Точка посередине — это и есть истина, а точки на окружности — сумма углов зрения на истину. Как нам известно из школьной геометрии, все точки окружности совершенно одинаково отдалены и приближены к ее центру. И в этом смысле — каждый из нас одинаково прав и одинаково не прав, говоря о том, что же есть такое — Бог, смысл, истина.

    Если представить себе центральную точку разноцветной, то тогда возможно объяснить, что человек, стоя на одной точке, будет утверждать, что истина — это когда, например, она синяя, а человек на диаметрально противоположной стороне окружности будет уверен, что она красная. И хоть их мнения будут совершенно разные, каждый из них будет по-своему прав.

    Истина же, опираясь на этот образ, находится не в плоскости в принципе, ее невозможно целиком обозреть J ни из одной из точек, но в объеме, в том, что над этим А всем, что дает возможность увидеть сумму этих точек. И она и есть Бог — в самом широком, духовном, . не обязательно религиозном смысле этого слова.

    Здесь же уместно вспомнить о слепцах и слоне, которого они описывали так или иначе в зависимости от того, где каждый из них находился: трогающий хвост утверждал, что слон — это тоненькое, юркое и длинное. Гладящий бок — представлял основным бескрайность, объемность, площадь, а хобот мог бы говорить о ширине, длине и могучести.

    Если преломлять эту теорию на тему, о которой мы сейчас говорим, то мне хочется донести мысль, что другой человек со своей точки зрения прав.

    Каждый из нас перед самим собой всегда поступает из ощущения собственной хорошести, своих ценностей, а также ресурсов и сил на данный момент времени. Крайне редки ситуации, когда мы сами делаем что-то осознанно из позиции «плохого человека». В природе человека изначально есть стремление к любви и добру, которое у каждого профильтровывается через его систему ценностей — религиозных, социальных, культурологических, исторических, семейных, в которых он рос, а также через его душевные травмы, которые могли исказить это чувство изначальной Любви, через зажимы и комплексы.

    Нам всем хорошо известна парадигма, от которой мы очень страдали в детстве, да и став взрослыми, чего уж скрывать, что нас, например (таких немало), совсем не хвалили, не рассказывали о наших достоинствах, не отмечали достижения, зато очень много акцентировали внимания на промахах, неудачах и критиковали. Когда, вырастая, спрашиваешь маму или папу, зачем так было делать, ведь было так холодно, и я вырос с комплексом неполноценности и неврозом перфекциониста, чаще всего получаешь в ответ что-то вроде: «Мы хотели, чтобы то, что ты делаешь, у тебя получалось еще лучше» или «Мы хотели тебя не разбаловать, потому что людей с высокой самооценкой не любят», то есть в этом явно звучит забота, вы ее видите? Тут есть мысли о том, каково человеку будет идти по жизни, есть идея того, чтобы у него все было как можно лучше, а вот то, через какую логику это проводится, — сугубо индивидуально.

    Или вот еще пример, скорее из послеродовой практики закрывания родов (это мой авторский психотерапевтический метод по проживанию чувств, связанных с родами), но вам будет понятно: когда жена обижается на мужа, что он не поддержал ее в роддоме, не отстоял в случае, когда ее, например, настроенную на естественные роды без вмешательств, под давлением убедили сделать эпидуральную анестезию или вводить окситоцин.

    Я обычно спрашиваю, просила ли она его напрямую о поддержке? Мог ли он знать сам, что она в ней в этот момент нуждалась, учитывая, что она при нем же — сама! — согласилась на эти манипуляции и по его логике — вполне могла этого хотеть ровно в этот момент. Особенно — и это часто — если при этом все было приправлено словами врача о том, как детка там внутри страдает и как ей необходимо уже помочь. И тогда тут включается еще и другой аспект заботы — о здоровье его любимой женщины и его ребенке, а иногда, в связи с тревожностью мужчин (они-то вообще не внутри этого процесса и значительно меньше в нем понимают, чем женщины!), вкупе с запугиванием врачей, это еще и забота о жизни его двух самых дорогих людей. Принять тут решение — «Нет! Мы отказываемся от эпидуралки!» — это как бы взять на себя ответственность за вашу жизнь и здоровье, что ему просто не может быть под силу и кажется просто безумством в контексте его компетенции и компетенции врачей, говорящих об угрозе.

    Плюс ресурс. Мы часто выставляем очень высокие счета мужчинам как неким машинам по производству безопасности. Но каждый из нас, прежде чем он является женщиной или мужчиной, с тендерными особенностями и социальными ожиданиями от него в связи с этим, является человеком — со своими страхами, комплексом неуверенности в себе и силами что-то делать или не делать. Каждый из нас родом из детства, и порой даже мужчинам крайне сложно говорить «нет», противостоять системе и т.д., и это не говорит о том, любит он нас или не любит, о степени значимости нас для него, о его мужественности даже, это вообще не показатель его чувств ко мне и его хорошести, это просто — его особенности.

    И в этом смысле —

    потому что он не наносил нам намеренного вреда, не обесценивал нас и не поступал, по своим меркам, несправедливо.

    Что, конечно же, не избавляет нас от грусти.

    И это — вторая часть переживания «обиды». Гнев бывает оправданным или нет, правомерным или нет, но в том месте, в котором мы упираемся в конец нашего влияния и натыкаемся на границы другого, будь то другой человек с его свободой воли или жизнь — Бог с Его волей — то, что мы именуем чаще всего обстоятельствами, мы скорее испытываем грусть. Вот то, что переживается не как рука, указующая в сторону конкретного человека, а как руки, которые разводятся в стороны — так есть, и это «есть» причиняет мне боль. Я испытываю досаду, что он не догадывается сам, а я не догадалась сказать. Я испытываю грусть, что он и сам такой же маленький раненый ребенок, что у него не хватает смелости защитить меня. Я чувствую боль, что он не может проявить по отношению ко мне тепла, потому что его самого в семье этому не научили.

    Я могу понимать все на свете «потому что», но это не отменяет того, что это больно — неважно, права я или нет, ведь это в любом случае не так, как мне бы хотелось, и тогда нормально, что в этом месте я сталкиваюсь со фрустрацией, с чувством бессилия и печали.

    Еще эта тенденция — обвинять, обижаться — часто связана в принципе с нашим стремлением найти виноватого. Таким образом реальность становится как будто бы объяснимой, управляемой, все еще в чьих-то руках. Куда сложнее переживать расстройство, что случилось не так, как я хотела, безвекторно.

    Что можно делать с грустью и гневом, как их бережно для себя и других переживать?

    С грустью все довольно просто, хотя именно это не просто. В грусти — грустить, в печали — печалиться. Разрешать себе это. У нас есть ведь и на это табу, грустить — будто бы впадать в уныние, нужно старательно радоваться и вытаскивать себя из тоски за хвост, как барон Мюнхгаузен. Но это уместно разве что в совсем деструктивных депрессивных состояниях, в жизни же, где мы сталкиваемся с разочарованием, с отказами, — совершенно нормально сталкиваться и с нашей тщетностью по этому поводу. Как ребенку важно уметь проживать отказы без «смотри, какая в небе птичка полетела» или «зато я тебе сейчас дам конфетку», так же и взрослому человеку проживание тщетности целительно.

    В тщетности мы становимся человечнее, научаясь принимать и уважать волю другого или его отличия от нас, даже если это слабости, с нашей точки зрения, и тогда в принятии, в признании этого мы научаемся истинно \ любить. Любить не за то, что тот другой — ровно такой, как нам хотелось бы, чтобы он был, в частности любил нас, но и с его трудностями в умении любить нас, как нам бы того хотелось, или с его особенностями характера, которые нам не нравятся.

    В тщетности мы теряем ощущение того, что вселенная подвластна нам, что мы контролируем реальность, что как бы дает нам ощущение безопасности, такое важное для нормального существования души человека в гармонии. Но, отказываясь от такого вида контроля — по сути иллюзорного, — мы получаем доступ к куда более обширному истинному контролю: не в наших руках, но в руках самой жизни, уравновешивающей все и покрывающей, в руках Любящего Бога, которому сверху, «в объеме» виднее и мудрее, относительно всего того, что вершится, поэтому руки можно пробовать разжать. Грустить — и разжимать. Не властна, не властна. И грустно, и плакать. И разрешать самой жизни грустить вместе с тобой, гладя по волосам, и утешать тебя. Так же, как, бывает, утешает родитель своего плачущего ребенка в слезах, причиной которых стал его же, родителя, отказ.

    В грусти очень здорово — выплакиваться и выговариваться. Если у вас есть возможность найти человека, способного вас просто выслушать — без попытки взять на себя роль судьи между вами и тем, на кого вы обижаетесь, без попытки принять чью-то сторону, очернить человека, которого вы на самом деле очень любите (чаще всего именно от их поступков нам и больно, реже нас обижают чужие люди), или очернить вас (да уж, поддержка, ничего не скажешь!), так вот — если у вас есть такой человек и он готов вас выслушать, наберитесь смелости ему открыться и выпустить всю тяжесть, что у вас на душе. От этого действительно сильно легчает, возникает чувство той самой «разделенности».

    Если же такого человека нет сейчас рядом, то, пожалуйста, не оставляйте себя одну. Ведь, в первую очередь, у вас есть вы сами, и вы сами можете себя выслушать. Берите бумагу да выписывайте, что на душе. Или просто пойте. Когда грустно — хорошо поется. А еще хорошо рисуется или просто гуляется. Берегите себя в этом очень.

    Идея о том, что никого нет рядом, возникает, когда мы сами от себя отворачиваемся. Если вам необходимо быть услышанной кем-то другим, есть люди, которые выбрали свою работу именно потому, что это является их огромной ценностью — разделять чувства других и оказывать поддержку. Не пренебрегайте помощью психотерапевта или доулы. Это качественная забота о себе.

    Хорошо бы еще в грусти попытаться понять: о чем именно ваша грусть? Как можно конкретнее распознать, в чем именно ваша потребность не удовлетворена? Что именно вы хотели бы? Что хотели в той ситуации, которая вас ранила, и что хотели бы сейчас в связи с этим?

    Например, тогда хотелось поддержки и принятия, внимания к моим потребностям, сейчас — чтобы у меня было право испытывать эту потребность в той ситуации, чтобы я имела право хотеть внимания и поддержки, иными словами: ключевая потребность сейчас — это признание моих чувств. Или — в связи с другой логикой чувств — неудовлетворенной потребностью может быть желание защиты, желание ощутить себя значимой для человека или еще что-то.

    Хорошо отвечать себе на вопрос что бы мне могло помочь сейчас? И найти формы, которые помогут это выполнить.

    В этом много любви. Той самой, которой мы так жаждем от других. Именно той, которой от других нам, сколько ни давай, она все равно будет уходить как в черную дыру. Той самой, которой на самом деле мы имели полное право быть напитанными в детстве и из этого опыта научиться так относиться к себе. Равно как мама сначала кормит нас грудью, потом готовит нам еду, а потом мы научаемся готовить сами, так же должно быть и с любовью — от матери к ребенку, которая преобразуется в здоровую самоценность и заботу о себе.

    А что можно сделать с гневом?

    О, злиться на самом деле может быть очень азартно и жизнеутверждающе.

    Сейчас я вам все расскажу!

    Часть этого я узнала из метода Мюррей, часть из опыта работы с клиентками.

    Берется рулон бумаги, типа старых остатков обоев или икеевской бумаги, маркер и пишется-пишет-ся-пишется от всей души, во всех нефильтрованных выражениях, как, зачем, на кого и почему ты злишься и в каких формах. Выписываешься вот прямо полностью, весь свой поток, до состояния облегчения. Потом рвешь это все на мелкие кусочки, страстно, задействуя тело в проживании эмоций («порвать как Тузик грелку»), складываешь в огромный мусорный мешок, несешь на природу и сжигаешь. И в тот миг, когда дым поднимается от пепла к небу, отпускай — пускай он несет Богу — богово, пусть он с этим разбирается.

    Или можно этот самый рулон бить ракеткой и выкрикивать все, что хочет сказать ваша злость.

    Вообще хорошо гнев не задерживать в теле — он часто живет невысказанностью в горле и мышечным напряжением или, наоборот, слабостью в ногах (бежать) или руках (бить, защищаться), вот нужно это все и задействовать, способов много. Можно бежать и кричать (в поле, если есть такая возможность), бить воду в море ладонями и снова кричать, сделать кричальную коробку!

    Это вообще мегатема, спасибо за нее огромное Мэрилин Мюррей! Берется обувная коробка, набивается плотно обрезками ткани или скомканной бумагой, заклеивается скотчем, делается круглая дырочка (если ее там изначально нет), обклеивается бумагой или раскрашивается (вот интересно, какую расцветку для коробки с такими целями выберете вы. ) и. готово! Туда можно кричать во все горло, и вас никто не услышит, она поглощает звук. Такая коробочка и в материнстве еще пригодится, да-да. Знаете, как в махровой, но точной интернетовской шутке про «Дети, я делаю вам хорошую маму», вот так — взяла коробку, закрылась в комнате — прооралась и вышла вся такая блаженная.

    Как звучит ваша обида? Смотрим глубже

    Думаю, такое всегда есть смысл делать, чтобы оставаться в ясности с собой и своей жизнью.

    Если бы ваша обида могла говорить, как бы она звучала? Все ли оттенки чувств мы обнаружили? Если пробовать эту конкретную ситуацию — обиду — изложить максимально емко, схематично — как бы она звучала?

    И тогда, сформулировав это, попробуйте абстрагироваться от ситуации и задаться вопросом — а вам знаком такой сценарий? Что-то он вам напоминает?

    Очень часто болезненные ситуации во взаимоотношениях с близкими людьми, которые нас цепляют и задевают чувства, оказываются вовсе не про «здесь и сейчас», а про какое-то базовое травмирующее переживание, с которым ты могла иметь дело в детстве как хронически, постоянно, так и разово, но очень ярко. И тогда не так важно, что происходит снаружи, с этим конкретным человеком, мы реагируем на какие-то маркеры — тип реакции другого человека, мимику, слова, и их мы трактуем однозначно, подгоняя под смыслы, которые звучали в базовой травматической ситуации. То есть, например, если папа в детстве высоко поднимал правую бровь или поджимал губы, подразумевая в этот момент, что ты непроходимая дура и сама во всем виновата, то, если то же самое в конфликтной ситуации сделает муж, мы ощутим то же, что и в детстве, — чувство одиночества и покинутости без идеи, что в данном случае высоко поднятая бровь — это признак удивления, и нам и в голову не придет, что он нас ни в чем не обвиняет вообще. Это так называемый наш «паттерн» или «триггер».

    Когда мы сталкиваемся с чем-то подобным, разум затмевают те самые непрожитые из боли чувства, и наши слезы, крики, обиды адресованы в этот момент не к мужу, как часто бывает, а к маме или папе. Им мы кричим о непризнанности и незначимости, а для мужа мы при этом можем быть очень значимыми и ценными, а наш фильтр сколько-нибудь-летнего раненого ребенка не позволяет это даже просто увидеть и поверить в это.

    И тогда важно разлеплять, находить отличия той базовой ситуации от нынешней. И тогда станет возможным увидеть, что вас, скорее всего (но не всегда), и обидеть-то никто не хотел и что вас любят и ценят. И тогда важно по той же схеме, что я описывала в главе «В поисках поддержки: наши ресурсы и опоры», а также здесь про грусть и гнев, прожить те свои детские чувства, отгоревать, может быть, еще написать теплое и поддерживающее письмо — в прошлое — той своей маленькой девочке.

    А человеку, который вас обидел, можно сказать, что ваши чувства были направлены не на него или относились не полностью к нему или вовсе не к нему, но для вас есть вот такая-то ситуация из детства, и поэтому вы так реагируете. «И поэтому, пожалуйста, пойми меня — когда ты делаешь так и так, я просто попадаю в те переживания и воспринимаю это, будто ты ко мне относишься так и так. Поэтому, пожалуйста, помоги мне — напоминай, в какой реальности я нахожусь, если ты видишь, что меня сносит. И по возможности — избегай доносить до меня свои чувства таким способом».

    В ситуациях же, когда ваша обида действительно направлена на данного человека, здесь и сейчас, или она и про прошлое, но и про нынешнее тоже, есть смысл проживать и грусть, и злость, и доносить до человека в приемлемой форме, что с вами так нельзя.

    В отношениях самое важное — разговаривать, договариваться. Вы можете быть уязвимыми и говорить за себя, о своем восприятии: «Когда ты делаешь так и так, я думаю, что я для тебя то и то».

    Сверяйтесь — «Когда ты говоришь вот это, я воспринимаю это так и понимаю это как. — скажи мне, это так и есть?» Не продавливайте тут того, кто вам отвечает, вы ведь приглашаете и его к уязвимости. Допустите, что то, что он сейчас вам будет говорить, и есть правда. Это про доверие в отношениях.

    Договаривайтесь — «Если я начинаю себя вести так и так, мне лучше всего поможет прийти в себя, если ты скажешь то и то и ни в коем случае не будешь делать того и того».

    Если все это звучит как просьба, если вы в семье как в одной команде, если другой человек вас правда любит, по самой-пресамой большой вероятности все у вас будет хорошо.

    www.sweli.ru